Новости Украины и мира

Что происходит в мусульманском мире?

Политика

В рядах террористической организации «ИГИЛ», которая взяла на себя ответственность за взрывы в Париже, каждый четвертый – гражданин Российской Федерации.

384723724

…Мир снова лихорадит из-за терактов, за которыми стоят группировки, позиционирующие себя как защитники ислама. Они действуют от имени «ИГИЛ». Это объединение, которое даже называет себя государством (собственно, уже привычная нашему уху аббревиатура расшифровывается как Исламское государство Ирака и Леванта).

Именно эти новоявленные «борцы за веру» взяли на себя ответственность за серию взрывов и расстрелов в Париже.

Французский президент Франсуа Олланд назвал их действия не просто терактами, а «актом войны» против Франции.

Несмотря на чудовищное количество жертв терактов во Франции за один вечер, следует сказать, что драматические события могли иметь гораздо более широкую географию. Именно накануне парижских событий полиция шести стран Европы – Италии, Великобритании, Норвегии, Финляндии, Германии и Швейцарии – арестовала минимум 15 человек, подозреваемых в подготовке терактов в Норвегии и на Ближнем Востоке.

Последние события в Париже, бесконечные колонны беженцев, направляющихся в Европу, — все это последствия кризиса, что лихорадит Ближний Восток уже несколько последних лет.

В мусульманском мире происходят непростые процессы, и за пропагандистской риторикой очень легко потерять их суть. Некоторые считают, что ближневосточный кризис – результат безответственной политики Европы и США в мусульманских странах.

Некоторые склонны считать, что речь идет об очередной попытке разрозненного мусульманского мира, который еще помнит времена своего имперского расцвета, снова объединиться в определенную силу, чтобы противостоять Западу.

Есть и такие, кто считает «ИГИЛ» делом рук американских спецслужб, которые ведут на Ближнем Востоке очень сложную и грамотную игру – создают повод, чтобы иметь возможность влиять и на местные правительства, и на Евросоюз.

Важность и уникальность событий, которые в настоящее время происходят в мусульманском мире, кажется, понимают все крупные и мощные государства мира. Это игра сильных, где каждый заботится о своих интересах. Но самое тревожное то, что дальше, как все понимают, будет еще труднее. Например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер прогнозирует усиление насилия.

Это неизбежно будет бить по Европе. Вполне возможно, что это будут и малоприятные последствия для Украины.

Так что же там происходит, в эпицентре мусульманского мира?

Об этом – в беседе с аналитиком группы глобальной разведки «Geostrategy» Сергеем Даниленко и заведующим отделом истории стран Азии и Африки Института всемирной истории НАН Украины Вячеславом Шведом.

— Кто является сейчас главными геополитическими игроками на Ближнем Востоке? И на чьей стороне преимущество?

В. Швед:

— В ближневосточном регионе есть несколько центров силы. Первая сила – это аравийские монархии, прежде всего Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Катар, Бахрейн, Оман, которые сейчас определяют развитие арабского мира. Вторая сила – это Турция. Третья – Израиль. И четвертая – Иран.

Соединенные Штаты имеют свой интерес в том, чтобы найти хотя бы хрупкий, но хоть какой-то баланс сил между этими четырьмя центрами. Такой баланс, по их мнению, поможет решить давно назревшие проблемы, которые сотрясают Ближний Восток, но и сохранить контроль над процессами.

— А какие проблемы здесь ключевые?

— Их становится все больше. В частности, главные конфликтные узлы на Ближнем Востоке – это арабо-израильский конфликт, сирийский кризис, ливанская кризис, гражданская война в Йемене, Ираке.

— Какова стратегия США на Ближнем Востоке?

— Похоже, что у них несколько стратегий – открытые и закрытые. Публично они говорят, что хотят помочь осуществить серьезные внутренние преобразования в странах арабского мира. Чтобы там происходили процессы демократизации, утверждения принципов плюрализма, уважения к религиозным и этническим меньшинствам. Очевидно, помогая определенным группам прийти к власти, американцы рассчитывают в дальнейшем заключить с ними выгодные сделки.

— И что мешает достичь этой цели?

С. Даниленко:

— Думаю, линия проходит между теми, кто сотрудничает с западным миром, и теми, кто готов с ним сотрудничать. В стороне стоит Иордания, которая остается пока пристанищем для большого количества беженцев из Сирии.

— Что происходит в регионе сейчас?

В. Швед:

— Пятый год стороны воюют, и ни одна из них не побеждает. В этих условиях происходит безумная радикализация населения. И на первый план выходят исламисты, которые говорят, что надо быть очень жестокими в борьбе с врагами.

— Именно поэтому и возник «ИГИЛ» и именно поэтому многие из мусульман его поддерживает?

— Да, одна из версий является именно такой. Озлобление населения способствовало созданию такой структуры, как «ИГИЛ». Основой же базой военной организации «ИГИЛ» стали бывшие офицеры «саддамовской» армии. Они смогли распространить свои информационные посылы по территории всего земного шара, к ним потянулись тысячи жителей из других стран, прежде всего мусульман. Например, сегодня десятки тысяч мусульман из других государств воюют в рядах «ИГИЛ». При этом каждый четвертый – это гражданин Российской Федерации. Таким образом «Исламское государство» превратилась в очень серьезную силу.

