Новости Украины и мира

Протестующиме милиционеры: Мы тоже граждане

Политика

Протест милиционеров для Украины явление довольно странное. Даже неординарное. Еще бы: два десятка лет правоохранители молча выполняли карательные функции, и вдруг решили сказать свое слово, собравшись на массовый митинг. Казалось бы, система сопротивляется реформированию. Ведь милиция не митинговала, когда в райотделе пытали людей, когда прокуратура заставляла следователей закрывать уголовные дела. Не вызывали сопротивления и крышевание незаконных рынков и уличных торговцев алкоголем. Вдруг МВД после объявления курса на реформы выражает недовольство.

131364

И если разобраться в ситуации, оказывается, что основания для «аргумента улицы» от сотрудников МВД существуют.

В обществе традиционно установившееся негативное восприятие правоохранителей. Принято считать, что большинство из них имеет большие квартиры, дорогие авто и отдыхает где-то за границей. Правда, это представление довольно ложное и касается скорее высоких чинов, чем рядовых работников.

«У нас кроме тестов и собеседований обязательное условие переаттестации – люстрационная проверка. Интересуются автомобилями, жильем, доходами. Но откуда это все может взяться? У меня зарплата в 3 тыс грн, на эти деньги я покупаю форму, бумагу для оформления производств и краску для принтера. Это если повезет и этот принтер еще дадут. В противном случае его тоже надо покупать за свой счет», — возмущался один знакомый киевский следователь.

Кажется, он не воспринимает устоявшийся образ милиционера в обществе – одоробло с животом, которое сбивает деньги с бабушек в подземных переходах. Зато искренне верит, что надо защищать граждан от преступников по мере сил и возможностей.

Жалоб у таких «рядовых» собралось немало. Говорят о них неохотно, имена в медиа светить не желают. Даже когда общаешься с ними за чашкой кофе, они очень просят не записывать разговоры, чтобы впоследствии это не вылезло боком от начальства.

После ряда таких встреч создается впечатление, что реформа на местах происходит по классическому принципу совкового социума: «верхушка пусть там себе реформирует, а мы и дальше будем работать по старой привычке». Согласно новым подходам, главным критерием для оценки работы «органов» должно стать отсутствие жалоб от людей и работа на положительный имидж вновь созданной полиции. От практики циферок в статистике решили отказаться. Но это в Министерстве внутренних дел. На большинстве участков все остается по-старому. Руководству дали некий испытательный срок в сто дней, за который оно должно себя проявить с лучшей стороны. Если же оно этот тест провалит – стоит ожидать увольнения. Традиционно начальники бросились улучшать показатели понятным и привычным для себя способом.

«Нам объяснили, что мы и дальше должны показывать статистику, ведь иначе нас оценить якобы невозможно. Декларируемое МВД уважительное отношение к гражданам отодвигается на второй план. Ведь мы должны делать раскрываемость преступлений. То есть, старую статистику. Подходы к работе не меняются», — говорит уже другой бывший милиционер.

И средства принуждения у руководства райотделов могут найтись. Скажем, были созданы списки на увольнение. Якобы, по оценке руководства, эти люди не пройдут переаттестацию. С какой стати так было решено и по каким критериям этот перечень имен формировался – рядовым служащим не объяснили. Подобный клочок бумаги имеет и управление внутренней безопасности. Проблема проявляется в том, что только те милиционеры, которые в эти расстрельные списки не попали, имеют право идти на тесты и собеседование для дальнейшей переаттестации.

«Мы на крючке. Если ты сделаешь или скажешь что-то, что не понравится руководству – тебя могут попросить на выход. Да, мы боимся потерять работу. Бывали случаи, когда коллеги после написания рапорта на увольнение в запас Вооруженных сил (подобные рапорты от 6 ноября написал весь личный состав из-за ликвидации милиции – авт.) проработали еще две-три недели. А потом им отдавали трудовую книжку и показывали на дверь», — неохотно рассказывает еще один знакомый.

Растерянность у бывших милиционеров вызывает и нынешний статус. Ведь фактически, до переаттестации они никто. Люди с улицы, находящиеся в помещениях МВД. Как пояснили участники воскресного митинга, после заявлений об увольнении их должны были переназначить на те же должности в качестве временно исполняющих обязанности в полиции. Однако эти приказы они не видели. А зарплаты выплатили с месячной задержкой. К тому же, уменьшенные: кому на тысячу, кому на полтора.

Страх у них вызывает и будущая переаттестация. Ведь собеседования уже успели обрасти страшилками. То правоохранителей заставляли становиться на колени и клясться, что они не брали взяток, то их сразу с порога комиссия начинала унижать, едва не называя сепаратистами и псами режима. Дрова в костер подбрасывает и тот факт, что экс-милиционерам не уведомили о необходимом количестве баллов, которые нужно набрать на тестах для дальнейшего допуска к собеседованию. Так же, как и сроков, в которые это должно произойти. Правда, у тех, кто побывал не тестировании, претензий почти нет. Говорят, вопросы сформулированы грамотно. Единственный недостаток – не учли специфику отдельных работников. Скажем, не может участковый отвечать на вопрос о негласных розыскных действиях. Ведь это не его парафия.

Собственно, со всеми этими проблемами милиция и пришла под МВД к министру Авакову. Впрочем, если в толпе такие разговоры можно было услышать, то спикеры у микрофонов даже и не вспоминали о существовании подобного рода недостатков. Вероятно, все-таки имели свои отдельные интересы.

«Мы тоже граждане, спросите у нас, как проводить реформу, не уничтожайте систему», — звучало из колонок. И если суммировать весь это воскресный парадокс, можно с шутливым оптимизмом утверждать: общество таки смогло начать обучение правоохранителей демократическим ценностям. Далее следующий шаг: объяснить, что эти проблемы они могут решить на местах самостоятельно, вместо того чтобы искать «доброго царя».

Станислав Козлюк

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Политика

Go to Top