Новости Украины и мира

Старая болезнь

Экономика

Успешное лечение. Прозрачный офис МВД – часть антикоррупционной реформы в Грузии

Андрей Скумин

Постсоветские государства поражены коррупционной традиции СССР и распространяют ее на все новые сферы

Сейчас в рейтингах наиболее коррумпированных стран постсоветские государства скопились в зоне, где уровень коррупции зашкаливает. Это означает, что она как деятельность лиц, уполномоченных выполнять функции государства или территориальных общин, прочно укоренилась на просторах бывшего СССР.

Источники питания

После распада СССР наибольшие убытки государствам нанесла так называемая топ-коррупция, что всегда питалась нефтью и газом. Прежде всего это касается стран, на территории которых осуществляется енерговидобування: Азербайджана, Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, России. Коррупционных схем, которые воплощаются во время продажи энергоносителей, немало, и почти все они контролируются высшими должностными лицами государств.

Скажем, одной из распространенных и очень простых схем коррупции в середине 1990-х были бартеры, взаимозачеты. Это когда заключались коммерческие сделки по поставке тех или иных товаров на определенную сумму в обмен на поставки энергоносителей на такую же сумму. «Классиком жанра» можно считать отечественного самородка со средним специальным образованием Игоря Бакая, который за туркменский газ рассчитывался кирзовыми сапогами, бельем и другим отечественным хламом за вдвое-втрое высшей цене, чем в Украине. Таким образом Бакай и несколько туркменских чиновников становились мультимиллионерами. Правда, перед туркменским народом несколько неудобно получалось…

Характерным признаком постсоветских государств есть значительные имущественные ресурсы, которые находятся в государственной или коммунальной собственности. В условиях перехода к рыночным отношениям приватизация, разгосударствление собственности, отвод земли становятся дополнительным источником питания коррупции. Хрестоматийный пример: в июне 2004 года Фонд госимущества Украины продал в закрытом режиме «Инвестиционно-металлургическому союзу» (учредителями которого были Ринат Ахметов и Виктор Пинчук) 93,02% акций Криворожстали за 4,26 млрд грн (около $800 млн). Этот же пакет акций Криворожстали за год компания Mittal Steel на открытом конкурсе приобрела за 24,2 млрд грн ($4,8 млрд), то есть за сумму, превышающую в 5,7 раза.

Еще одной корупціогенною зоной постсоветского пространства является закупка товаров и услуг за бюджетные средства. В разных вариациях незаконные схемы в этой сфере базируются на получении такого заказа, завышении исполнителем цены на товары и услуги и тому подобное. Обычно в общей структуре закупок завышение цены может достигать 15-25%.

Коррупционный налог

Типичным явлением в постсоветских странах являются осложненные разрешительно-регистрационные процедуры, в частности регистрация, лицензирование, выдача документов (актов, справок и т. д). Поэтому не удивительно, что эти страны занимают самые низкие ступени в рейтинге условий для ведения бизнеса.

В то же время взятка все эти процедуры может существенно ускорить. Например, чтобы зарегистрировать ООО самостоятельно, нужно потратить много сил, здоровья, и около месяца. А если дать «консалтинговой» фирме $500 (в эти средства уже «зашиты» коррупционный компонент и интерес фирмы-посредника), то этот процесс займет считанные дни. Или чтобы получить государственный акт на землю, надо ждать год или полтора, но стимул в $200 срок выдачи может уменьшить до двух месяцев.

Наконец, в странах постсоветского пространства распространена бытовая коррупция. Это «коррупция бедности». Ее истоки – беспрецедентно низкая мотивация труда целых профессиональных сегментов. Коррупция в таком случае фактически выполняет функцию дополнительной зарплаты технического работника или должностного лица. К примеру, абсолютно незаконным является мздоимство в лечебных учреждениях (осмотр у врача, лечение, услуги медсестры, санитарки и т. п). Несколько лет назад был опубликован неофициальный прайс туркменских больниц: консультация врача – $2-5, лечение с открытием больничного бюллетеня – $2-3, назначение курса лечения – $4-6, медсестре за капельницу или укол $0,5–1. Обсуждение в интернете туркменских неофициальных цен на медуслуги продемонстрировало: стоимость таких услуг в зависимости от страны бывшего СССР могут колебаться, но аналогичные вещи практикуют почти везде.

