Новости Украины и мира

Спецоборудование, с помощью которого выполняются погрузочно-разгрузочные работы

Во время любых грузоперевозок, о каком бы товаре ни шла речь, неизбежно производятся погрузка и разгрузка. Небольшие легкие предметы можно перемещать и … Продолжить чтение

Легендарное племя словен

in Общество by

Поп-еретик – фрагмент миниатюры из рукорису XIV века

 

 

Летописные упоминания

 

В последние годы украинская медиевистика обогатилась рядом ценных публикаций о началах Киевской государства. Продолжить чтение

Кодло

in Общество by

Последние два-три года добавили нам несколько иллюстраций к анализу психологии если не «россиян», то, скажем, «носителей ментальности «русского мира»». Кто при этом вспоминает картинки штурма этими носителями донецких супермаркетов в мае 2014-го. Продолжить чтение

«Сифилис-диверсантки» Второй мировой

in Общество by

Сотрудницы вспомогательной службы связи Вермахта («женщины-молнии»).

 

 

Миллионы людей стали жертвами немецко-советской войны, которая началась 22 июня 1941 года. Продолжить чтение

Ярмолинцы. Как не военная база, то концлагерь

in Общество by

В совєцькій массовом сознании начало войны 1941-1945 годов связан исключительно с датой 22 июня и сконцентрирован в строках известной песенки: “…ровно в чєтирє часа Киев бомбілі…”. Продолжить чтение

Беременность в военных условиях

in Общество by

В прошлом месяце Украина получила более двух десятков народных героев из среды военных, медиков и волонтеров, которые принимают активное участие в войне на Донбассе. Продолжить чтение

Позднее различие Ив.Франко с радикалами

in Общество by

Различие Франка с его бывшими однопартийцами-радикалами происходило в два этапа. На раннем этапе оно вытекало из его осознание узости их программы и масштаба деяний. Позднее различие (в 1910-х гг. Продолжить чтение

«Германская война» и конец «Старой Австрии»

in Общество by

150 лет назад, 17 июня 1866 года Австрийское цісарство объявило войну Прусскому королевству. Противостояние двух концепций объединения немецких земель перешло в стадию военного конфликта. Продолжить чтение

Соратникам Коновальца было трудно понять его фатализм

in Общество by

125 лет назад в галицком Зашкове в семье учителей родился Евгений Коновалец, будущий создатель Организации Украинских Националистов, когда объект ненависти большевиков и поляков, в то же время – харизматичная фигура для украинских патриотов. Продолжить чтение

Франко и Павлика курьезы

in Общество by

ИВАН ФРАНКО
И РЕЛИГИОЗНЫЕ, ЭСТЕТИЧЕСКИЕ И МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ КУРЬЕЗЫ
МИХАИЛА ПАВЛИКА
В ПРОГРАММЕ РУССКО-УКРАИНСКОЙ РАДИКАЛЬНОЙ ПАРТИИ

 

За внесением Михаила Павлика на учредительном съезде Русско-украинской радикальной партии (РУРП), который состоялся 4-5 октября 1890 г., третий пункт ее максимальной программы, подписанного 6 октября, был принят в следующей редакции: «3) В с п р а в а х к у л ь т у р н ы х стоим на почве положительной науки, за рационализмом в делах веры и реализмом в штуке, и добиваемся, чтобы все достижения культуры и науки произошли собственностью всего народа» 1. При этом драгоманівці (Иван Франко, Михаил Павлик, Остап Терлецкий и др.) отклонили предыдущий либеральный постулат «полной свободы совести» (т. е. вероисповедания) и приняли неясен рационалистический императив Павлика, «этого ретивого “безбожника”», который, как иронизировал впоследствии Вячеслав Будзиновский, «всегда советовал нам пропагандировать штунду» 2 (то есть протестантизм). Отстаивание «реализма в штуке» – «курьез», что его в программу политической партии «всунул» также Павлик 3, – напоминает позднейшие пресловутые программные документы КПСС и всесоюзной и республиканских Союзов писателей, где императивно было задекларировано художественный метод и направление социалистического реализма как единственно правильный и возможный для литературы и искусства Советского государства эпохи построения социализма и «развитого социализма».

