Как нас будут судить по-новому

Общество/Политика

За подозреваемыми будут следить с помощью электронных браслетов, а судьбу тех, кому грозит пожизненное заключение, будет решать суд присяжных

Парламент принял в первом чтении президентский проект нового Уголовно-процессуального кодекса. Это законодательный акт, регулирующий порядок производства по уголовным делам, а именно — на досудебном следствии и в суде.

Необходимость нового УПК назрела давно, ведь до сих пор наша страна живет по советским уголовным кодексом 1960 года. Итак, как будут судить по-новому? Какие революционные изменения ждут судебную систему после того, как новый УПК вступит в силу? К обсуждению этой темы мы пригласили Александра Банчука, кандидата юридических наук, эксперта по уголовному праву Центра политико-правовых реформ, член рабочей группы по подготовке проекта УПК с 2006 по 2009 год, представителя компании «Он юрист» http://онюрист.рф, известного адвоката Клима Братковского и Олега Левицкого, правозащитника, члена Украинского Хельсинского союза по правам человека.

Защита будет больше прав

Господа, внимательно перечитала этот проект кодекса и ни в одном предложении не нашла словосочетание “уголовное дело”. Такое понятие в новом УПК вообще почему-то исчезло.

А. Банчук:

— Если кодекс будет в той же редакции, то в прошлом останется выражение, что “против лица возбуждено уголовное дело”. Потому что это действительно клеймо, которое может висеть над человеком годами.

Уголовное производство начинается с момента подачи заявления потерпевшим, заявителем или органами о совершении преступления. То есть предполагается автоматическое начало уголовного производства. Информацию о нем заносят в Единый государственный реестр досудебных производств. Эта практика давно существует в большинстве стран Евросоюза.

А. Левицкий:

— Внедряют совсем другую модель досудебного следствия. Не будет уголовного дела, ее стадий, постановления. Будет происходить разговор вокруг обоснованности заявления о преступлении и выдвинутого против лица обвинения. Как она заработает — посмотрим. Но мне, как специалисту, до конца непонятно, что такое, к примеру, следственный судья. Появляется такая новая “звено”. И какая разница между ним, следователем и просто судьей. Ответы на эти вопросы в проекте УПК я не нашел.

Действительно принят в первом чтении Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает для защиты больше прав и возможностей?

А. Банчук:

— Да. Речь идет досудебное следствие. Ведь сейчас адвокат юридически имеет равные права с прокурором только на судебном заседании.

Проект нового УПК дает самые главные полномочия защиты — возможность допрашивать и вызывать свидетелей со стороны защиты от http://онюрист.рф/stati.html на досудебных стадиях. То есть, это попытка, чтобы две стороны имели равные возможности собирать доказательства в суд.

Еще одна важная вещь. Этот проект пробует изменить теорию доказательств. Она заключается в том, что доказательствами может быть только то, что непосредственно исследовано и заслушано судом. То есть то, что лицо сказало, подписало в суд в каком-то кабинете следователя, не будет иметь никакого доказательственного значения. Пока суд не увидит того лица и не услышит, что она лично сказала по поводу этого факта.

Потому что под давлением можно все подписать?

А. Банчук:

— Что сейчас часто происходит. Сегодня основная задача досудебного следствия — схватить кого-то и чтобы лицо под определенным давлением подписала что-то. Но, конечно, надо будет еще посмотреть на практическое применение этой нормы.

Проект предлагает и полную отмену дорасследование.

А. Банчук:

— Сейчас существует практика направления дела на дополнительное досудебное следствие при условии, когда суд имеет определенные сомнения в доказанности вины. А теперь, если прокуратура недоопрацювала на досудебном следствии, то должен быть оправдательный приговор. То есть лицо не должно страдать через это. Презумпция невиновности говорит, что когда возникают даже незначительные сомнения в отношении этого лица, то суд должен ее оправдать. Эта идея заложена в новом УПК.

В СИЗО? Нет, под домашний арест

Появились в кодексе новые меры. Какие?

К. Братковский:

— Например, такие, как домашний арест. Он заключается в запрете подозреваемому, обвиняемому оставлять жилье круглосуточно или в определенный период суток. Эта мера пресечения может быть применена к лицу, которое подозревается или обвиняется в преступлении, за совершение которого законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу, срок содержания лица под домашним арестом не может превышать двух месяцев. Но в случае необходимости его могут продлить до шести месяцев.

А. Банчук:

— В настоящее время реальными являются две меры пресечения, — взятие под стражу и подписка о невыезде. После вступления в силу закона о гуманизации начали активно применять еще и такая мера, как залог.

Следить за лицом под домашним арестом планируют с помощью электронных средств контроля. Такое мы до сих пор видели лишь в американских фильмах.

А. Банчук:

— Эта новация появилась в проекте недавно. К 2010 году ее не было. И это только одно из обязательств, которое технически будет обеспечивать, чтобы лицо не выезжала за пределы города, а выходила из дома только при необходимости, например, в магазин.

Хотя могут быть и другие обязательства для лица, находящегося под домашним арестом. Скажем, появляться в прокуратуру или органы досудебного расследования раз в неделю или раз в месяц.

К. Братковский:

— На то, чтобы закупить браслеты и настроить специальное оборудование, нужны немалые средства. Это очень дорогой проект, и сомневаюсь, что его быстро воплотят в жизнь.

