Новая революция висит в воздухе

Политика

В Украине возможна новая революция. Ведь протестные настроения, которые нарастают в обществе, очень похожи на те, что охватили в прошлом году арабские страны. Так считает известный историк и ученый Ярослав Грицак.

По его убеждению, власть потеряла инстинкт самосохранения, и изменить ее на самом деле несложно. Но для того, чтобы “перезагрузить” Украину, к власти должен прийти мотивирована и решительная элита, которая знает, что и как надо делать.

Подробнее об этом — в интервью с Ярославом Грицаком.

Что подтолкнуло вас к выводу о том, что в Украине возможна новая революция?

— Мой вывод не является оригинальным. Посмотрите, о чем пишут в интернете, какие книги имеют ведущие позиции в списке наиболее розпродуваних изданий книжных магазинов “Есть”. О протестах говорят, о них думают. Заметьте, как часто сегодня употребляют слово “Майдан”. Мы уже имели Майдан учителей, предпринимателей, “чернобыльцев”, “афганцев”, а недавно — и Майдан пользователей интернета.

Да, но в то же время часто слышим о том, что украинцы охладели к политике, поэтому нового Майдана ожидать не следует. Разве не так?

— Примерно то же самое говорили перед Оранжевой революцией: ситуация безнадежная, народ равнодушен. Политологи соревновались между собой в пессимистических прогнозах. А прошло несколько месяцев, и этот якобы равнодушный народ вышел на улицу.

Позволю себе сравнение: если бы предсказания революции в Украине приравнять к ставкам на футбольные матчи, то мой прогноз был бы 6:4 или даже 7:3. Не хочу быть плохо понятен: историки не предсказывают будущего, они лишь пробуют выяснить возможные сценарии развития событий. А сценарий здесь такой, что в современном мире революции происходят все чаще. По подсчетам, в ХХ веке революции были примерно дважды в год. За первые 10 лет этого века пропорция выросла до четырех революций на год.

Старшее поколение в этой стране воспитано на мифе Великой Октябрьской революции 1917 года, которая, в свою очередь, в сознании большевиков развивалась по сценарию Великой Французской революции 1789-го. Заметьте, в обоих случаях ключевым словом является “Большая”: мол, революция — это что-то великое, эпохальное, как взрыв вулкана или землетрясение. Историки же знают, что на самом деле революции является банальным явлением. Они происходят, как пробки на дорогах: не регулярно, но часто.

Если же речь идет конкретно про нынешнюю украинскую власть, то проблема с ней такая, что она игнорирует или же не знает этих общественных тенденций. Она и дальше думает, что революция может быть только “Большой” и раз в сто лет. А если она так думает, то шансы новой “банальной” революции увеличиваются.

Нынешнюю ситуацию в Украине вы в своих комментариях называете еще хуже, чем при Кучме. Почему?

— При Кучме — каким бы коррупционным тот режим не был — существовало негласное правило: оппозицию не сажают в тюрьмы. Все понимали, что сегодня ты при власти, а завтра можешь быть вне ее. Кучма понимал, что в этой стране никто не может взять власть навечно. Нынешняя же власть действует так, будто пришла лет на сто. И начала с того, что посадила в тюрьму своих главных оппонентов — Юлию Тимошенко и Юрия Луценко.

Приход к власти Януковича воспроизводит логику развития революции, когда на волне революционных разочарований к власти приходит контрреволюция, которая ничего не забыла, но ничему и не научилась. Януковича и его команду губит еще специфический “донбасский синдром”: они думают, что всей Украиной можно управлять, как Донбассом, по российским вариантом. А Украина — то не Россия. Кучма это понимал и даже книгу о том написал. Сейчас же шутят, что Януковичу пора писать книгу “Украина — не Египет”.

По убеждению некоторых политологов, Украина еще никогда не имела такого слабого режима, как нынешний. Знаю одного зарубежного посла, который несколько месяцев назад позвонил нашему министру иностранных дел поздравить его с большим “достижением” — с тем, что Украина за очень короткое время сумела изолировать себя одновременно от Москвы, Брюсселя и Вашингтона. Посол сказал: “Такое еще никому не удавалось — вы сделали настоящий переворот в международной политике!”

Власть так активно изолирует себя от собственного общества и внешнего мира, что не надивуєшся, как быстро она теряет инстинкт самосохранения.

От начала избиратели Западной Украины относились с недоверием к Виктора Януковича как Президента. Тем временем на востоке ему еще недавно доверяли. Как считаете, почему он так теряет сейчас рейтинг по всей стране?

— На западе он никогда не имел доверия и, предполагаю, не будет. Другое дело на востоке. Здесь на Януковича возлагались определенные надежды, потому что считали, во-первых, что он свой, во-вторых, что власть, которая пришла после Оранжевой революции, является лучшей, чем предыдущая (потому что хуже от “оранжевой” власти сложно было себе представить), в-третьих, что ей удастся уладить отношения с Россией, решить газовые проблемы, в-четвертых, отремонтировать дома, дороги, школы и так далее. Теперь видим, что на самом деле ни одна из этих надежд не оправдалась. Наоборот, люди убедились: единственное, что удается действующей власти, — это себя обогащать.

Один из признаков революционной ситуации: власть теряет легитимацию —то есть оправдание, зачем пришла к рулю государства. Теперь она не имеет легитимизации ни на западе Украины, ни на ее востоке, ни в Брюсселе, ни в Москве, ни в Вашингтоне.

Но была бы такая революция благом для страны?