 

Тем временем исторический процесс пошел другим путем, чем прямолинейно представляли себе радикалы: эпоха господства позитивизма вскоре уступила место эпохе модернизма в философии, литературе и искусстве появились новые художественные направления и течения: неореализм, импрессионизм, символизм, неоромантизм, декаданс, экспрессионизм, сюрреализм, начала экзистенциализма… На путь освоения новых эстетических качеств стал радикал и реалист Иван Франко. Жизнь оказалась богаче, чем прокрустово ложе партийной программы. Можно сказать, что программа радикалов была создана на вершине господства позитивизма и рационализма (который в некоторых из галичан доходил даже до материализма и атеизма) и реализма в духовом культуре Галичины (тогда вышла из реалізмоцентричною предисловием Драгоманова, прозаическая сборник Франко «В поте лица. Образки из жизни робучого люда», Л., 1890). Однако несколькими ближайшими годами уже происходил переход к модернизму, начало которому положили в 1891-1896 гг. журнальная и книжные публикации «лирической драмы» Франко «Увядшие листья».

 

Поэтому в начале 1890-х Франко оказался в двусмысленном положении. Его поэтическая практика отчасти шла вразрез с партийным императивом радикалов «реализма в штуке». Хотя их партийная программа имела значение скорее декларативное, чем обязательственное, все же однозначная установка на реализм не могла не ставить многогранного Франка в неловкое положение, хотя бы формально ограничивать его писательский рост и эволюцию, теоретически сковывать художественные поиски. В конце концов, не замедлил реальное проявление такого двусмысленного положения, когда уже 1891 г. в «Заре» (№ 17-19) и 1893 г. во втором издании сборника «С вершин и низин» был опубликован цикл любовных стихов «Увядшие листья» и блестящий знаток европейской поэзии и изысканный эстет Василий Щурат в посвященной Франко уважительной сильветці (Заря. – 1896. – № 1, 2) вполне благосклонно отметил, что этот цикл можно считать об’явом декадентизму в украинско-русской литературе, понимается тогда, когда под декадентизмом будем понимать <…> разумное и с артистическим змислом ведомое соревнования в произведения свежих оригинальных помыслов, образов, оборотов речи и форм» ⁴. Но даже такое предостерегающее формулировка не смягчило в Франковых глазах идентификации его интимной поэзии с декадансом, и он возмутительно ответил своему коллеге стих «Декадент» (Заря. – 1896. – №17), в котором декларировал собственно антидекадентство и «народничество» («Я сын народа», «мужик, пролог, не эпилог»), что, собственно, и согласовывалось с ориентацией партийной программы радикалов на служение народу и его интересам⁵. Хотя, конечно, дело заключалось не столько в конечній необходимости придерживаться партийной программы, как в собственном раздвоении Франко между гражданским подвижничеством и сосредоточении, как частной личности, на жизни сердца. 1896 года «лирическая драма» Франко «Увядшие листья» вышла отдельной книгой и как художественная целостность, что воплощала новую эстетическую качество, ознаменовала начало эпохи модернизма в украинской литературе.

 

