С хлебом — к оленям

Экономика

Кто-то зарабатывает на свиньях или козах, кто-то предпочитает разводить кроликов или кур. А в хозяйстве Михаила Бугаша живет более 200 гордых оленей! На питание себе они зарабатывают… рогами.

…Позади остался город Хуст. Между Изой и Липчею небольшая сельская дорога сворачивает в сторону. Когда лежит снег, к оленеферми можно добраться только на джипе. Михаил Бугаш открывает нам железные ворота.

“Может, разводить каких-то других животных в хозяйстве —выгоднее. И я не гонюсь за большими деньгами, — говорит господин Бугаш. — Влюбился в этих гордых красавцев с первого взгляда! Они все чувствуют и понимают, а “говорят” глазами.

Еще во времена колхоза решил, что буду разводить оленей. Люблю эту рогатую братию, к ним отношусь как к своим детям. Еще никогда не поднял руку на оленя”.

“Только за рога не трогайте”

Недавно в ухватов закончился гон. Все самочки срочно, поэтому летом ждут пополнения.

“Сейчас главное — перезимовать без потерь. Как только выпал снег, как появились волки, ночью одного заметили возле фермы, — беспокоится хозяин. — Прошлой зимой к нам аж из Полесья наведались трое волков, наделали вреда в селе, растерзали два десятка овец. Мы охраняли стадо днем и ночью, двух волков в конце застрелили егеря”.

Подходим к оленям, что кружат возле кормушек с сеном. Увидев чужаков, они пугаются. И господин Михаил знает, чем привлечь сохатых. Соблазняет запахом свежего хлеба. Несколько минут — и уже самый смелый берет из моей руки горбушку. Ух ты, как понравилось!

Молоденькие самцы, на спинках которых еще видны белые пятна, значительно осторожны: схватив сухарик или печенье, мигом відстрибують в сторону. А пугливые самочки наблюдают, стоя в стороне. Одна из них не выдерживает, подходит, вытягивает шею и издает звук, похожий на плач ребенка: “Ес, ес, ес”.

Угощаю лакомку, олениха уплетает кусок хлеба, но погладить себя не дает.

“Наши олени привыкли к туристам, они почти ручные. И за рога их не трогайте, потому что могут уколоть или ударить, — предостерегает хозяин. — Еще они не любят, когда их гладят по шее. Видимо, такой инстинкт заложен природой. Ведь когда на них нападают хищники — хватают за загривок.

А если кто-то из смельчаков попытается доить олениху или хотя бы прикоснуться к ее вымени — пусть готовится к пинков. Как-то один из смотрителей на ферме попытался подоить самичку — ничего не получилось. А как только немного отошел, как она догнала его и с разбега изо всех сил ударила передним копытом под зад”.

Недобрую человека чувствуют сразу

Первую в Украине оленью ферму основали в 1987 году на базе колхоза. Ухватов — 32 северных пятнистых оленей — самолетом привезли из Приморского края. Дальневосточные красавцы из Маньчжурии до теплого климата Карпат привыкли на удивление быстро.

2003-го колхоз ликвидировали, а ферму, где уже насчитывалось 63 олени, передали в пай Михаилу Бугашу и шестерым односельчанам. Сейчас хозяйство занимает 57 гектаров леса и пастбищ со ставками. Следит за порядком здесь четверо, самый старший — Иван Орос. Не каждому дано найти общий язык с гордыми рогачами, а его олени понимают с полуслова. Особенно когда зовет стадо к кормушкам.

“Дважды повторять оленям не надо, мчатся, сломя голову, — говорит дед Иван. — А недобрую человека чувствуют сразу! Однажды к нам приехал чиновник из Киева, решил посмотреть на оленей. Звери привыкли, что туристы подкармливают их хлебом. А тот отломил от буханки кусок и сунул себе в рот. Поделиться с оленями забыл. Вот его и проучили: один из самцов встал на задние ноги и как ударит его копытом в грудь. Начальник упал и головой об ворота ударился. Лежит, не дышит. Пришлось на него ведро воды выплеснуть. Когда очнулся, спрашивает: “А что это со мной было? “Да ничего”, — успокаивает его водитель и айда в машину”.

Бизнес на пантах

“Самцы дважды в год остаются без рогов. Ранней весной сами сбрасывают закостенелые. Кстати, чем старше олень, тем тяжелее у него рога. У самцов-двухлеток — небольшие “шпильки”, — объясняет господин Орос. — Такие не завесят и килограмма. А вот у 5-6-летнего оленя — тяжелая ветвистая корона рогов на голове. Когда их сбросит, за два месяца отрастают новые. Те молодые роженята, покрытые тончайшей корочкой, — и есть панты. Из них вырабатывают пантокрин, а собирают, пока не закостенели”.

