Непривлекательная буржуазия

Экономика

Предприниматели – это не пришельцы и не закрытая каста, что решилась легализоваться во времена зарождения рыночной экономики, на заре так называемого кооперативного движения.

Это были те же советские люди: вчерашние рабочие, привыкшие полагаться на собственные руки, а не на сочувствие профбоссов, партийный билет и мантру о «гегемонах»; сотрудники НИИ, которые стремились реализовать свой интеллектуальный потенциал вне системы; крестьяне, грезившие стать хозяевами на собственной, колхозной земле; продавцы и завмаги, что хотели торговать с удовольствием и улыбкой себе в прибыль, без «черного хода», тайников под прилавком и тому подобного. Те же люди, но мотивированные, со здоровой долей авантюризма.

677997

Осуществить коммерческий вояж в Польшу и Турцию для гражданина вчера еще закрытой на ржавый замок страны, где целые поколения выросли в пренебрежении к «спекулянтам» и «частникам», — это был своеобразный подвиг. Конечно, все надо было осуществить успешно: преодолеть границы, откупиться от рекетни, вовремя поменять валюту, продать товар, получить прибыль. Их тогда и бизнесменами называли с иронией, а вообще – торговцы, «челноки», хорошо еще, когда не по-лагерному — «барыги». И эти самые новые буржуа экономику узнавали эмпирически, часто вперемешку с феней и «понятиями». 90-е, что с них взять!?

Они прошли свою внутривидовую борьбу: кто вышел на новые, более высокие ступени предпринимательства, кто сдался, кто-то застрял в тех же 90-х, кто-то наладил уютный семейный бизнес – такой, какой кормит миллионы людей во всем цивилизованном мире.

Государство подарило им упрощенную систему налогообложения, которую все еще мечтает отменить, впрочем, с многочисленным предпринимательским классом приходится считаться.

В отличие от класса рабочего, профсоюзы которого давно уже разъели метастазы олигархии, мелкие бизнесмены умеют объединяться на базе своих интересов и являются довольно революционным слоем населения: они подняли свой налоговый Майдан, благодаря их стараниям в значительной степени был сыт и обогрет Майдан во время Революции Достоинства, они же массово влились в волонтерское движение во время войны.

Очередной этап естественного отбора может сократить прослойка активных и способных людей к каким-то позорным показателям полудикой страны

Это еще далеко не средний класс, каким его видят социологи, это еще не тот микробизнес, что является китом экономики, как в Европе, так и в успешных азиатских странах. У нас о нем любят говорить с высоких трибун (найдите партийную программу, в которой нет пункта о «необходимости государственной поддержки среднего и малого бизнеса»). Но это те избиратели, которых не купишь гречкой, и не те бизнесмены, которым достаточно иметь нескольких депутатов в парламенте, чтобы «порешать» все важные вопросы, поэтому власть держит с ними дистанцию.

В результате мелкое предпринимательство, несмотря на некоторые действительно положительные примеры, топчется где-то на обочине. Собирательный образ такого бизнеса – киевские МАФы и провинциальные рынки, стимулирующие дикую, плохо организованную торговлю, к которой привыкли, как бы и мешает, но куда ее девать? Как на уровне большой политики игнорировались проблемы государственной безопасности и сепаратизма, так и на уровне местных советов игнорировался мелкий бизнес: платит какие-то налоги, а нередко и взятки – и Бог с ним, пусть города напоминают трущобы в перенаселенных странах, зато заботиться ни о ком не надо: мелкий предприниматель сам себя прокормит, чтобы ему от государства ничего не требовалось. Зря.

Можно, конечно, с саблей наголо наскочить на МАФы, вспомнить, что вокруг этого микробизнеса начинает греть руки уже вовсе не микро-, а довольно большой капитал к тому же с ощутимым уголовным духом: кто не помнит битв за днепропетровскую «Озерку» или одесский «Седьмой километр»? Законсервировать проблему – универсальный рецепт «украинского чуда». Пока бизнесмен не получит приемлемой альтернативы, он будет обживать уже освоенную территорию и не пойдет к ТРЦ, где в арендную плату забиты и многочисленные откаты при строительстве, и просто «понты»: бизнесмены или рассчитываются за них, или остаются на улице под самодельным навесом.

Кризис и война возвращают мелкое предпринимательство, как и всю национальную экономику, в голодные 90-е. Очередной этап естественного отбора может сократить прослойка активных и способных людей к каким-то позорным показателям полудикой страны. Особенно если рядом с чисто рыночными испытаниями останутся такие вечные спутники микробизнеса, как абсурдная разрешительная система, ориентированные на взятки органы контроля и прочие прелести «бережного» отношения власти к тем, кто решил отказаться от содержания со стороны государства и олигархов.

Дмитрий Крапивенко

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*