Жизнь на базаре

Экономика

…К пригородному вокзалу одна за другой прибывают электрички разных направлений. Оттуда с большими сумками проталкиваются уличные торговцы. Спешат добраться хорошего места, где смогут сбыть привезенное.

0_c7552_f58512bb_orig

Кто-то едет в спальные районы города, а кто-то становится здесь же недалеко от вокзала и призывает приобрести у них «все свежее и домашнее».

«Деточка, посмотри, какие у меня красивые яблоки. Из своего сада. Без «химии». Сладкие и сочные», — тянет за рукав пальто бабушка, которая разместилась на пути от вокзала до автобусной остановки. Женщина обустроила «торговый пункт» на небольшом клочке асфальта. Перед собой разложила в два пластиковых ящика яблоки. Еще немного имеет в сумке. «Взвесьте мне килограмм!» — Говорю женщине. Несмотря на то, что на ценнике, который бабушка написала на куске картона, написано 10 гривен, продала фрукты со скидкой. «Ты у меня сегодня первая. Бери за 8 гривен!» — говорит, не скрывая радости.

Разговорилась с бабушкой. Женщина рассказала, что приехала из села, что в 85 километрах отсюда. 70-летняя Иванна Михайловна Лужецкая когда-то работала швеей в райцентре, а теперь получает пенсию – чуть больше тысячи гривен. Говорит, что на такие деньги прожить невозможно. Поэтому и приходится продавать яблоки.

«Торгую здесь до 17 часов четыре раза в неделю. За эти дни могу то 600, то 700 гривен заработать. Уже и на хлеб, и к хлебу будет! Самое трудное – мерзнуть и сидеть без движения столько времени. А еще – когда прогоняет полиция. Приходится либо договариваться, либо просто на какое-то другое место переходить». Таких, как эта бабушка, на улицах – сотни. Торговцы – большинство пенсионеры, но есть и молодые люди, дипломированные – и не раз – специалисты. Они устраиваются неподалеку от базаров, супермаркетов, продуктовых киосков. Продают все, что только можно: и овощи, и фрукты, и старую одежду, и вязаные носки, шапки, шарфы…

«Мне 28 лет, а работаю здесь, потому что больше негде», — отвечает на мой вопрос Ирина, которая постеснялась назвать свою фамилию. Говорит, что приехала из села, расположенного в Николаевском районе. Чтобы добраться до небольшого рынка, заплатила за маршрутку 25 гривен. Женщина собирается продавать привезенное. Кладет на землю два пакета, которые держала в руках, и снимает с плеч большую сумку.

«У меня двое детей, — рассказывает дальше молодая мама. – Сын уже в школу ходит, а дочь дома оставила с мужем. Волнуюсь за ребенка, потому что муж у меня ленивый, да еще и выпить любит. Если бы тепло было, то с собой бы малую взяла. А так буду дешевле все продавать, чтобы быстрее домой вернуться. За молоко просит 19 гривен за 2 литра, а сыр продает по 20 гривен. У других – на две, а то и три гривны больше».

Ирина имеет два образования – диплом кулинарного училища и географического факультета университета по специальности «туризм». Однако работу в этих областях так и не удалось найти. И теперь продает молоко и творог. Кормят крестьянку только две ее коровы. «При хорошем торге могу и 300 гривен за день заработать, — говорит женщина. – Для меня это большие деньги».

Ирина торгует возле рынка. Буквально в десяти метрах от базарного ряда. Не раз, говорит, здесь за маленькое место на асфальте доходит до драк. Цепляется к продавцам и администрация рынка. «С нас собирают дань – по 20 гривен за тех полметра, где разместимся. А если еще и весы есть, за то, что поставил его рядом, еще 5 гривен нужно доплатить, — говорит. – Иногда я перехожу с места на место, чтобы ту двадцатку не платить. Жаль денег».

Рядом на земле расстилает черный пакет Галина. На импровизированный прилавок выкладывает картофель, морковь, тыкву и консервированные огурцы. Женщине – 45 лет, приехала из деревни, что в 15 километрах отсюда.

«Имею небольшую дачу недалеко от города, где и выращиваю овощи, — говорит женщина. – Еженедельно езжу за ними в село, а затем ежедневно продаю понемногу. Я упрашивать не имею, потому и покупают у меня редко. Таких, как я, вон сколько вокруг. Да еще и на рынке долго стоять не могу, нужно глядеть немощного отца. Поэтому и на работу пойти не могу, хотя имею педагогическое образование – учитель украинского языка и литературы. Злая шутка: диплом у меня красный, а работа – базарная, черная. За два года, кстати, только один день такой был, когда 200 гривен выторговала…».

Неподалеку открывают киоск с товарами быта. Здесь продают мусорные пакеты, лампочки, рукавицы для огорода, горшки для вазонов. Оксана, которая по образованию педагог, работы по специальности тоже не нашла.

«Жизнь забросила меня на рынок еще десять лет назад, — говорит женщина. – Работаю шесть дней в неделю, без отпусков. Труднее зимой. Не согревает ни горячий чай, ни теплая одежда. От холода ноги отекают и покрываются сине-красными пятнами, которые не сходят и до лета. А платят мне 1000-1200 гривен в месяц. Чуть больше удается заработать перед Рождеством и Пасхой, когда торг лучше. Могла бы просить владельцев киоска, чтобы дали большую зарплату. Но знаю, что это не имеет смысла. Они меня прогонят, а на работу другого возьмут. Желающих много. Заработать негде». «Посмотрите только, чеснок уже по 5 гривен за штуку, а корень хрена – 3 гривны, столько же стоит одно яйцо. Совсем обнаглели те крестьяне, — бурчат покупатели, которые осматривают продукцию и пытаются торговаться с каждым продавцом. – Разве так можно – еженедельно цены растут…».

Торговцы на улице говорят, что цены на их продукты будут расти и дальше, а перед праздниками еще дороже будут все продавать. «Да и нам что-то есть надо. Я продам молока, а затем на эти деньги себе колбасы куплю, — говорит, поднимая голову, одна из бабушек-продавщиц. – Поэтому пусть идут кричать о ценах в Верховную Раду! Беда же и у тех, кто продает, и у тех, кто покупает, общая».

Юлия Лозинская, фото Ярослава Станчак, «Экспресс»

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*