В проекте новой программы РУРП, датированном «Вена 1 марта 1891» и направленном в партийного журнала «Народ», Иван Гриневецкий и Вячеслав Будзиновский от имени «русско-украинской радикальной колонии в Вене» в вопросе религии снова заявляли вожделения: «Неограниченої свободы веры. Государство мішаєся в дела веры лишь остілько, что гварантує кождій единицы вероисповедную свободу» ⁶. Однако только на IV съезде РУРП, который состоялся во Львове 29 декабря 1895 года, из партийной программы, согласно веяниям времени, был изъят пункт, согласно которому, «от членов партии требуется, чтобы они были “раціоналістами в вере и реалистами в штуке”» ⁷ и вместо постулированного жажда «полной свободы религиозных убеждений и полной свободы критики и популяризации науки» ⁸. В статье «Радикалы и религия» (Общественный Голос. – 1898. – № 21. – 15.Х) Франко объяснял: «<…> когда мы выпустили точку о рационализм из нашей программы, то это для того, что как чисто политическая партия не нуждаемся заниматься религиозными делами» [т. 45, с. 271]. Хотя про «штуку» (искусство) в программе речь уже не шла, такое изменение фактически знаменовала приход эпохи модернизма с ее мировоззренческим, философским, художественным и научным разнообразием и возрождением внимания к религии, мистике, мифотворчества, в целом к сфере иррационального. Показательно, что и само понятие «позитивной науки» также исчезло из новой программы радикалов.

 

Интересным является и такой момент: М.Павлик заключил морально-этический кодекс, которого должны придерживаться члены радикальной партии. Позже в статье «Михаил Павлик. Вместо юбилейной сильветки» (ЛНВ. – 1905. – Т. 29. – Кн. 3) Франко иронизировал, что Павликов «организационный план получился очень короткий и простой: н е п ы т ы, н е к у р и т ы и п о в о д и т ь с я л ю д я н о с с е л я н а м и» [т. 54, сек. 540]. До кодекса входила и запрет играть в карты, что ее Павлик навязывал под влиянием сурового моралиста Драгоманова, который, как отметил впоследствии В.Будзиновский, «критикуя галичан, запретишь их за то, что они в касини играют в карты. Хотя притязания съезд к программе не взял, то само его поставление было курьезом» ⁹.

 

Речь шла о морализаторские заметки Драгоманова в части третьей «Австро-русских воспоминаний» (1867-1877), что ее издал во Львове Франко именно 1890 года, Драгоманов описывал, в частности, такие впечатления от «первого пробутку во Львове в 1873 г.»:

 

«<…> моя жизнь смолоду розвило у меня немного даже ригористичний взгляд на карты. У нас в Гадяче моего детства паны и чиновники картьожили. “Ну, господа, не будем терять драгоценного времени, пожалуйте за преферанс”, – говорит было каждый хозяин гостям после первого стакана чая. Но у моего отца картьож был не часто.

В Полтаве первый светский круг, куда я вошел, был кружок либеральных учителей, но там карт не было, и раз-два Стронин поставил это перед мной в похвалу тому кружку, сказав, что карточный стол – это testimonium paupertatis animorum [свидетель духового убожества. – Есть.Н.] компании. Во времена же, когда поднялась дело эмансипации, так тот же Стронин, который был человек достаточно светский и бывал во всяких кругах губернских, было не раз говорит, повествуя о какую-то вечеринку: “Не познаешь Полтавы! Без карточного стола целый вечер прошел!” В Киеве за моего студенчества я видел-то только два-три раза карты между товарищами, а затем, проживая среди гімназіальних учителей и профессоров университета, я тоже карт почти не видел и так и привык думать, что они остались только среди уездных панков и чиновников, как testimonium paupertatis animorum…

Когда это вижу во Львове, в университетском городе, в столице более свободной части нашей Руси в напівполітичному обществе – столы с картами, и за ними сидят пресловутые патриоты, профессора, літерати, политики, для них покидают всякую разговор о наиболее жгучую дело патриотическую, народную, литературную… “Да это же старый Гадяч, уездный город николаевской эпохи!” – думалось мне, когда я вертавсь в свой отель после первого вечера в “Беседе” [обществе “Русская Беседа”. – Есть.Н.]. Вот куда я возвратился, объехав столько мира!»

 

Драгоманов упрекал галицким интеллигентам, что в них «по домам <…> не увидишь много книг, – говорят, — за бедность, <…> хоть на кофейню и карты находятся деньжата и у галичан» 1⁰. Последовательно и неуклонно проводя в Галиции политику своего женевского наставника, Павлик старался привить однопартийцам-радикалам и его морально-этические установки.

