Путин сделал ставку на реанимацию СССР

Политика

Свою будущую каденцию Владимир Путин планирует посвятить реставрации «утраченной в результате крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века» государства и попытке установить ее гегемонию на континенте

В опубликованной 3 октября этого года изданием «Известия» статье «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня», эта цель якобы сразу же отрицается, мол, «речь не идет о том, чтобы в том или ином виде восстановить СССР», однако дальнейшее ее содержание, осмысленный в контексте общеизвестной ностальгии Владимира Владимировича за этим государственным образованием не оставляет сомнений.

Формальным поводом появления статьи является запланированное на начало 2012 года вступления в силу соглашения о ЕЭП, который изначально будет базироваться на согласованных действиях в макроэкономической политике, обеспечении общих правил ведения бизнеса и конкуренции, технического регламента и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий, а позже будет распространен на единую визовую и миграционную политику, что должно обеспечить странам возможность снять пограничный контроль на внутренних границах. Вряд ли это станет «серьезным стимулом для национальных бюрократий совершенствовать рыночные институты, административные процедуры, улучшать деловой и инвестиционный климат», как пытается убедить Путин. Ведь, в отличие от бывших стран соцлагеря и балтийских республик СССР, которые получили возможность работать в условиях высокой культуры ведения бизнеса, что царила в старых членах ЕС, все три члена Таможенного союза остаются носителями совсем других традиций. А вот открыть путь для монополизации рынков российским капиталом (особенно в случае Беларуси) и миграции центральных офисов компаний до Москвы – вполне возможно.

Очерчивая планы на свою будущую каденцию, Путин указывает, что развитие ТС и ЕЭП закладывают фундамент для формирования в перспективе Евразийского союза при одновременном расширении круга участников ТС и ЕЭП за счет других сторонников интеграции с РФ – Киргизии и Таджикистана. Следовательно, эта структура, прообраз которой в виде эфемерного Евразэс был создан еще в 2000 году, возможно, будет наполнена реальным содержанием. При этом Владимир Владимирович выступает за дальнейшее усиление роли наднациональных органов этих объединений, в которых Россия имеет абсолютное большинство голосов. В частности, объем полномочий Комиссии Таможенного союза (КМТ), который сейчас насчитывает около 40 позиций, в рамках ЕЭП должен быть расширен до более чем 100. А поскольку «решать такие сложные задачи можно, лишь создавая полноценную, постоянно действующую структуру», Путин намерен лоббировать формирование очередного наднационального органа – Коллегии КМТ, члены которой должны работать уже как «независимые чиновники».

Предвыборная технология?

Очевидно, что технологически четко артикулирована реставрационная идея может стать тем необходимым лейтмотивом избирательной кампании, который в зомбованому имперской пропагандой, особенно в течение последнего десятилетия, в российском обществе будет иметь достаточный эффект для увольнения Владимира Путина от ответственности за социально-экономические неурядицы. В частности, публично обещанные им всей стране 1000 долларов среднемесячной зарплаты» в условиях ухудшения экономической конъюнктуры в мире, падение цен на энергоносители и девальвации рубля, уже началась, вероятнее всего, россияне еще долго будут ждать.

Впрочем, вряд ли дело этим и ограничится, ведь партия власти, которая все более теряет общественную поддержку, требует долгосрочной и масштабной цели, что сможет отвлечь внимание общества от неприглядной «стабильности» застойного типа. В «Единой России» уже готовятся к ухудшению результатов на ближайших парламентских выборах. С этим соглашается даже представитель секретариата президиума партии Андрей Исаев, который отвечает за агитацию, а неофициально источники в партии информируют российские СМИ, что результат будет 50% (против 64% на предыдущих выборах)

Распадаться нельзя расширяться

Существование любой империи как вполне искусственного образования зависит от динамической экспансии. В противном случае начинается процесс внутреннего распада, который можно на некоторое время заморозить, но невозможно остановить. Идея укрепления власти, преодоление центробежных тенденций, характерных 1990-м годам, удвоение ВВП и прочее, под прикрытием которых и прошла предыдущая «путинская дюжина» 1999-2011 годов исчерпали себя.

Нужна новая идея. И на роль суррогатного заменителя планов «построения коммунизма во всем мире» путем постепенного расширения коммунистического блока вполне может подойти и Евразийский союз. Возможно, именно под ее реализацию Владимир Путин, как символ ностальгии по «сильным и влиятельным СССР», и получил мандат российской правящей корпорации, как значительно более подходящая, по сравнению с Дмитрием Медведевым, кандидатура.

План максимум – превратить російськоцентричну интеграционную структуру на связную звено альтернативной американскому глобализму системы межрегиональной интеграции: «На наш взгляд, – пишет Путин, – выходом может стать выработка общих подходов, что называется «снизу». Сначала внутри региональных структур, которые сложились – ЕС, НАФТА, АТЭС, АСЕАН и других, а затем – путем диалога между ними. Именно из таких интеграционных кирпичиков » может сложиться более устойчивый характер мировой экономики».

Как «срединный» план выдвигается идея на основе интеграции ЕС, Евразийского союза и Азиатско-Тихоокенського региона, по крайней мере Китая, с целью выжимания из полицентрической континентальной Евразии американского влияния и ослабление трансатлантических институтов.

