Новости Украины и мира

Почему Украине не быть Бельгией, Канадой или Швейцарией

Политика

Александр Крамар

Нынешняя власть продвигает как панацею якобы для «разной», «регионально отличной» Украины ряд идей, на которых паразитирует во время избирательной кампании: о «двуязычие», «две государствообразующие нации», «двойную идентичность» и тому подобное.

Их и сейчас используют «ортодоксальные» регионалы, хотя непосредственное окружение Януковича уже пытается к ним прибегать, чтобы самим не расшатывать трон под собой.

Среди стран, опыт которых должна подражать Украина, обычно называют Бельгию, Канаду, Швейцарию. При этом то ли по незнанию, или умышленно умалчивают те особенности этих стран, свидетельствуют о полной неприемлемости их опыта для Украины.

Во-первых, названные примеры часто не являются положительными. Так, Бельгия уже достаточно давно находится на грани раскола (см., например, или), а в канадском Квебеке на периодических референдумах голосуют за выход из состава страны больше, чем у нас на последних выборах за Януковича, – 49,5% (!!!) (см., например, или).

Во-вторых, упомянутые страны являются или межевыми (буферными) между основными мононациональными государствами, или их бывшими колониями. Так, Швейцария – конгломерат немецкоязычных, франкоязычных и италоязычных кантонов, жители которых имеют свои базовые национальные государства – это Германия, Франция и Италия. В Бельгии такими государствами являются Франция для франкоязычных валлонов и Нидерланды для фламандцев. Канада содержит в своем составе ряд англоязычных провинций, имеющих «материнскую» англоязычную национальное государство – Великобританию, а также франкоязычный Квебек, для которого соответствующая роль играет Франция. Иначе говоря, если представить, что национальной идентичности отдельных народов в Бельгии, Швейцарии или Канаде появилась реальная угроза, а проблема ее сохранения вышла на первое место, то им всегда есть куда эмигрировать «к своим». В нашем же случае потенциальная (если не уже реальная) угроза украинской идентичности просто не оставит, «куда бежать». Ведь у украинцев другой родины, кроме Украины, нет.

Кто кого кормит?

Однако попытка сфокусировать внимание общества на потребительском инстинкте «объединение ради благосостояния» в действительности тоже уязвима, ведь логично регенеруватиме вопросы вроде «кто кого кормит?». Он возникал во время распада СССР, и ответом на него много кто был разочарован. Ведь она не такая однозначная, как кажется на первый взгляд. В Украине юго-восточные регионы действительно производят львиную долю промышленной продукции и ВВП, однако:

* уровень налогообложения экспортоориентированных отраслей несравненно ниже, чем уровень налогообложения отраслей, работающих на внутренний рынок (и локализованные в центрально-западных регионах). Поэтому доля поступлений в бюджет значительно ниже;

* махинации с фиктивным экспортом дают возможность получать львиную долю «возмещение» часто не уплаченного НДС предприятиям отраслей, сконцентрированных именно здесь;

* промышленные гиганты этих регионов получают из общенационального бюджета преференции на энергоносители. Во-первых, это дотации угольной промышленности. Во-вторых, недопоступления в бюджет в результате более низких ставок транзита на российский газ (который транспортируется почти исключительно территорией центрально-западных регионов) и «виртуальности» оплаты базирования ЧФ РФ в Крыму в обмен на «скидку» в размере $100 на газ).

Кроме того, хоть и парадоксально, но факт, что с экономической точки зрения интеграция с Россией и другими государствами ЕЭП рискованная именно для Донбасса, ведь его уголь явно не выдержит конкуренции с добытым на Кузбассе или в Карагандинском бассейне. А сотни тысяч шахтеров будут либо переквалифицироваться, либо ехать осваивать шахты «братских» стран.

О важности образования

В последнее время в связи с мировым экономическим кризисом стал популярным выражение «кризис в головах». Это касается и «кризиса» общей украинской идентичности. Но к каждой главы должен быть свой подход. Тем временем основным инструментом преодоления отчужденного отношения населения к государству, гражданами которого они являются вот уже 20 лет, все это время была образовательная система. По данным упомянутого выше опроса центра «Социс», согласных фактически отказаться от государственного суверенитета среди лиц с высшим образованием оказалось лишь 32%, а без нее – 48%.

Этот показатель, с одной стороны, в очередной раз обостряет проблему нынешней узурпации ключевых должностей в Министерстве образования людьми вроде Дмитрия Табачника, а с другой – демонстрирует неспособность образовательной системы решить поставленную перед ней задачу самостоятельно, без мощного воздействия на общественное сознание инструментами массовой культуры. Здесь стоит вспомнить Ибн Рушда и переосмыслить его идею о том, что разные люди по-разному познают истину (кто-то через философию, кто-то через религию). Отрасль традиционного образования в условиях заполнения ниши массовой культуры иностранным продуктом сама по себе никогда не решит проблемы интеграции населения разных регионов нашего государства в единую общность.

Поэтому пренебрежение возможностями культуры в решении проблемы массового сознания, что на протяжении последних десятилетий часто переходило в пренебрежительное самоустранение украинской «элиты» и сознательной общественности от использования возможностей этого «низкопробного продукта», надо отбросить, иначе это будет иметь пагубные последствия для будущего государства.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Политика

Go to Top