Новости Украины и мира

Медвежья помощь

Экономика

Ян Лепетун

Для тех, кто интересуется проблемами борьбы с бедностью, прошедший год не дал особого повода для радости. Десятая годовщина Целей развития тысячелетия, найамбіційнішої в истории программы международного развития, показала крайне ограниченный прогресс в их достижении. Это еще не полный провал, но вполне вероятно, что и через пять лет Цели будут выглядеть не более, как очередная неудачная попытка Запада преодолеть бедность в мире.

Недостижимые цели

Сегодня ООН признает, что улучшение жизни в беднейших странах происходит «неприемлемо медленными темпами», и нескольких из восьми комплексных Целей тысячелетия не удастся достичь в определенное время. Кроме того, глобальный экономический кризис только ухудшит ситуацию: по оценкам ООН, в 2010 году пропасть между обещанным и реальным поступлением денежных средств со стороны развитых стран составит $20 млрд. Для сравнения стоит вспомнить, что на спасение собственных банков и корпораций, которые пострадали вследствие кризиса (во многом ими же самими созданной), ЕС выделил около триллиона евро.

Но ли удалось бы достичь Цели развития тысячелетия, если бы обязательства по помощи были выполнены? Модель, по которой человечество борется с бедностью, строится в большой степени на обязательстве развитых стран помогать бедным. И главная проблема в том, что эта помощь, с одной стороны, апеллирует к святому желание помочь страждущим, а с другой, является структурным явлением международной экономики и политики. Ответы на вопрос о нужности помощи часто бывают полярными и преимущественно обусловленные идейными убеждениями.

Международная помощь как постоянная составляющая международных отношений сложилась после Второй мировой войны. Традиционно она поступает в трех видах: как гуманитарная, военная и как помощь на реконструкцию и развитие. Необходимость первой вряд ли можно поставить под сомнение, так же как и опасность второй: в свое время Запад и Кремль вооружили слишком много диктаторов. Несмотря на это, в бюджете международной помощи, которую США планируют предоставить в 2011 году, треть занимает именно военная помощь.

Потеряны миллиарды

Помощь на развитие является наиболее неоднозначной. Ее целью является сприння созданию условий для устойчивого развития в тех странах, которые не способны это сделать самостоятельно. Однако ее критики убеждают, что помощь оказывает плохие стимулы для правительств-получателей, делая их зависимыми и подавляя поиск собственных средств финансирования. Доля международной помощи в бюджетах некоторых стран, которые развиваются, достигает 45%.Хотя эта идея в коем случае не новая (она уходит корнями в 1970-е годы), учитывая неудовлетворительные результаты ЦРТ, количество ее сторонников, вероятно, возрастет.

Слабая эффективность международной помощи нигде не является столь очевидной, как в Африке. Более чем $1 трлн., отправленных в Африку за все ее постколониальном существования с учетом инфляции, составили бы шесть Планов Маршалла американской программы, которая помогла Европе отстроиться из послевоенной разрухи). Несмотря на это, по уровню развития Африка все еще отстает от Европы на долгие годы. Перекачиваемые на Черный Континент деньги просто не работают на экономику местных стран. И причины этого не только в коррупции, как многие считают.

Ніліма Гульраджані, сотрудница в Институте по исследованию развития при Лондонской школе экономики, утверждает, что критики международной помощи часто уделяют слишком много внимания именно проблеме коррупции, и мало – неравенства бедных и богатых стран. В конце концов, коррупция в развивающихся странах, частично идет в пользу Запада, ведь оседает в стабильных западных банках. Настоящая оценка этого усложняется тем, что соответствующая статистика просто отсутствует. То же самое касается не только коррупции, но и выгоды от прямых государственных инвестиций, который развитые страны получают от вложений в развивающиеся страны. Но неофициальные данные также способны дать представление о масштабах структурного дисбаланса. Например, недавнее исследование Массачусетского университета показало, что в 1972-2004 годах в общей сложности $420 млрд были выведены из Африки.

