Новости Украины и мира

Новый эксперимент над гривной

Экономика

Украина якобы выходит из кризиса, и каждый день делает нам сюрпризы. К сожалению, преимущественно неприятные. После роста цен на коммунальные услуги, газ, бензин, все продукты питания, нас плавно начали готовить к новым проблемам — очередной девальвации гривны.

Чтобы это понять, достаточно просмотреть заголовки новостей за последние недели.

Вот, к примеру, настоящая бомба — заявление вице-президента НАН Украины Валерия Гейца о необходимости девальвации гривни. По его словам, сегодня отечественные экспортеры теряют ценовое преимущество на международных рынках. И если, мол, инфляция по итогам этого года превысит 10%, то конкурентоспособность экономики может “снизиться до нуля и даже опуститься ниже. Валерий Геец считает, что “курс на укрепление — это содействие повышению уровня жизни в других странах”, поскольку за счет относительно бедных стран будет поддерживаться рост более развитых экономик.

“Предпосылкой для девальвации также является активизация потребительского импорта, подогретая кредитованием населения. Еще минус 10 миллиардов долларов в текущем счете, и будет повторение 2008 года”, — убеждает авторитетный экономист господин Геец.

А вот растиражировано заявление другого экономиста, члена совета НБУ Романа Шпека. Он в комментариях отмечает, что ценовые преимущества, которые были в украинских экспортеров после глубокой девальвации в 2008 году, сейчас уже потеряны. Соответственно, по мнению банкира, рассчитывать на существенное увеличение экспорта без специальных программ его поддержки невозможно. А главная программа поддержки, как вы догадываетесь, — обесценивание гривны.

Интересно то, что в агитаторы, которые обосновывают необходимость обесценивания национальной валюты, попал и экс-заместитель председателя правления Нацбанка Александр Савченко. Он публично заявил, что чем стабильнее курс, тем больше вероятность повторения кризиса образца 2008 года. “Чем быстрее мы откажемся от политики стабильного курса, тем быстрее выйдем из кризиса и меньше будет вероятность нового”, — подчеркнул Савченко. Кстати, это тот самый Савченко, который еще несколько месяцев назад, чтобы угодить тогдашний премьеру Тимошенко, уверял, что курс гривны искусственно опустили и вскоре он может вернуться на докризисный уровень. Сегодня по неизвестным причинам господин Савченко резко изменил свою позицию.

Даже экс-министр финансов Виктор Пинзеник в лентах новостей “убежден, что проведение политики негибкого » курса может стать основанием для серьезных испытаний гривни в будущем. В переводе на понятный язык это означает, что господин Пинзеник тоже готов оправдать дальнейшее обесценивание гривны.

Странно, но в гривне не нашлось заместителей. Кто заинтересован в том, чтобы гривна потеряла позиции?

На эту тему рассуждали Владимир Лановой, директор Центра рыночных реформ, Юрий Гребенчук, генеральный директор Центра социально-экономических исследований “Диаматик”, Виталий Шапран, кандидат экономических наук, финансовый аналитик, заместитель директора агентства “Эксперт Рейтинг”, Николай Ивченко, руководитель Информационно-аналитического центра “Forex club” в Украине.

Ю. Гребенчук:

— Понятно, что это выгодно только экспортерам. Очевидно, такие заявления не могли прозвучать просто так, без оснований. Украина должна рассчитываться с долгами, которые набрал господин Азаров. А откуда взять валюту? Нужен экспорт. Вместо того, чтобы развивать экономику, которую убил Азаров, у нас хотят девальвировать гривну, увеличить пенсионный возраст, забывая, что у нас очень маленькая продолжительность жизни.

Без сомнения, все эти заявления — однозначно заказные. Догадаться, кем именно, — не сложно. Кто у нас основной парень, который заплатил за выборы Януковича? Это Ахметов, который уже увеличил свое состояние за год с 6 до 18 миллиардов долларов. Ему очень выгодно, чтобы национальная валюта снизилась в цене и экспорт подешевел. Это его дополнительные доходы. Также девальвация выгодна господину Фирташу, который владеет химическими предприятиями. Ведь эта продукция также идет на экспорт. Кажется, в такой способ правительство Януковича рассчитывается со своими инвесторами.

Можно ли предположить, что такие заявления имеют далеко идущую цель — подготовить людей к неизбежному обесцениванию гривны?

В. Лановой:

— Такие заявления — это желание быть умнее всех. Возможно, мы могли подозревать, что устами ученых власть хочет запустить пробный шар, чтобы все постепенно привыкали к такой мысли. У нас нет понимания, что стабильность денежной единицы является ключевым пунктом всего, что происходит в стране. В Украине, наоборот, денежная единица является решением локальных вопросов, отдельных кредитов, рекапитализации банков для построения нескольких мостов или автострад. У нас смотрят на деньги, как на средство для бизнеса, а не как на важный компонент структурного развития.

