Пирамида руины

Политика

Ключевое влияние на жизнь Украины производят сегодня две диаметрально противоположные по своему статусу и численности слои населения, которые вместе образуют структуру общества, напоминающую пирамиду. На ее вершине – олигархи, от которых зависит ситуация в стране, учитывая их финансовые и политические возможности. В основе фигуры – большое количество граждан с низким уровнем доходов, которые все вместе также оказывают влияние на государственную политику – на выборах. Они являются средством консервирования состояния дел, ведь из-за бедности, а следовательно, и критическую зависимость от государства или работодателей сравнительно легко поддаются манипуляциям (под популистскими, патерналистскими лозунгами) со стороны государственно-политической машины, которая руководствуется симбиозом олигархов и чиновников и заинтересована в статусе-кво, поскольку нынешнее положение вещей дает им возможность быстро обогащаться (см. «Эффект» олигархии). Несмотря на противоположность по всем возможным показателям, эти две группы, однако, составляют костяк олигархо-люмпенской модели украинской экономики. С одной стороны, олигархи на практике доказали несостоятельность использовать свое влияние на экономическую политику так, чтобы она была направлена на создание современной национальной экономики, построенной на эффективном применении отечественных ресурсов, труда, капитала и национальных конкурентных преимуществ ради достойных условий жизни людей, в сочетании с ответственным отношением к природе и интересов общества. С другой стороны, ориентированы на выживание, бедные, социально неактивные и неорганизованные слои населения сделать этого тоже не могут.

Поэтому олигархи и дальше быстрыми темпами сосредоточивают в своих руках как экономические, так и политические ресурсы: каждый четвертый из сотни самых богатых людей Украины является членом правящей партии, а следовательно, может способствовать принятию решений в интересах собственного бизнеса, влиять на распределение бюджетных средств, поскольку является прямой вход в высокие кабинеты и контроль над госаппаратом и чиновниками разных уровней. Анализ резолюций, которые принимаются в государстве, свидетельствует о том, что они способствуют прежде всего обогащению очень богатых – в ущерб развитию страны и пренебрегая вопросами поддержки инициативы людей или обеспечение их достойными условиями жизни.

Поляризация

Если в европейских странах соотношение доходов самых бедных и самых богатых граждан составляет один к шести, то у нас, по данным ООН, один к 30. Разрыв между этими показателями продолжает расти, усиливая поляризацию общества и искажая экономику и социальную сферу.

Активы 100 самых богатых украинцев, по разным оценкам, в 2010 году выросли по сравнению с предыдущим годом на 20-30% до $80-90 млрд, что сопоставимо с двумя третями ВВП. В то же время, по данным ООН, в прошлом году реальные доходы украинцев снизились в среднем на 10%. По данным Госслужбы статистики, каждый пятый гражданин получает сегодня месячный доход меньше прожиточного минимума (911 грн). Количество тех, кому денег не хватает даже на еду, выросло за полгода от 13,7% до 17,5% (данные КМИС). В стране распространена бедность среди тех, кто работает: в 79% домохозяйств, относящихся к бедным, есть не обеспеченные работой граждане.

Монополии и подачки

В Украине продолжаются концентрация капитала и создание монополистических объединений, что приводит к искажению конкурентных условий рынка, потому что на монополистов работают лоббисты во власти, под них пишут законы, им предоставляют фискальные преференции, а некоторых даже дотируют из бюджета, как в случае с угольной отраслью. Поэтому конкурировать с ними даже крупным компаниям, не говоря уже про малый и средний бизнес, невозможно.

Концентрация капитала происходит прежде всего в наиболее рентабельных отраслей (основная стратегия украинских олигархов), причем Антимонопольный комитет готов не замечать этого. Хотя он же в своем отчете отметил, что за последний год рынков с конкурентной структурой уменьшилось на 6%. В то же время доля таких, которые характеризуются «чистой монополией», выросла на 2%, а рынков с признаками доминирования – на 8%. Уровень монополизации повысился в 29 отраслях, тогда как снижение его наблюдалось только в 14. Процент «чистой монополии» поднялся во всех секторах экономики от 14,2 до 17,2, рынков с признаками доминирования – от 36,6 до 64,5.