Прошлого лета Нидерланды и Великобритания приостановили свои многомиллионные программы помощи на развитие Танзании, обвинив страну в неприязності до иностранных инвесторов. В стране, которая некогда считалась любимицей доноров, этот шаг вызвал возмущение правительства и оживленное обсуждение в прессе. То, что Танзания погрязла в коррупции, не было ни для кого новостью и раньше. Даже ее президент открыто заявил, что треть бюджета ежегодно разворовывается нечестными чиновниками (кстати, именно такую долю в нем составляет международная помощь). Однако это не мешало Западу закачивать в страну миллиарды долларов.

Помоги себе сам

Международная помощь глубоко укоренена в структуру мировой политической и финансовой системы и, соответственно, отражает баланс сил в ней. Поэтому часто то, что выглядит как благотворительность, на самом деле являются продолжением дипломатии и приносит выгоду совсем не тому, к кому поступает. Несмотря на свое название, помощь на развитие во многих случаях является ссудой одному правительству от другого государства или институты (МВФ или Всемирного Банка). Так называемый «мягкий кредит» предоставляется под малый процент и имеет более длительный срок погашения. На самом же деле обслуживания иностранных кредитов является большим бременем для многих экономик – в Нигерии он составлял почти половину ВВП. Кроме того, распространена практика, когда помощь предоставляется на тех условиях, которые необходимы закупки товаров должны происходить из страны-донора. В некоторых программах государственной помощи до 75% средств возвращается в страны-донора.

Однако это далеко не единственная цена помощи. После Холодной войны акцент доноров сместился с политики на экономику, что нашло свое отражение в требованиях открытия рынков и либерализации капиталов. Несмотря на то, что свободная торговля выгодна экспортерам, Запад заполонил рынки развивающихся стран, своими субсидируемыми товарами. В 1960-х Африка была способна прокормить себя – сегодня же она импортирует продовольствие на сумму $19 млрд. ежегодно. Ніліма Гульраджані говорит, что «главная проблема в борьбе с бедностью вовсе не в объемах помощи, а в структурном дисбалансе между развивающимися странами и развитыми странами». В то время, как США и (в меньшей степени) Европа проповедовали либерализм и открытость рынков, на самом деле они вводили протекционизм и закрывали границы для товаров, которые составляли конкуренцию местной продукции. Во многом эта практика действует до сих пор.

Продолжение внешней политики

Государственная помощь на развитие чаще способствует режимам при власти, чем простым людям. Причиной этого является то, что она предоставляется с учетом политических приоритетов поставщика, а не потребностей людей в конкретных странах. Время это обвинение справедливо не только относительно структурной помощи, но и о гуманитарной помощи. Британская телерадиокомпания ВВС опубликовала весной свое расследование об использовании гуманитарной помощи Эфиопии во время великого голода 1984-85 годов, от которого погиб миллион людей. Средства и продовольствие для помощи этой стране, собранные в рамках концерта Live Aid, были преимущественно переданы и пошли на пользу различных групп повстанцев, которые боролись против диктаторскому режиму Менгисту Хайле Маріама.

Во время Холодной войны СССР и США без всякого стеснения поддерживали своих «хороших диктаторов» в разных странах. Американская политически мотивирована помощь имеет место и сегодня, только в схеме врагов коммунизм заменен терроризмом. Поэтому не удивительно, что приоритетным получателем помощи США является Афганистан. Но и в XXI веке здесь мало что отличается от политически мотивированной помощи коррумпированным правительствам-сателлитам, которая имела место во времена Холодной войны.

На конференции доноров в Париже в 2008 году с гордостью было объявлено о строительство и восстановление 680 школ в Афганистане. Продюсер документального фильма On the Dollar Trail Пол Морейра взялся исследовать использование донорских средств в этой разрушенной стране. В Кабуле, где эти школы нужны больше всего, он не смог найти ни одной из них. В то же время, когда был свергнут Талибан, в престижном районе Кабула быстрыми темпами идет строительство роскошных вилл. В списке счастливчиков, которые там живут, – военное руководство и приближенные к нему люди. «Есть большая пропасть между разговорами и действительностью, — говорит Морейра. – Часть денег [предназначенных на строительство школ] попадает в привилегированных людей из режима».