— Здесь я более осторожен в прогнозах. Украина от 2004 года вступила в такое развитие событий, когда каждая новая власть хуже предыдущей. Не исключаю сценария, когда после свержения Януковича, получим еще худшую ситуацию. Украинцам надо прекратить такую плохую очередность событий, когда в их руках революционные вилы превращаются в постреволюционные грабли.

Какой же революции нуждается Украина?

— Я, и не только я, считаю, что перед политической революцией должна произойти революция ценностей. Украина нуждается в “перезагрузке”, то есть игры по новым правилам. Я не считаю, что эти правила должны быть какие-то уникальные. К счастью, украинцам не надо открывать Америку или изобретать велосипед. Посмотрите на соседнюю Польшу, “чемпиона от революций”, или на более далекую Грузию. Или же на постфранкістську Испанию, или постнацистську Германию. Всем этим странам рано или поздно удалось прервать ту плохую последовательность и ввести простую формулу — “рынок плюс демократия”. Конечно, эта формула не является идеальной, она также дает сбои и провоцирует новые кризисы. Но эти кризисы не являются революционными, их решают в рамках единожды запущенного механизма.

Чтобы “перезагрузить” Украину, к власти должен прийти мотивирована и решительная элита, которая знает, что и как надо делать. Это, собственно, она является носителем новых ценностей и, пользуясь доступа к государственным ресурсам (школы, масс-медиа и так далее), постепенно распространяет эти ценности на все общество.

Кому будет принадлежать главная роль в новых протестах?

— Думаю, что арабский мир, а с недавних пор и Россия показывают нам новую тенденцию: решающую роль в революциях, массовых протестах играют не партии, а общественные движения. Подобные процессы сегодня есть в Украине: старая оппозиция слаба и разобщена, зато крепнут общественные движения. Главная проблема: этим движениям не хватает солидарности. Выходят протестовать на улицы предприниматели — все остальные поддерживают, но молчат. То же произошло с учительским Майданом, движениями “чернобыльцев” пользователей ex.ua. А логика должна быть такая, как в случае польской “Солидарности” 1980-х годов: сейчас бастуют рабочие, но их поддерживают и врачи, и учителя, и даже профессора.

Надо понимать: революция — не от сладкой жизни. Это болезненная реакция на общественные недуги, похожая на то, как температура тела повышается от вируса. Боюсь, что за действующего режима украинские болезни вылечить не удастся, потому что сам режим болезненный. Вопрос в том, общество, которое хочет жить нормальной жизнью, может сам себя вылечить.

Как расцениваете последние президентские назначения в силовых структурах: Калинина главой СБУ и дмитрия Саламатина министром обороны?

— Я не политолог, чтобы анализировать эти решения, но как историк скажу: власть, которая так глупо себя ведет, скорее всего, добровольно не сдастся. Она будет делать все, чтобы удержаться силой и чтобы на ту “силу” можно было опереться и ей доверять.

Какого характера могут приобрести новые протестные события?

— Характер революции в большей степени определяет власть, а не оппозиция. Разумеется, нынешнее руководство государства не готово отдать власть мирно — потому что оно же подготовило такой сценарий, когда из власти просто идешь в тюрьму. Поэтому угроза, что прольется кровь, есть, ее нельзя игнорировать. Но, с другой стороны, хочу обратить внимание на следующее: согласно статистике, сайт эх.иа за одну секунду посетило около 120 тысяч человек.

Каждый специалист по вопросам внутренней безопасности скажет, что ни одно войско, ни полиция не смогут справиться с толпой, которая собирается в одном месте и насчитывает 100 тысяч человек. Вопрос мирной революции заключается в том, удастся собрать эти сто тысяч. Потенциально – да. Ведь количество возмущенных работой действующего правительства достигает уже миллионов. Важно превратить протесты нескольких тысяч человек на организованную действие в одно время и в одном месте.

Как надо действовать, чтобы — в случае революции — не упустить шанса на позитивные изменения в стране?

— Больше всего надежд в нынешней ситуации дает возникновение различных общественных организаций по всей Украине, которые усиленно размышляют над стратегией развития этого государства. Лично для меня наиболее відрадною надеждой является инициатива “1 декабря”, которая собрала уважаемых общественных деятелей вместе с лидерами главных украинских Церквей. Эти люди тогда призвали собственно к моральному сопротивлению действующему режиму.

Для российского или украинского правительств не является большой проблемой “посадить” лидера оппозиции — как Ходорковского или Тимошенко. Проблема для него возникает, однако, тогда, когда ему противостоит организованное гражданское общество, где есть сотни и тысячи потенциальных лидеров: попробуй их всех проявления и пересади!

Кому же должны доверять?

— Американский историк Александр Мотыль когда-то привел такой пример: наибольшее влияние в Америке в борьбе за гражданские права негров имел Мартин Лютер Кинг. Он не был политиком, а лидером большого общественного движения, который объединился не за идеологией, а за общими ценностями: никто не имеет права лишать человека его достоинства. Проблема для Януковича заключается в том, что общественное движение в Украине в настоящее время имеет десятки потенциальных Мартинов Лютерів Кингов.

Вспомните: в одном из своих стихотворений Шевченко писал, что больше всего боится, как окрадену и несчастную Украину пробудят тогда, когда она не будет к этому готова. Что-то примерно такое произошло в 2004 году. Тогда Украина не имела качественной элиты, а общество несколько наивно решило, что все можно отдать на откуп политикам. Но вскоре оказалось, что какие бы хорошие эти лидеры были, они, придя к плохой власти, рано или поздно испортятся.

Учитывая это и поражение Ющенко, и победа Януковича является для нас как бы подарками Божьими: они дают нам шанс помудреть. Надо перестать доверять только лидерам и начать доверять себе.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*