— А что такое «ИГИЛ» сегодня? Это действительно мощная сила, которой стоит бояться?

— Боевики «ИГИЛ» смогли захватить обширные территории в Ираке и Сирии. Сейчас они контролируют около 90 000 квадратных километров. На этих территориях проживает более 60 000 000 населения. Там есть гигантские запасы нефти и других природных ресурсов. Это позволило «ИГИЛ» создать довольно эффективный военно-экономический механизм для того, чтобы и воевать, и зарабатывать деньги.

igil_26

Собственно, они стали смертельной угрозой и для консервативных мусульман (особенно для арабов), и для всего западного мира.

И, наверное, именно потому, что западный мир понимает эту угрозу, он и начал действовать более активно, в том числе прибегнув к бомбардировке территорий «ИГИЛ»?

— Да, в таких условиях возникла «антиигиловская» коалиция, в которую входят более 65 государств во главе с США и Францией. Коалиция бомбит, «ИГИЛ» бьет в ответ. Страшные теракты 14 ноября в Париже – это, собственно, месть за последовательную политику Франции в этом регионе и за его вклад в борьбу с терроризмом и поддержку умеренной сирийской оппозиции.

Как видите, бьют по тем странам, которые являются активными участниками борьбы с «ИГИЛ».

А сейчас ситуация серьезно осложнилась, поскольку непосредственным игроком на территории Ближнего Востока стала Россия. Она якобы тоже выступает против «ИГИЛ», а на самом деле помогает армии Башара Асада бороться с так называемой умеренной оппозицией, которую поддерживает Запад. Российская авиация и артиллерия ослабляют силы умеренной сирийской оппозиции, чтобы, кроме ее союзника Асада, в Сирии не было реальной альтернативы «ИГИЛ».

— Какую цель ставит перед собой «ИГИЛ»?

С. Даниленко:

— Их цели не являются четко сформулированными, они носят гибридный характер. Первая, планетарная цель – создать единый исламский центр силы и уничтожить мир, который, по их мнению, заражен западной проказой безнравственности, потребления, наживы. Это физическая месть людям, которые не разделяют их взглядов. Такая идея антиглобалистов, но в жестокой, радикальной форме.

Вторая цель – перераспределение мирового влияния, то есть возвращение к многополярности мира. Эта идея совпадает с той, которую публично проталкивает Россия. Здесь они близки и могут быть партнерами. Они хотели бы, чтобы мир поделился на крупные куски и чтобы каждым куском руководил главный игрок в регионе: к примеру, в Азии – Китай, в Восточной Европе – Россия, а «ИГИЛ» хотел бы забрать себе Ближний Восток.

Кроме исповедников таких вот высоких идей, как и на каждой войне, в «ИГИЛ» есть много любители процесса ради процесса. Воевать сюда из разных стран массово съезжаются люди авантюрной и жестокой натуры, которым просто нравится адреналин войны, а в «ИГИЛ» им рады, еще и хорошо платят.

Официально представители «ИГИЛ» говорят, что выступают за возрождение Арабского халифата едва ли не во всем мире – как это было более тысячи лет назад на Ближнем Востоке и в Северной Африке, когда существовала могущественная империя – Арабский халифат, продержалась несколько лет.

— И как вы считаете, реально ли вероятное создание новой исламской империи?

В. Швед:

— Это невозможно. Во-первых, потому, что сами арабские страны очень различаются между собой. Даже Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, которые якобы рядом. Кувейт отличается самой высокой демократичностью из всех аравийских монархий. А в странах Северной Африки, например Тунисе или даже Египте, очень сильные позиции сил светской ориентации. В Египте – более 10% населения составляют христиане. А в Саудовской Аравии невозможно существование хотя бы одной христианской церкви, и мысли не может быть о том, чтобы на ее территории были какие-то другие конфессии, кроме мусульманской.

Такие страны не могут объединиться в одно государство. Эта цель – такая же иллюзия, как создание всеобъемлющей славянской империи, о которой не первый век мечтают различные теоретики и правители в России. А все призывы к созданию халифата – только оформление идеологической подоплеки для текущей деятельности «Исламского государства».

С. Даниленко:

— Да, предпосылок для возникновения новой исламской империи нет. Мусульманские страны не обладают ни контролем над финансовыми потоками, ни контролем над новейшими технологиями, и у них нет единства. В то время, когда они разделены на антагонистических суннитов и шиитов, вряд ли могут прийти к согласию.

Однако важно, как мировые силы в дальнейшем будут взаимодействовать с миром, который мы называем исламским. В научной среде мы уже давно слышали о «столкновении цивилизаций». Это понятие мы воспринимали скорее как публицистическое, описательное. Теперь оно становится реальностью. Запад должен противопоставить исламскому миру не ненависть, не уход от толерантности, а последовательность своих ценностных основ и объединения усилий, возможно, создание совместных сил реагирования на угрозы.

Наталья Васюнец, фото Reuters, «Экспресс»

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Политика

Go to Top