Путин повторяет ошибки Гитлера

Политика

Стремление Владимира Путина взять реванш за поражение в холодной войне, может иметь для современной России такие же катастрофические последствия, как для Германии Адольфа Гитлера авантюризм

Судя по всему, возвращение Путина на президентский пост, в частности, будет означать новый виток противостояния России с трансатлантическими структурами и прежде всего США. Собственно, об этом, как уже говорилось в статье «Путин ставит на реанимацию СССР», он достаточно четко заявил изданию «Известия» – мол, следующим шагом после создания Евразийского союза, должно стать формирование многополярной континентальной Евразии. Влияние внешних сил (с прозрачным намеком на США и НАТО) оттуда должен быть вытеснен, а российско центричная структура на постсоветском пространстве играть ключевую роль своеобразной связи между Европой и Азией (для начала АТР).

И в этом Путин последователен, ведь во время предыдущего обострения отношений России и НАТО в конце его каденции на посту руководителя страны, что было связано с возможным предоставлением ПДЧ Украине и Грузии на саммите блока в Бухаресте и последующей российской агрессией против Грузии в августе 2008 года, Владимир Владимирович уже пытался противопоставить Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) странам западного трансатлантического мира. Тогда в ответ на всеобщее осуждение действий России со стороны даже лояльных к москве стран старой Европы Путин попытался получить на саммите ШОС для признания марионеточных Абхазии и Южной Осетии и демонстративно заявил, что «мир не заканчивается на странах Запада».

Такой геополитический курс свидетельствует об стратегическую близорукость путинского режима, неспособность разглядеть за эфемерными перспективами возможность получить с помощью Китая реванш на западном направлении, пролог к национальной катастрофе, который по своим последствиям для судьбы России может в разы превзойти распад СССР и социалистической системы. В целом такая политика диссонирует даже с настроениями все большего количества, даже зомбированных официальной пропагандой россиян. Ведь, по данным опроса фонда «Общественное мнение», проведенного в июле 2011 года по сравнению с аналогичным 2000-го, в рейтинге самых опасных для России стран Китай поднялся с третьего на второе место и теперь уступает США, навязывание фобий относительно которых имеет не только давние традиции, но и колоритную современность.

На что рассчитывает Путин? Если надеется использовать своих партнеров по ШОС, то это по меньшей мере наивно. Переход к геополитическому противостояние по линии НАТО – ШОС будет проигрышем для России, поскольку Москва не сможет играть первую скрипку в этой организации, а ее бескомпромиссное противостояние с Западом лишь усилит зависимость от Пекина. А Китай постепенно будет перебирать контроль над другими участниками организации, прежде всего в Центральной Азии.

История ничего не учит?

В связи с этим сами собой напрашиваются исторические аналогии. Политика Китая не является новой. Идея хитрой обезьяны, которой видел свою страну Мао Цзэдун во времена первой холодной войны не потеряна Пекином. Не зря же великий Мао до сих пор наблюдает за каждым китайцем с национальной валюты – юаня. Эта идея предусматривала выжидания, пока Запад и СССР друг друга истощат, а затем нанесут решительный удар ради достижения Поднебесной названии соответствующего статуса – центра мировой цивилизации. В 30-х годах прошлого века аналогичная ситуация сложилась в отношениях между нацистской Германией и коммунистическим СССР. Поддержка последнего якобы гарантировала Гитлеру тылы для развертывания агрессии на Западе. На самом же деле сталинское руководство ожидало на взаимное истощение «враждебного капиталистического окружения» и осуществления «освободительного» похода советских войск для достижения мирового господства.

Только изменения в мире, связанные с завершением первой холодной войны, в начале 1990-х годов откорректировали ситуацию. На передний план вышла возможность противостояния Запада и России с одной стороны и Китая с другой, как чуть ли не единственного вероятного начала третьей мировой. И действительно, сегодня только Китай может по-настоящему противостоять Западу. Только у него есть или скоро будет достаточный потенциал и реальные основания (а не болезненный психический комплекс) для соревнования за перераспределение мировых ресурсов с Западом. А основной объект этого соревнования, между прочим, – это как раз сырьевые ресурсы азиатской части вожделенного Путиным Евразийского союза.

Но так же было и 70 лет назад. Реальные противоречия были именно между демократическим Западом и коммунистическим СССР. Только нацистская аномалия откорректировала, но ненадолго, это объективный процесс. Лояльность Запада к гитлеровскому режиму тогда объяснялась надеждой на его сдерживающую относительно коммунизма роль. Лояльность Запада к путинского курса на восстановление «сильной России» тоже не в последнюю очередь объяснялась стремлением использовать ее против исламского фундаментализма и уравновешивания китайского фактора, прежде всего в Центральной Азии. В стратегическом смысле геополитические противоречия между Россией и Китаем более антагонистические, чем России и трансатлантического сообщества, ведь обе эти континентальные государства, тогда как англо-американская ось НАТО является океанической.

За чужие или за свои грехи?

Однако все эти аргументы как не обращали внимания тогда, так и сейчас субъективный фактор – иррациональный реваншистский комплекс силовой элиты с обиженным имперским чувством. Вместо того чтобы играть ведущую роль в лагере западных держав, гитлеровская Германия начала свою агрессию из стран Запада. Они и тогда, и сегодня казались более слабым противником, растерзанным внутренними противоречиями и нежеланием воевать за далеких союзников: тогда – Чехословакию и Польшу, сейчас – Грузию или Украину.

Нынешние реваншисты в России фактически готовы взять на себя роль такого же реваншистской Германии 1930-х годов, на коммунистический Китай возлагается роль коммунистического же СССР, а Западу остается та же, что была отведена ему и 80 лет назад. Дежа вю такое очевидное, что, только помня известную мудрость «история учит, что она ничему не учит», можно надеяться на повторение путинской Россией стратегических ошибок своего исторического аналога – гитлеровской Германии.

Однако в итоге реваншизм, который не имел достаточного экономического и человеческого потенциала, потерпел сокрушительное поражение. Его не самая большая жертва – Германия – была разбита «прогнившим» Западом и своим бывшим «партнером» СССР и не только потеряла навсегда территории в пользу своих бывших жертв, но и на длительное время – территориальную целостность и возможность играть равноправную роль в мировой политике. Тогда за стратегический просчет, допущенный вследствие болезненных амбиций гитлеровского руководства, немецкий народ заплатил высокую цену, а кто завтра будет расплачиваться за продиктован болезненным чувством реваншизма стратегический просчет путинского режима?

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*