В сегодняшних условиях контроль над сырьем, а не наличие технологий дает возможность олигархам скупать металлургические и химические предприятия и получать конкурентные преимущества на рынке.

В то же время, как это ни странно, и химическая, и металлургическая отрасли, которые сегодня полностью контролируют олигархи, не являются основными донорами государственного бюджета. Так, с 93,7 млрд грн всех налогов, поступивших в казну в первом полугодии 2011-го, металлургия дала только 1,5 млрд грн (1,6% общего количества), а химическая промышленность вообще 0,8 млрд грн (0,85%). Тогда как ориентированные на внутренний рынок пищевая промышленность – 14,1 млрд грн (15%), оптовая и розничная торговля – 13,3 млрд грн (14,2%) и даже строительство, которое пока что в депрессии, принесло бюджету 2,5 млрд грн.

Следствием монополий является необоснованный рост внутренних цен из-за отсутствия конкуренции. Крупные корпорации, которые доминируют на тех или иных рынках, получают сверхприбыли – результат злоупотребления монополистов путем установления завышенных цен, занижение качества товаров и тому подобное.

Страна как пастбище

Одна из основных черт олигархической политики – эксплуатация имеющихся ресурсов без системных инвестиций в модернизацию и инновации.

Стратегия бизнеса большинства украинских олигархов – покупка активов, которые приносят быструю прибыль – остается неизменной со времен первичного накопления капитала в стране. Большинство олигархов до сих пор не могут похвастаться долгосрочными инвестициями – их империи не имеют в своем составе бизнеса, построенного с нуля, высокотехнологичных компаний. Следовательно, имеющиеся структурные перегибы в экономике не исправляются, а усугубляются. За нынешнего уровня технологического развития страны существенно поднять производительность, а с ней и темпы ВВП невозможно. Для этого нужна масштабная модернизация отраслей-драйверов и стимулирование новых перспективных бизнес-сфер, ибо сегодняшние локомотивы экономики – металлургия, химическая промышленность, сельское хозяйство – не способны на это из-за изношенности основных фондов, устаревшие технологии.

Энергоемкая химическая и металлургическая продукция, особенно при сегодняшней высокой стоимости нефти и газа, может выдерживать конкуренцию на внешних рынках только с уменьшением энергозатрат. Зато источником экономии в этих отраслях обычно выступает фонд оплаты труда.

Сложилась парадоксальная ситуация. Резкий переход промышленных гигантов на новейшие технологии вызвал бы социальный шок. Ведь большая часть работников оказалась бы ненужной. Особенно остро эта проблема встала бы в индустриальных городах, где такие предприятия являются бюджетообразующими и главным источником рабочих мест. Такая ситуация создала определенную зависимость власти от собственников крупных предприятий. Не желая вызвать негодование люмпену, она вынуждена идти на уступки олигархам и предоставлять скидки в тарифах на энергоносители, перевозки и тому подобное, часто за счет интересов предприятий, которые не входят в крупные бизнес-группы. Сюда можно отнести и непомерные для бюджета выплаты социального направления бедным категориям граждан, «крохи с богатого стола», вместо создание каждому условий для самообеспечения.

В других постсоветских странах, мы оказывались в похожих ситуациях, когда после приватизации крупных предприятий без работы оставалась большое количество людей, эту проблему решали за счет всестороннего содействия предпринимательской инициативе, внедрению программ поддержки малого бизнеса. И это очень быстро давало позывные результаты (см. ниже «Принципиальное отличие»). Зато в Украине приоритетная ориентация на металлургическую и химическую промышленность усиливает зависимость экономики от стоимости импортных энергоносителей, с одной стороны, и от спроса на внешних рынках – с другой.