Предоставление иностранной помощи через сеть НПО, которых в Афганистане больше 2000, во многих случаях состоит в индустрию по отмыванию средств. «От афганского экс-министра планирования я знаю, что 75% из НГО, которые работают в стране, беспомощные», – рассказывает Морейра. – «Большинство НПО сформированы афганцами, но некоторые иностранцы также злоупотребляют средствами». Несмотря на бешеный наплыв донорских средств в Афганистан, $52 млрд. со времени свержения Талибов, проамериканская администрация страны так и не смогла создать структуру для мониторинга их использования.

Объединяя усилия

И все же, несмотря на имеющиеся данные о коррупции и неэффективное использование средств, пользу международной помощи не должна быть недооцененной. Скоординированными усилиями стран-доноров и реципиентов удалось вытащить из крайней бедности сотни миллионов людей, преимущественно в Азии, и удачно вести борьбу с такими болезнями, как оспа или полиомиелит. Согласно данным UNAIDS, за последние восемь лет в 22 странах субэкваториальной Африки, наиболее пораженных Спидом, статистику заболеваемости удалось снизить на более чем 25%. Однако в то же время нынешним «азиатским тиграм» удалось выйти на путь роста во многом благодаря тому, что используя помощь Запада, они не поддавались на условия полного открытия рынков товаров и финансовых рынков. В сочетании с практикой микрокредитов это наглядный пример того, как «международная помощь» может действительно быть более чем прикрытием для продолжения западной гегемонии. Поэтому борьба за международное развитие должно вестись на других фронтах. Помощь может быть лишь временным средством, говорит Ніліма Гульраджані, и главным приоритетом должен стать пересмотр режимов торговли, а также баланс голосов в рамках ВТО и МВФ.

8 мировых Целей развития тысячелетия :

Преодоление голода

Преодоление крайней бедности

Предоставление начального образования всем детям

Содействие половому равенству

Уменьшение смертности детей

Улучшение материнского здоровья

Борьба против ВИЧ/СПИД и других опасных болезней

Обеспечение стабильного развития окружающей среды

Цели развития тысячелетия для Украины – 6 ориентиров:

Преодоление бедности

Обеспечение доступа к качественному образованию в течение жизни

Обеспечение устойчивого развития окружающей среды

Улучшение здоровья матерей и уменьшение детской смертности

Ограничение распространения ВИЧ-инфекции/Спида и туберкулеза и начало тенденции к сокращению их масштабов

Обеспечение гендерного равенства

Хелен Кларк , администратор Программы развития ООН

Украина среди лидеров в регионе СНГ по снижению уровня бедности и материнской смертности. Также в стране возросло количество детей, обучающихся в школе. Но нерешенными остаются вопросы, касающиеся водоснабжения, а особенно в отношении ВИЧ/СПИД, поскольку постоянно растет уровень смертности вследствие данного заболевания. Больше всего эпидемия сконцентрирована в группах высокого риска среди потребителей инъекционных наркотиков, но четкие интервенции исправили бы эту проблему, которая перекликается с проблемой распространения туберкулеза. Конечно, мы имеем определенную стратегию борьбы с этим смертельным заболеванием, в частности внедрение обмена шприцами. Я считаю, что если Украина сосредоточится на решении этих вопросов, то к 2015 году она сможет выйти на высокий результат.

В последнее время мы довольно много работали для повышения эффективности нашей деятельности, и сейчас ООН является первой организацией, которая приходит на ум, когда страна нуждается в помощи в определенной критической ситуации. Также мы обращаемся за помощью к другим государствам. Относительно Украины, то мы рассматриваем ее как страну со средним уровнем доходов и поэтому определенная часть западных, классических стран-доноров в Украине не работает, зато здесь активно работают Европейская Комиссия и СIDA – Канадское агентство международного развития, ведь в Канаде проживает большая украинская община.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Экономика

Go to Top