Есть ли сегодня реальные предпосылки для новой девальвации гривны?

В. Шапран:

— Это отрицательное сальдо торгового баланса. Ожидается, что оно станет еще большим. Однако специфика Украины в том, что в этом сальдо заложено дорогой импорт. Основная его составляющая — дорогой газ. Поэтому выбор валютной политики будет сделано во время газовых переговоров с Россией. Если правительство не достигнет фиксации цены на газ в пределах 200 долларов за тысячу кубометров, тогда можно будет говорить о возможной девальвации гривны.

В. Лановой:

— Валюты в страну приходит все меньше по сравнению с расходами по импорту. Финансовый кризис становится все ближе. В этом году мы будем наблюдать провал бюджетного процесса. Следующий — будет провал курса гривны, потому что валюты не будет хватать. Экспорт действительно неконкурентоспособен, его темпы отстают. А постепенная девальвация выглядит спасительной соломинкой.

М. Ивченко:

— Ситуация у нас, если анализировать основные макропоказатели, пока не такая уж и критическая. Но Геец и те, кто высказывался, в чем-то правы. Если мы хотим стабильного дефицита торгового баланса, хотя бы близкого к нулю, то нам нужно девальвировать валюту. Однако чтобы это сделать, должны быть предпосылки. А сейчас их практически нет, потому что у нас отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса компенсируется притоком валюты. В частности, кредитами МВФ, размещением еврооблигаций, которое у нас было в феврале, кредитам, которые берут банки и предприятия, — реальными инвестициями в экономику. Поэтому валюты в страну поступает достаточно. И если сейчас искусственно девальвировать гривну, то это может вызвать дисбалансы.

Какими будут последствия девальвации нашей валюты?

В. Шапран:

— Опять паника, дестабилизация кредитной системы, снижения импортной отрасли. А это — потеря рабочих мест, компании, которые взяли кредиты, снова не смогут их возвращать. Энергоресурсы резко подскочат в цене, а с ними — другие товары.

Для любой экономики девальвация — это хорошо, потому что за этим — национальные интересы. Однако, учитывая нашу специфику, делать это нужно определенным образом — медленно и мягко.

Действительно ли наши экспортеры теряют преимущества на международных рынках и поэтому нужна девальвация?

В. Шапран:

— Это не так. Что значит “они теряют преимущества”? А чего ожидали владельцы предприятий и руководители государства? Не нужно играть курсом, а следует заставлять олигархов, которые накупили заводы, строить публичные компании, привлекать инвестиции на западных площадках, проводить публичное размещение акций. Тогда они имели бы ресурс для реконструкции этих заводов, выпускали бы высоколиквидную продукцию. Однако наши металлургические предприятия в таком состоянии, что мы отстаем от китайцев на восемь лет.

За то что олигархи не хотят вести себя цивилизованно, должны рассчитываться мы — рядовые украинцы. Сегодня нам предложат девальвации с 8 до 10, а завтра — с 10 до 15 гривен за доллар.

Когда следует ожидать девальвации? Какой она будет?

В. Шапран:

— Думаю, по крайней мере до конца года такого решения не будет. Если правительство и пойдет на этот шаг, то рационально было бы опустить нашу валюту до 8,5. Однако прежде, чем сделать это, нужно провести большую работу среди населения. Любое движение курса приведет к новому изъятие населением средств из банков.

М. Ивченко:

— Думаю, что в краткосрочной перспективе возможно снижение гривны на 1-3%. То есть если сейчас средний курс — 7,97 гривни за доллар, то снижение на 3% означает установление курса 8,20. Однако даже 3% — это многовато. Зная наших людей, можно предположить, что они превратят это на 5-10%, учитывая, что наличный рынок занимает примерно 20% валютного рынка.

Здесь еще важны внешние причины. Известно, что началось замедление американской экономики. Если темпы замедления ускорятся, то тогда теоретически будут основания для уверенной девальвации. Если же внешних причин не будет, то искусственная девальвация на несколько процентов — это ускорение темпов инфляции. Кроме того, рухнет банковский сектор.

В. Лановой:

— Если у нас инфляция составляет 12% в год, то девальвация может быть в пределах 6-7% в год. Беда лишь в том, что у нас нет продуманной денежной политики, а есть лишь ситуативные решения — то Нацбанк ослабляет валюту, то усиливает в угоду кому-то. Все делается ради отдельных групп, фирм, фасадных побед. И в этой ситуации можно ожидать любых, даже самых абсурдных решений.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Экономика

Go to Top