Как оппозиция делит депутатские мандаты

Политика

Тарас Стецькив: “Они делают роковую ошибку. Если оппозиция не выиграет парламентских выборов, то не выиграет президентских”

У политиков — горячая пора: они делят места в будущих избирательных списках и округах. Хотя внешне пока все спокойно, на самом деле в партийных кулуарах кипят нешуточные страсти. Ведь номер в списке определяет шансы снова получить мандат депутата на следующие пять лет, а согласованная поддержка нескольких партий на избирательном округе увеличивает и здесь шансы на победу.

Уже почти две недели прошло, как “Батькивщина” и “Фронт змин” обнародовали свою программу на парламентские выборы – серьезную, продуманную, не впервые наполненную конкретикой. И дальше уже точно должен бы быть логический шаг — объявление кандидатов в депутаты, людей, которые имеют эту программу реализовывать.

Но этого до сих пор не произошло. Почему?

О том, что происходит с оппозиционными кулисами, мы попросили рассказать человека, который может позволить себе быть откровенной, потому что не принадлежит к “Батькивщины”, “Фронта перемен” или “Свободы”, которые играют первую скрипку в этом объединении. Во время интервью наш собеседник народный депутат Тарас Стецькив, в присущей ему манере, был максимально откровенным — рассказал все так, как есть.

Ходят слухи, что в закрытых кабинетах оппозиции продолжается чуть ли не война, что согласие найти все труднее. Что происходит в кулуарах — там, где составляют списки кандидатов в депутаты?

— Где-то с нынешнего февраля все дела замкнули на себе лидеры трех партий — “Фронта змин”, “Батькивщины” и “Свободы”. С какого-то момента стало понятно, что вожди этих партий не имеют большого желания обсуждать вопросы в широком формате, не хотят откровенного разговора относительно претендентов на депутатские мандаты. И это очень печально. Возникают подозрения относительно того, кто попадет на этот раз в списки.

Много говорилось, что в этот раз каждого кандидата в депутаты оппозиция будет проверять на соответствие определенным принципам — чтобы был честным, чтобы не был “парашютистом” и т.д. Этого придерживаются?

— Нет, на центральном Коде принципы обсуждали, но не утверждали. Прозвучали общие слова о честности, порядочности, общественную ведомость предлагаемых кандидатов.

Но мы настаивали на том, что фамилии таких кандидатов должны быть заранее объявлены, чтобы люди могли их обсудить.

Лидеры крупных партий сразу сказали, что делать этого не стоит, потому что, мол, на этих людей власть начнет “охоту”. Но на самом деле, как выглядит, уже несколько месяцев происходит какое-то непонятное согласование…

В узком кругу…

— Так, в узком кругу. “Батькивщина” и “Фронт змин” договорились о определенные квоты и сейчас наполняют их втайне от других.

Каковы эти квоты?

— Официально не объявлены. Говорят, что или 60 на 40, или 55 на 45 процентов в пользу “Родины”.

И каждый формирует свою часть, не имеет права вмешиваться в чужую?

— Да, и я считаю, что это неправильно. И такие же мысли высказало немало общественных авторитетов и даже представителей Церквей. Нет ничего страшного, чтобы предварительно обнародовать фамилии людей, которые пойдут по совместному список в пропорциональной части выборов, и людей, которые пойдут по мажоритарке. Чтобы их предварительно обсуждать и, возможно, как-то подкорректировать этот состав кандидатов, обратив внимание на реакцию общества. Но нет, на сегодня “списочная” часть кандидатов вообще является тайной за семью замками.

С одной стороны, как вы сказали, есть позиция, что заблаговременное официальное обнародование кандидатов поставит их под удар власти. Но с другой — кое-кто говорит, в это время просто идет торговля местами в списке. Это так?

— Подозрения возникают. Первая — что есть кандидатуры не достаточно авторитетны, и их держат в тайне до последнего, чтобы протолкнуть, чтобы не “сжечь” их заблаговременно в огне общественного обсуждения и критического изучения. Вторая — возможно, есть определенные трудности с финансированием кампании, и округа, как говорят, продают или, если хотите, отдают кандидатам, которые делают определенные финансовые взносы в избирательный фонд партии.

Это абсолютно непонятно. Отдавать бизнесменам места кандидатов от оппозиции в обмен на финансовую помощь — значит сознательно вручать эти округа представителям Партии регионов. Это однозначно.

То же самое — выдвигать на округ очевидно непроходную кандидатуру. Такой прецедент зафиксирован, например, на Львовщине.

Кого вы имеете в виду?

— Здесь о своем намерении баллотироваться от оппозиции заявила киевская журналистка. Она известна в журналистских кругах, интернет-среде, но совсем не известна избирателям этого округа. И бросать ту девушку против денежного кандидата от власти — наперед “сжечь” ее и сдать округ власти.

Возникает впечатление, что это делают сознательно выдвигают такого “технического” кандидата, чтобы, несмотря на принадлежность к оппозиции, проиграл выборы внешне “независимому” кандидату, а на самом деле — кандидату от власти.

Похожие тревожные сигналы есть по Полтавщине, Киевщине, Сумщине.

Если такие вещи будут реализованы на практике, оппозиция очень рискует. Избирателя обмануть не удастся, независимо от того, когда объявят партийный список и кандидатов по мажоритарным округам. Потому что избиратель будет очень придирчив, он будет смотреть под рентгеном на каждый округ, особенно в своем регионе.

Вот когда, например, Турчинов принимает такое решение, то почему он это делает — потому что не верит в силу своих идей или людей, или потому что хочет заработать “быстрые” деньги?