Раньше рога спиливали вручную, и для оленей это очень травматическая процедура. “Так они кричали, как дети, неделями меня этот крик потом преследовал”, — говорит господин Бугаш. Поэтому процедуру сделали быстрее и гуманней. Оленевод демонстрирует деревянную “гільйотинку”: раз — и все, олень может бежать. Почти не болит.

Раньше панты спиртували и отправляли на фабрику, а рассчитывались с хозяйством в течение года. “Сейчас представители фармакологической фирмы приезжают к нам во время забора пантов и сами отправляют их на предприятие, — рассказывает хозяин. — Из пантов делают уникальные препараты для лечения болезней желудочно-кишечного тракта и нервных расстройств. В частности, пантокрин. Из килограмма пантов получается 40 флаконов”.

Килограмм пантов стоит 1500 гривен. Прошлым летом собрали почти 70 килограммов. Не так уж и много заработали — этих средств едва хватит, чтобы прокормить стадо.

“На зиму им нужно 20 тонн зерна, а еще 25 тонн сена, — говорит господин Бугаш. — Каждое утро сыплю зерна, если нужно, еще и вечером подкармливаю комбикормом”.

Олени неприхотливы. Зимой с удовольствием потребляют ячмень, овес и зерно, любят овощи и яблоки, а летом пасутся на траве.

Морозы им не страшны!

На зиму у рогачей отрастает подшерсток, чтобы не мерзли, а в мае уже полностью исчезает. Зимой они немного разгребают снег и притаптывают — получается теплая ямка, там греются. А если морозы лютые, им нужно давать двойную пайку корма — чтобы не болели.

Детенышей самки вынашивают семь месяцев. Рожают где-то в начале июня. Олениха кормит молоком своего малыша дважды в день. Корма малыши начинают есть лишь через несколько месяцев.

В сентябре самцы устраивают “рыцарские” турниры — соревнуются за самок и главенство в стаде.

“Победитель получает положение вожака и приверженность “девушек”, — говорит хозяин. — Во время гона самцы мало едят, теряют 30-40 килограммов веса из своих обычных 160-300. Они ярые, когда дерутся! Самцы замечают свои участки: бьют рогами в молодые деревца, ломают ветви, сдирают кору. Пока соперники ведут поединок, самочки украдкой наблюдают, кто же победит.

Дуэль иногда длится более суток. Победитель может даже мятежи более слабого соперника. Случается, что в поединке погибают оба олени. Впрочем, брачный поединок бывает и без нападения: возбужденные самцы ограничиваются лишь демонстрацией своей силы. Занимая агрессивные позы, животные будто кружатся в танце, тяжело дыша и наставляя друг на друга рога. И за несколько часов — разбегаются в разные стороны”.

А как они ревут! Ого! “Громким ревом самец заявляет права на территорию, привлекает самок, показывает сопернику свою силу, — объясняет Михаил Бугаш. — Рев оленя — его визитная карточка, по которой можно распознать не только возраст или пол, но и то, чего зверь боится или чем недоволен”.

Друзей не продают

В неволе олени живут до 30 лет. В природных условиях — только 12-14. И даже под человеческой опекой эти горделивые красавцы не теряют диких инстинктов.

“Каждый из самцов имеет свой “гарем”. Обычно у одного оленя — 2-3 подружки, а у нашего Борьки аж пять, — показывает хозяин на строптивого молодого рогача. — У того же молодого наглеца, что сейчас верховодит в стаде, — семь!

И бывает, что у оленя — ни одной самочки. Так действует естественный отбор: право на потомство имеют только самые сильные особи. Больше подружек — девять — было у вожака Малыша. Он правил стадом аж девять лет. Сейчас этот 13-летний олень на “пенсии”.

“Судьба бывшего вожака печальная, — вздыхает мужчина. — Его ждет одиночество. Малыш больше не в состоянии противостоять молодым соперникам, поэтому его выгнали из стада. Хорошо, что не убили на поединке, как его предшественника Жорку. Держу его в отдельном загоне. Че, че, че! Малыш, мой мальчик, иди сюда”.

Старый олень с печальными глазами насторожил уши, медленно идет к мужчине. Вынимает кусок хлеба прямо из его рта. Доверчиво кладет голову на плече господина Михаила… Как родной!

Желающих приобрести молодых оленей не хватает. К хозяйству частенько наведываются бизнесмены, состоятельные украинцы и иностранцы, предлагают по 650-700 “зеленых” за самца или самичку. И чтобы продать оленя, необходимо оформить кучу документов и разрешений в различных инстанциях. Поэтому господин Бугаш оленей не продает. А вот туристов принимает охотно.

Хозяин показывает карту “Туристические маршруты Закарпатья”, на которой отмечены и его хозяйство: “Зарабатываем так на зерно и сено. С посетителя берем всего 5 гривен, дети идут бесплатно. В прошлом году до прудов, из которых олени пьют воду, запустили рыбу, летом сведем возле леса несколько хижин, в которых поселятимемо гостей. Чтобы каждый смог убедиться, как это хорошо — жить возле оленей”.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*