Не все так просто, как кажется, и с домашним арестом. Во-первых, сами родственники могут быть против такого мероприятия. Или что делать, когда человек проживает в съемной квартире?! Есть много нюансов.

Такая мера пресечения, как содержание под стражей, применять реже?

А. Банчук:

— В этом УПК четко определено, что арест станет возможным лишь тогда, когда статья предусматривает за преступление не менее 5 лет для ранее не судимого. Только в таких случаях. Поскольку сейчас содержание под стражей применяют и в более легких делах.

К. Братковский:

— Кстати, предусмотрено, что основной мерой пресечения при совершении экономических преступлений будет залог. Эта практика распространена в цивилизованных странах. Размер залога будет определять следственный судья, суд с учетом обстоятельств уголовного правонарушения, имущественного и семейного положения подозреваемого, обвиняемого и тому подобное. Скажем, в производстве по уголовному правонарушению, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком не более как на три года, или другого, более мягкого наказания, залог составит от 10 до 20 минимальных заработных плат. Если это производства в отношении преступления, за которое “светит” лишение свободы на десять лет, — от 100 до 250 минимальных заработных плат.

Проект УПК предусматривает еще и существенное сокращение сроков содержания под стражей. Или не так?

К. Братковский:

— В действующем УПК допускается содержание под стражей до 18 месяцев. Согласно новому проекту, совокупный срок содержания под стражей во время досудебного расследования не должен превышать шесть месяцев относительно нетяжелых преступлений, и 12 месяцев — относительно тяжелых или особенно тяжелых преступлений. Это четко прописано.

То можно надеяться, что через увеличение количества предупредительных мероприятий наши СИЗО не будут так переполнены, как сейчас?

А. Левицкий:

— Это действительно будет иметь положительный эффект. Не смогут уже всех подряд пугать угрозами взятия под стражу. Ибо нередко бывает, что люди годами сидят в СИЗО и доказывают, простите за сравнение, что они не верблюды.

Залы без “клеток”. Но с присяжными

Планируют убрать из судебных заседаний привычные железные “клетки” для содержания подсудимых. Зато появятся, цитирую: “заграждения из стекла или органического стекла”. А это зачем?

А. Левицкий:

— И я не понимаю. Мне все равно, как гражданину, или я буду сидеть в золотой клетке, в клетке из стекла или мрамора. Важнее, чтобы у меня была надежда на получение правосудного решения. Поэтому к этому я отношусь как к отвлечению внимания. То бред. К судопроизводству “клетки” не имеют никакого отношения. Вы знаете, что сегодня в судах подсудимый, даже если он не под стражей, не может сидеть рядом со своим защитником? И новый УПК не содержит относительно этого никаких изменений. То о чем можно дальше говорить?!

Вводят и такое понятие, как суд присяжных. Это что-то вроде иностранных судов присяжных?

А. Банчук:

— Как раз нет. Здесь власть еще раз доказала, что боится своих граждан. Ибо то, что выписано и названо судом присяжных в новом УПК, по своей сути не является им. Это обычный институт народных заседателей.

Объясню подробнее. Классический суд присяжных — это коллегия присяжных, непрофессиональных юристов (их количество значения не имеет), которая решает вопросы факта, то есть виновное лицо, которая предстала перед присяжными, или нет. Если коллегия присяжных заседателей признает, что человек виновен, то профессиональный судья назначает меру наказания, возмещение.

В проекте УПК, что приняли в первом чтении, суд присяжных — это коллегия из трех непрофессиональных судей, неправників и двух профессиональных, которые вместе будут решать и вопросы факта (виновности или невиновности), и вопросы права (наказания). Но, господа, это не суд присяжных!

Этот наш урезанный, квазисуд присяжных или, правильнее сказать, — псевдосуд присяжных будет рассматривать только дела об пожизненное лишение свободы. Это лишь десятки дел в год. Мизер.

А. Левицкий:

— Существует конституционная норма, что правосудие в Украине осуществляют профессиональные судьи, а также суд присяжных. Все надеялись, что в новом УПК будут вынуждены имплементировать это конституционное положение и создать нормальный полноценный суд присяжных. Этого не произошло. Суд присяжных, кстати, нормально функционирует в России. Наши чиновники часто все худшее берут оттуда, поэтому удивляюсь, почему не скопировали хотя бы российского варианта.

То есть новый УПК имеет много как положительных моментов, так и недостатков?

А. Левицкий:

— Однозначно, что он таки лучше, чем действующий. Но не надо от него ждать чего-то революционного в наших реалиях. Потому что новый Уголовно-процессуальный кодекс без судейской независимости, без соответствующей возможности адвокатуры, без возможности “поставить прокуратуру на место, не изменит принципиально ситуации к лучшему.

А. Банчук:

— Несмотря на то, что увеличены права подозреваемых, обвиняемых лиц и им предоставляется право получить консультацию от http://онюрист.рф/kak-poluchit-konsultatsiyu.html, в новом УПК, есть вещи, которые все еще нарушают эти права. Например, им предусмотрено введение института судебного сбора. Его вводят впервые в нашей истории. То есть лицо, которое еще не признано виновным, должно платить и судебный сбор.

Если УПК примут в целом, то когда он станет действующим?

А. Банчук:

— Очень малый срок вступления в силу — шесть месяцев с момента его принятия.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*