— Я боюсь предположить, что речь идет о деньгах. На мой взгляд, является переоценка бренда “Объединенная оппозиция”. Избиратель сегодня “раскусит” и бизнесменов-“пассажиров” и политических калек, и технических кандидатов. И голосовать только за тех кандидатов, которым доверяет лично. Если люди увидят, что от оппозиции идут какие-то столичные “парашютисты”, то они еще резче вернутся спиной к такой оппозиции.

В вашем понимании, лидеры оппозиции, которые сейчас принимают такие решения, еще могут свернуть с того пути, или уже все решено и они таки пойдут по ложному пути до конца?

— Думаю, все еще может измениться. Последние недели показали, что чем больше оппозиция скрывает кандидатов, тем больше слухов и сплетен на эту тему возникает. Чем дольше затянут с объявлением кандидатов, тем больше шансов, что в конце на каждом округе окажется не один, а 3, 4 и 5 кандидатов-оппозиционеров.

Мне не понятно, почему и Турчинов, и Яценюк так себя ведут.

Может, они не хотят выиграть выборов?

— Грешным делом, я и сам такое подумал и спросил их. Конечно, меня заверили, что в своих силах и намерениях победить крепки как никогда.

Но на самом деле оппозиция имеет все-таки определиться: она хочет выиграть выборы или просто получить более-менее приличный результат. Потому что выигрыш парламентских выборов после возвращения “кучмовской” Конституции — это отнюдь не получение реальной власти, как было по Конституции 2006 — 2009 годов. Это лишь относительное выравнивание оппозиции с Януковичем в силах, получение в государственной системе возможности для борьбы с ним, по крайней мере, на паритетных началах — у нас парламентское большинство, у него вся исполнительная власть. Следовательно, оппозиция должна быть готова, в случае победы, выйти на этот бой с ним и, возможно, выстоять в этом бою не короткий отрезок времени, а два с половиной года до календарного окончания срока полномочий Януковича.

Какова же вероятность повторения сценария 2006 года, когда Партия регионов проиграла парламентские выборы “оранжевым” партиям, и уже за несколько месяцев нашла достаточно сателлитов (в том числе и в их лагере), чтобы сформировать парламентское большинство и правительство?

— Высока. Потому что поведение лидеров оппозиции, которые до сих пор не обнародовали кандидатов в депутаты, лишь способствует такому процессу. К большому сожалению, руководители оппозиции пошли другим путем — они зашифрувалися. Как сказал мне известный “оранжевый” политик Олег Рыбачук, “КОД закодировался”.

А Тимошенко, по вашему мнению, имеет влияние на определение кандидатов, она отстранена от этого?

— Относительно избирательного списка партии на пропорциональную составляющую, то уверен, что Тимошенко его согласовывает. А кандидатов по мажоритарке — вряд ли. Потому что, как я понимаю, на распределение кандидатов по мажоритарным округам так же, как и на формирование партсписка распространили квотный принцип. И когда кто-то задает вопрос “А почему именно этот кандидат, а не другой?”, ему в ответ “аргумент”: “Просто этот округ по квоте “попался”, скажем, “Свободе”, поэтому все вопросы к ней”.

Это человек непременно возмутит. И они могут голосовать совсем не так, как планировали.

Как вариант, за кандидатов от Кличко?

— Мне кажется, если подозрения и недоверие к такому подходу во время определения кандидатов в мажоритарной и пропорциональной частям будут расти у людей, Кличко будет набирать рейтинг благодаря “Родине”.

И если Кличко действительно обнародует списки своих кандидатов заранее и предложит людям обсудить их, то, безусловно, получит преимущество. Потому что в понимании людей он будет честнее.

А у него есть те кандидаты — пригодны для заблаговременного обнародования без страха?

— Вот теперь мы будем и на Кличко смотреть тщательнее. Скоро все увидим.

Есть мнение, что оппозиция на самом деле не хочет получить власть в парламенте из стратегических соображений. Что вы об этом думаете?

— Да, есть мнение, что оппозиции не стоит делить ответственность с властью за дела в стране до президентских выборов.

Вспомним путь Ющенко к президентству. На парламентских выборах 2002 года блок “Наша Украина” набрал больше всего голосов из всех партий и блоков, но большинство в парламенте не получил. Он остался в оппозиции, а в 2004-м именно как кандидат от оппозиции выиграл выборы. То, возможно, они действительно не планируют выигрывать эти парламентские выборы?

Если это предположение правильное, то они делают роковую ошибку. Если оппозиция не выиграет парламентских выборов, то не выиграет президентских. Это не ситуация “Кучма — Ющенко”, это ситуация “Янукович — Яценюк”. И здесь все иначе.

И что в этой матрице иначе?

— Во-первых, Янукович имеет больше власти, чем имел Кучма. Во-вторых, криминальные группы пришли к власти. Если они получат большинство и в новом парламенте, то до 2015 года “допресують” страну так, что ого-го!

Поэтому нельзя сейчас действовать по очень сложными сценариями. Надо все делать так, чтобы получать максимальное доверие людей. Так мы сразу заберем барьер между политиками и народом. И тогда народ под руководством таких политиков пойдет воевать за правду, за нормальное будущее страны.

Кстати, когда с людьми общаетесь, что они чаще всего говорят? Что их больше всего волнует?

— Если обойти характерно прежде всего вопрос “Кто виноват — Ющенко или Юля?”, то основной вопрос: “Что будет дальше?”

А вы что на это?

— Всегда говорю: “Если вы будете надеяться только на политиков, то ничего хорошего не будет. Будет и дальше жизнь в таком же состоянии, как сейчас”.

Наши Люди, конечно, воспринимают такие советы трудновато. Десятки лет коммунистической системы воспитали в них гражданскую пассивность.

Несмотря на то, что я считаю: если настойчиво и системно работать над этим годами, то рано или поздно все понемногу изменится.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*