В структуре экспорта 35% – недрагоценные металлы, причем 29,1% – без какой-либо переработки, 7,8% – продукция химической промышленности, 13,7% – минеральные продукты. За последние три года с 8,7% до 13% увеличился вывоз сырья – энергоресурсов и руды. На экспорт приходится львиная доля производимой в Украине стали, тогда как в других странах, где ее также выплавляют в больших количествах, она в основном идет на внутренний рынок.

Кризис 2008-2009 годов показала, что с такой структурой экономики Украина остается очень уязвимой к возможным изменениям на мировых рынках – падение ВВП было одним из крупнейших в мире, как и девальвация нацвалюты. Уменьшение на 60% экспорта металлургической промышленности и на 80% химической критически ослабило поступления доллара и евро и привело к падению ВВП на 15%, а вместе с тем и существенное снижение уровня жизни граждан.

Для обеспечения ускоренных темпов экономического роста, Украина нуждается в инвестициях в высокотехнологичные отрасли, производящие продукцию с высокой долей добавленной стоимости. В то же время уже сейчас очень сложно пробиться на внешние рынки с такими товарами. Следовательно, необходимы значительные финансовые ресурсы и опережающие технологии. Но в научные разработки не инвестирует ни государство, ни крупный бизнес, который привык получать быстрые деньги. В то же время в Украине не производят большинства потребительских товаров даже для внутреннего рынка, за что усиливается зависимость от импорта.

Неблагоприятный инвестиционный климат

За последний год в отечественную экономику иностранные фирмы инвестировали около $7 млрд. Объем их прямых вложений за 20 лет – только $47,2 млрд.

Ключевая причина низкого уровня притока капиталов в Украину – отсутствие благоприятного бизнес-климата и недоверие инвесторов к власти, что является следствием политики всестороннего содействия последней лояльным и «своим». Мало кто захочет вкладывать деньги в отрасли, где доминируют один-два игрока. Иностранные компании, которые работают в Украине, ежегодно жалуются на нестабильное законодательство, зарегулированность предпринимательской деятельности и безумную коррумпированность чиновников на всех уровнях.

Инвестируют в нашу страну преимущественно компании, зарегистрированные в оффшорных зонах, и собственниками этого капитала являются в основном украинцы и россияне. Как следствие, бюджет не получает налоговых поступлений, а владельцы компаний имеют возможность быстро вывести капитал на банковские счета за пределами страны, что свидетельствует о низком уровне доверия к власти и отсутствие уверенности владельцев капитала в том, что они смогут защитить свои права в суде, если возникнут спорные ситуации. Итак, хозяева капиталов («олигархи») тоже не доверяют системе, к созданию которой сами имеют непосредственное отношение.

Альтернатива – средний класс

Чтобы преодолеть разруху олигархономики, основным экономическим субъектом должен стать средний класс, который способен быть локомотивом важных, а главное эффективных социально-экономических преобразований. Ставку на него делали большинство государств, как следствие – быстрый рост ВВП и существенное улучшение социальных условий граждан. В государствах Евросоюза до 60% национального ВВП обеспечивает именно малый и средний бизнес. В Украине этот показатель составляет лишь 10-15%, и к тому же уменьшается. В отличие от многих развитых стран, у нас этот класс пока слабый. В большой степени потому, что в Украине тормозится развитие малого и среднего бизнеса. После анализа последних решений власти и ее инициатив (ограничение упрощенной системы налогообложения, идея переселения безработных из депрессивных регионов в более благополучных) создается даже впечатление, что это делают целенаправленно, чтобы превратить большую часть населения на дешевую рабочую силу для крупного бизнеса.

Мощность среднего класса – в возможности вкладывать средства в развитие экономики, в частности в высокие технологии, тогда как бедные люди этих ресурсов не имеют и не могут ничего создавать. К тому же средний класс охватывает несколько различных слоев населения, что позволяет обеспечить развитие традиций доверия и партнерства в обществе. Как показывает опыт других стран, с помощью этой части социума можно было переориентировать экономику на инновационный путь развития.

