Маэстро сильной эпохи

Политика

Создатель литовской независимости Витаутас Ландсбергис считает, что эпоха политиков-титанов в Европе миновала. Им на смену пришли те, кто «слушает только себя»

Витаутас Ландсберґіс и его коллеги для многих на советском пространстве, что в конце 1980-х годов распадался на глазах, были живыми символами борьбы за свободу и независимость. Экс-спикеру Верховного совета Литвы (1990-1992) симпатизировали все, кто стремился освобождение своих народов. И в то же время желали провала те, кто и дальше мыслил категориями «великой общєй страны». В той борьбе было все: и национальное возвышение, и кровавые события 13 января 1991 года, когда советский спецназ штурмовал вильнюсские телебашню и телецентр, в результате чего погибло 14 гражданских. На вопрос Недели, благодаря чему прежде всего литовцы выстояли и завоевали независимость, а затем ступили на путь создания свободного государства–члена ЕС, Витаутас Ландсберґіс отвечает: «Именно благодаря тому, что добивались демократии как средству достижения независимости, а не наоборот».

Литовский общественно-политическое движение «Саюдис» (сначала назывался «Литовское движение за перестройку»), уверенно вел страну к суверенитету в самых критических 1988-1990 годах, сплотил очень разных людей: по специальности, судьбой, даже видением новой Литвы. Что помогло такой пестрой организации объединить различные взгляды и стремления, принимать четкие решения и действовать? «Ощущения и понимания главной цели. Возможно и то, что в программе «Саюдис» доминировали принципиальные вопросы, – объясняет Витаутас Ландсберґіс. – Детально-технические оставили на потом, чтобы решить их в условиях демократии законодательно». Везде и всюду люди, поддерживая перемены, часто хотят получить «все и сразу». Не обошло это и земляков нашего собеседника. «Литовцы чувствовали разочарование не столько темпом реформ, хотя многим было трудно к ним приспособиться, сколько стилем действий старой кланово-блатной системы, которая самозберігалася. Он заключался в бесстыдном хищении общественного имущества, – вспоминает Витаутас Ландсберґіс. – Это разочарование обернулось против себя, когда выбрали «бывших». Те как будто получили мандат действовать нагло».

В Литве титульная нация составляет большинство – более 83%, в отличие, например, от тех же Латвии и Эстонии. Понятно, однако, что десятилетия жизни в Советском Союзе не могли не сказаться на образе мышления, запросах, стереотипах поведения людей, то есть на всем, что называют «политической культурой». И все же литовцы смогли достичь внутри своего общества консенсуса по вопросам, которые во многих постсоветских странах стали камнем преткновения, как вступление в НАТО и проведения решительных, болезненных экономических реформ для интеграции в Евросоюз. «Несмотря на столкновение групповых интересов, согласились: такие перемены и вступление в эти организации нужны. Влечение к возврату в прошлое и на Восток не перевесил», – констатирует экс-спикер Верховной рады и Сейма Литвы.

Прошло почти семь лет с тех пор, как страна вступила в ЕС и НАТО, и скептики, особенно по российскую сторону границы, снова оживились. Экономический кризис нанес серьезный удар по странам Балтии. Оппоненты заговорили о «поспешной евроинтеграции», которая якобы нанесла простым литовцам (эстонцам, полякам, словакам и т. п) больше вреда, чем малая пользы. Неделю спросил у Витаутаса Ландсберґіса, как чувствует себя литовское общество сегодня, через семь лет после вступления в Евросоюз, какая позиция доминирует в нем – евроинтеграция как победа (завершено «возвращение домой») советское прошлое все же стоит ностальгии? «Последнее – это не взгляд, а пропаганда всем известной «конторы», – отвергает предостережения политкорректности легендарный политик. – Они тешат себя иллюзиями, что их слушателей становится все больше, параллельно с ростом инвестиций в спецпропаганду. И у людей доминирует ощущение того, что путь в Европу был правильный».