 

Правда, относительно интимных отношений с женщинами, в частности матримоніальних, то Павлик в этом вопросе был достаточно свободомыслящим, особенно на то время, и даже радикальнее ед Драгоманова. Или накладывал какие-то запреты относительно частных взаимоотношений с женщинами – неизвестно. Все же его ригористичний кодекс был отвергнут.

 

В письме к Драгоманову от 21 мая 1891 г. Павлик жаловался, что на первом съезде РУРП он «поставил целый ряд моральных вимогів от лиц и радикальной партии, и никто об этом и слышать не хотел, после выступления Охр[имовича] и Франка, которые говорили, что это какие-то монашескі правила» [11]. Интересно, что «Франко, – по воспоминаниям бывшего члена радикальной партии Владимира Охримовича, – не любил пить алкоголічних напитков (разве где-то немного вина или меда), не курил, не играл в карты и не любил быть вместе с теми, что пьют, курят или играют в карты» [12]. Однако Франко скептически отнесся к партийным «моральных требований» Павлика и отклонил их.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Программа Руско-украинской радикальной партии // Народ. – 1890. – № 20. – С. 301. О том, что в максимальной и минимальной частях программы «Павлик реферировал дела образовательные и культурные», вспоминал Северин Данилович, который «зредагував “минимальную” программу в делах хозяйственных и политических» (Данилович С. Франко как духовный отец радикальной партии в Галичине / Северин Данилович // Воспоминания об Иване Франко [упорядкув., вст. ст., прим. М.И.Гнатюка]. – Изд. 2-е, доп., перераб. – Л. : Каменщик, 2011. – С. 253).

2 Будзиновский В. Смешное в поважнім / У.Будзиновский // Новые Пути. – 1930. – Т. 9. – С. 65.

3 Там же. – С. 65, 66.

⁴ Щурат В. Литературные портреты. Д-р Иван Франко // Франкіяна Василия Щурата : письма, статьи, воспоминания [упорядкув., передм., коммент. и указатели Ларисы Козак]. – Л., 2013. – С. 48.

⁵ В.Щурат ответил стихотворением «Это не декадент!» (Заря. – 1897. – №5) и статьей «Поэзия увядших листьев в вида общественных задач штуки (прочитав лирическую драму И.Франко “Увядшие листья”)» (Заря. – 1897. – №5-7), в которых обосновывал правомерность употребления понятия «декадентизм» относительно сборника «Увядшие листья», которую назвал «образцом декадентской поэзии в лучшем значінні слова» (Там же. – С. 51-53).

⁶ Материалы к ревизии программы руско-украйінскоі радикальной партии / За руско-украйінску радикальную колонию в Вене: В.Будзиновский, Иван Гриневецкий // Народ. — 1891. — №9. – 1.V. – С. 158.

⁷ Четвертый съезд радикальной партии // Радикал. – 1896. – №7. – 5 янв. – С. 65.

⁸ Программа руско-україньскої радикальной партиї, принятая на IV зйізді во Львове дня 29 декабря 1895 г. // Там же. – С. 70.

⁹ Будзиновский В. Смешное в поважнім / У.Будзиновский // Новые Пути. – 1930. – Т. 9. – С. 65.

1⁰ Драгоманов М.П. Австро-русские воспоминания (1867-1877) // Драгоманов М.П. Литературно-публицистические труды : в 2 т. / Михаил Петрович Драгоманов. – К. : Наукова думка, 1970. – Т. 2 / Упорядкув. и прим. И.С.Романченко и В.В.Лысенко. – С. 193-194.

11 Переписка Михаила Драгоманова с Михаилом Павликом (1876-1895) / Собрал Н.Павлик. – Черновцы, 1910. – Т. 6: (1890-1891). – С. 192.

12 Охримович В. Заметки к биографии и характеристики Ивана Франко / Владимир Охримович // Воспоминания об Иване Франко. – С. 123-124.

 

 

 


Автор — директор Института Ивана Франко НАН Украины, доктор филологических наук, профессор

Go to Top