Слабость судебной системы, низкий уровень судебной культуры граждан постсоветского пространства дает возможность довольно активно использовать полномочия контролирующих органов (налоговая, пожарная, санэпидслужба) в пользу коррупции. Целевой аудиторией этого отряда «проверяющих» есть бизнес. Как правило, эти «дары» бизнес воспринимает как один из видов обязательных платежей наряду с налогами.

Отдельная тема разговора о коррупции в странах постсоветского пространства – правоохранительные органы и суды. На сегодня почти во всех упомянутых государствах эти органы – одни из самых коррумпированных. И чем запретней власть, тем выше коррумпированность. Скажем, в большинстве стран бывшего СССР есть расценки на возбуждении или закрытии уголовного дела, переквалификацию преступления (скажем, с вымогательства на мошенничество), принятие нужного судебного решения.

Подлежит искоренению

Но в последние годы на постсоветском пространстве появился прецедент, который разрушает любые стереотипы о непобедимости коррупции. «Голосом антикоррупционной совести» на этих территориях является Грузия. По данным международной организации Transparency International за 2002 год, Грузия, имея балл 2,4, из 102 стран занимала 85-87-е места в мировом рейтинге (кстати, это место она делила с Украиной и Вьетнамом). Хуже ситуация, чем в этих трех государствах, была только в 15 стран-аутсайдеров. Даже в России и Гондурасе 2002-го была меньше коррупция, чем в Грузии.

Но 2003-го в Грузии произошла Революция роз и к власти пришла новая элита во главе с Михаилом Саакашвили, и уже в 2010-м страна входит в десятку государств с самым низким уровнем коррупции (по результатам исследований в 84 странах).

Толчком была воля Саакашвили не бояться топ-коррупции и не оценивать коррупционеров за их политической ориентацией; под антикоррупционный пресс попали как противники, так и сторонники лидера Революции роз. Общее количество «генералов» от коррупции, которых не обошла «посадка» – свыше 400.

Программа дерегуляции, принятая в марте 2005-го, стала настоящей революцией. С около 900 процедур оставили только 150. Действует система «единого окна» при учреждении бизнеса. Для открытия предприятия достаточно менее одного дня; время на регистрацию земельной собственности и недвижимости в Грузии составляет максимум три дня.

Грузия превратилась в витрину борьбы с коррупцией после того, как провела беспрецедентную реформу правоохранительных органов, следствием чего стало почти абсолютное искоренение этого явления в полиции. Результат не замедлил сказаться: если до реформирования системы МВД полиции доверяли 10% населения (2003 год), то сейчас – 87%. Это не сериалы про доблестных ментов снимать (как это принято в России для поднятия имиджа МВД), а реальные результаты реформы правоохранительных органов.

Дорожную полицию заменили на полицейский патруль. Сюда было набрано 15 тыс. лиц, которые не имели ни одного полицейского опыта и прошли многомесячную подготовку. Зато 40 тыс. полицейских, которые выполняли функции патрульной службы, уволили (всего за время Саакашвили количество уволенных полицейских достигло 75 тыс.). Новопринятые «дилетанты» продемонстрировали профессионализм и честность, которые ныне удивляют в прямом смысле весь мир. При Саакашвили резко упала «рентабельность» коррупции. Сегодня в Грузии полицейский получает $500-1000, жилье, страховку, высокую пенсию. Все это он может потерять вмиг и в дополнение получить 6-9 лет заключения.

Следовательно Грузия – хороший пример развенчания мифа о коррупции как о традиции, которая не подлежит искоренению. Подлежит и искореняется.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Экономика

Go to Top