Звездный час Ландсберґіса, конец 1980-х – начало 1990-х, был в политике континента эпохой сильных личностей, титанов, которые не боялись брать на себя ответственность, принимать и воплощать часто бескомпромиссные решения. Сегодня перед Старым миром стоят вызовы, вероятно, даже более серьезные. Впрочем, многие признают, что эпоха «великанов» миновала безвозвратно, что сейчас мало кто из европейских политиков по масштабу своей личности может претендовать на такое звание и нести бремя такой ответственности. То смогут все же общественные деятели Объединенной Европы узнать правильные ответы на сегодняшние риски и угрозы?

«Дело не в знаниях, а в способности продуцировать и отстаивать идеи, к которым прислушиваются. Нынешние политики слушают только себя или же оглядываются на грубиянов извне», – довольно пессимистично рассуждает Витаутас Ландсберґіс о реалиях современной политики.

В таком видении страны Балтии, как и Украина, – это своеобразный форпост Европы, ее культуры рядом с «Русским миром», как модно говорить в России. В этих государствах пограничья проявляет себя различными способами: от культурных влияний стремление к кремлевской стороны взять под контроль стратегические промышленные, энергетические, транспортные объекты. «Русский мир» – это очередной миф отчужденности (от несостоятельности) и противостояние, вплоть до новой экспансии, – убежден Витаутас Ландсберґіс. – В приграничных странах остается выбор: либо погрузиться в «Русский мир», или остаться на своем берегу, цепляясь за демократию». Неделю уточнил у собеседника, насколько проблематичны сегодня для Вильнюса эти влияния в политике, обществе. Ведь многое зависит от того, готовы ли российские бизнесмены играть на чужой территории по европейским правилам, они стремятся принести туда свои национальные привычки. «Думаю, они работают по второму сценарию. О том, что европейские правила не для россиян, обмолвился даже Дмитрий Медведев», – констатирует Ландсберґіс.

2009 года экс-спикера литовского Сейма во второй раз избрали в Европейский парламент. Итак, седьмой год подряд он вблизи видит, как творится политика ЕС, наглядно прослеживает, в каких ценностей, деталей и каким образом следует обращаться в таком государстве, как Украина, чтобы быть услышанной в Брюсселе, Берлине, Париже и других столицах. «Относительно ценностей, то стоит апеллировать к тому, во что верит, к чему стремится сама Украина. Что же до деталей и способов – это уже второстепенное. Украина их найдет или нет. Главное – осмыслить свои ценности, но не желудочные», – советует Ландсберґіс.

Одним из важнейших элементов преодоления глобального кризиса является развертывание и углубление регионального сотрудничества. Уже много лет продолжается формирование проектов взаимодействия в Балто-Черноморском регионе: энергетического, транспортного, экологического – практически в любой области можно найти естественный общий интерес. И все еще складывается впечатление, что и Украине, и остальных государств не хватает какого-то толчка для перехода от моделирования до воплощения замыслов. «Действительно, время перейти от имитационного моделирования на бумаге к действиям. Украина – большое государство. Если бы она сдвинулась с места, то и дело сдвинулось бы», – заключает Витаутас Ландсберґіс.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ НОТА

Витаутас Ландсберґіс

Родился 18 октября 1932 года в Каунасе. Учился в Государственной консерватории Литвы в Вильнюсе (1950-1955). Защитил докторскую диссертацию по искусствоведению, в 1978-1990 годах был профессором Вильнюсской консерватории, написал более 30 книг.

В 1988 году вошел в инициативную группу движения «Саюдис».

В 1989-м избран народным депутатом СССР, инициировал депутатский запрос по правовой оценке пакта Молотова-Риббентропа.

11 марта 1990 года при его активном участии Верховный совет Литвы принял декларацию о независимости. Возглавлял Верховный совет Литвы (1990-1992), впоследствии Сейм (1996-2000).

Один из лидеров партии «Союз Отечества».

По его инициативе был принят закон о компенсации ущерба, нанесенного Литве советской оккупацией.

С июня 2004 года-член Европарламента.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*