Если же преобладает население со стабильно низким уровнем доходов, постепенно формируются заниженные требования и ожидания относительно уровня жизни, следствием чего является пассивность и неспособность к решительным действиям. Отсюда еще один парадокс украинского общества: средний класс здесь не имеет поддержки не только от олигархов, но и от люмпена. Если первые не хотят допустить к власти думающих людей, то люмпен просто не считает представителей среднего класса «своими» и не верит, что они способны позаботиться о его интересах. Кстати, к формированию таких стереотипов причастны сми, которые принадлежат олигархам, – достаточно проанализировать сюжеты и публикации времен налогового Майдана, в которых во всех бедах пенсионеров и бюджетников обвиняли малый бизнес, что «зажрался», как выразился один из придворных журналистов.

В развитых странах малый бизнес тесно сотрудничает с большим, освобождая его от необходимости производства низькорентабельної для него продукции, которая нужна в незначительных объемах. В таких сферах были бы в первую очередь востребованы специалисты, которые высвобождаются в ходе реструктуризации крупных предприятий.

Но, похоже, пока существует нераспределенная среди частных владельцев общественный ресурс (земля, предприятия, значительные бюджетные средства, иное), по какой крупный бизнес стоит в очереди, для олигархов будет оставаться выгодной существующая на сегодня система порабощения. Показательным является высказывание новоиспеченного представителя этого класса Дмитрия Фирташа: «Для нас важно купить здесь все, что удастся, а потом покупать вне украины». Собственно, эту фразу можно считать лозунгом отечественных олигархов – будущее Украины для них отнюдь не приоритет.

Олигархически-люмпенська экономическая модель не имеет будущего. Шансы Украины попасть в число стран с развитой экономикой и высоким уровнем жизни граждан зависят от изменения этой схемы и поддержки среднего класса, который является естественным союзником любых реформ, действительно направленных на развитие страны и вывод ее из бедности.

СТАВКА НА СРЕДНИЙ КЛАСС

Сингапур

В основе успеха страны – поощрение предпринимательской деятельности и всесторонняя поддержка малого бизнеса. В книге тамошнего экс-премьера Лу Куан Ю «Сингапурская история перехода из третьего мира в первый» чаще всего встречается слово «доверие». Именно доверие инвесторов позволила республике достичь всего, не имея ресурсов. 92% предприятий – это малый и средний бизнес. Они обеспечивают 25% годового ВВП и росту занятости на 7% за год.

Предприятия малого бизнеса пользуются льготами в налогообложении, кредитными ресурсами по ставкам около 5% годовых; действует около 100 государственных программ поддержки малого и среднего бизнеса.

В результате, если в 1959 году на душу населения в Сингапуре приходилось лишь $400 ВВП, то уже в 1990-м – $12,2 тыс., 1999-го – до $22 тыс., 2010-го – до $57,2 тыс.

Сингапур на первом месте в рейтинге Всемирного банка по простоте ведения бизнеса, а также показателями конкурентоспособности, на втором – по инвестиционной привлекательности, по производству ВВП на душу населения и по доходам граждан. Лишь за одно поколение население страны выросло в пять раз.

Польша

Стабильность польской экономики связывают прежде всего с тем, что в начале 1990-х в стране сделали ставку на малое предпринимательство, быстро и прозрачно провели приватизацию и ликвидировали госмонополии.

Было радикально упрощены условия основания и ведения бизнеса, надавано кредиты на начало дела, внедрены программы поддержки малых и средних предприятий. Именно они производят продукции более чем на $200 млрд – почти половину ВВП.

Условия ведения бизнеса, налоговая и регуляторная политика в Польше были реформированы таким образом, что предприниматели не имеют причин идти в политику и в органы власти для лоббирования собственных интересов. Кроме того, в государстве существует серьезный контроль за доходами чиновников и их семей, что позволяет предотвратить распространение коррупции.

Средняя зарплата – более чем $1 тыс. при таких же цен, как в Украине.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*