Ради этого еще 25 ноября 2010 года в статье для немецкой Suddeutsche Zeitung ВВП предложил ЕС вернуться к презентованной еще в 2003-м инициативы «Единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока». В последней же статье для «Известий» он объясняет, что «экономически логичная и сбалансированная система партнерства Евразийского союза и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента». И только когда это пространство станет «гармоничным по своей экономической природе, но поліцентричним с точки зрения конкретных механизмов и управленческих решений», а следовательно, Москва сможет играть первую скрипку в выработке общей позиции, «будет логично начать диалог о принципах взаимодействия с государствами АТР, Северной Америки, других регионов».

Между иллюзией и реальностью

Однако поскольку в действительности рассчитывать на роль наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира Евразийский союз объективно не сможет, то реальным, неким планом минимум для него будет выполнение роли эффектного прикрытия для сбора Москвой хотя бы части постимперского пространства.

Во-первых, его человеческий и экономический потенциал даже в перспективе оставаться несоизмеримым с ведущими мировыми центрами – американоцентричною НЕФТЬ, Европейским Союзом или даже отдельно взятым Китаем. Как видно из нижеследующей таблицы, он сопоставим разве с ассоциациями местного значения наподобие южноамериканского МЕРКОСУР или других подобных организаций в Латинской Америке или Африке.

Во-вторых, в отличие от других, російськоцентричного «экономического» союза происходит под малоприховуваним грубым давлением. Это не придает ему ни привлекательности для новых, даже лояльных к москве государств, ни потенциальной прочности. Собственно, даже называть «союзом» структуру, в которой одна страна – инициатор создания – имеет более 80% населения и экономического потенциала, а другие участники не очень заинтересованы в сотрудничестве друг с другом, не совсем уместно. Понятно, что ее истинной целью будет банальное лишение суверенитета периферийных. Но принуждены к интеграции страны в любой неблагоприятный для такого союза момент сами взорвут его прочность.

Лицом к Азии?

Серьезные вызовы для самой России составляет слишком оптимистичное надежду на возможность использовать своих азиатских партнеров по ШОС для повышения глобальной роли РФ и запроектированного Евразэс.

Попытка навязать свои правила игры, как «эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом», фактически может опираться разве что на успех проекта энергетической империи, который на самом деле скрывает немало рисков учитывая активную диверсификацию источников энергоснабжения в Китае и растущей стране ЕС. Зато вполне может открыть путь для дальнейшего усиления зависимости стран Евразийского союза от КНР с угрозой окончательного превращения в источник сырья и продовольствия и рынок сбыта для динамичной китайской экономики, а также плацдарм для экспансии Поднебесной в западном направлении.

Так же следует ожидать и того, что создание единого пространства для движения населения ускорит процессы миграции в РФ жителей среднеазиатских республик. Ведь по словам самого Путина, одним из важнейших результатов создания ЕЭП будет исчезновение потребности в техническом обустройстве 7 тыс. км российско-казахской границы, а «снятие миграционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых трудовых квот будет означать возможность без всяких ограничений выбирать, где жить, получать образование, работать».

Лишним будет напоминать, что в контексте нынешних тенденций российского общественно-политической жизни все это приведет к дальнейшей его радикализации на основе роста популярности российского нацизма и ксенофобии. Даже в комментариях к статье Владимира Путина «Известиям» одна из читательниц написала: «Вообще интеграция – это хорошо. Но смотря с кем объединяться. Против Беларуси и Казахстана я ничего не имею. Но вот Киргизия и Таджикистан вызывают обоснованные опасения. Население этих стран, подозреваю, поселится в России полным составом… Что будем с ними делать? Концлагеря создадим?»

Вызовы для Украины

Понятно, что главной потенциальной жертвой расширения Евразийского союза должно стать вовсе не Киргизия или Таджикистан, и даже не мятежный Узбекистан, который в 2008 году приостановил свое участие в Евразэс, а Украина. Доля Украины во внешней торговле России сопоставима с долей ее торговли со странами Таможенного союза, а Белоруссия и Казахстан имеют с нашей страной значительно большие объемы торговли, чем друг с другом. В целом 2010-го по товарооборота между странами Таможенного союза в $88,4 млрд, аналогичный показатель их торговли с Украиной составил более $42,2 млрд. То есть вовлечение нашей страны в состав союза автоматически увеличит его внутренний товарооборот в полтора раза, а самое главное – резко усилит позиции ТС в переговорном процессе с ЕС!

Видимо, поэтому, несмотря на нынешние ультимативные атаки на украинское руководство с требованиями определиться относительно вектора интеграции за несовместимости ЗСТ с ЕС и Таможенным союзом, в своей «интеграционной» статье Путин продолжает убеждать, что интеграция в ЕС и Евразийского союза, оказывается, не мешает друг другу: «Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в перспективных проектах на постсоветском пространстве тем, что якобы это противоречит их европейскому выбору… Считаю, что это ложная дилемма… Еще в 2003 году Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства… Теперь участником диалога с ЕС станет Таможенный союз, а в дальнейшем и Евразийский союз. Следовательно, вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических преимуществ, позволит каждому из его участников быстрее и на более выгодных позициях интегрироваться в Европу».

То есть месседж остается однозначным: мы не против вашего европейского выбора, но он должен проходить через навязываемую Украине еще со времен Переяславской рады формулу «в Европу через Москву и в пользу Москвы».

В любом случае, поскольку создание и функционирование любого російськоцентричного союза, как «мирового полюса» и еще и связной звена между Европой и АТР без Украины является фактически невозможным, нам нужно ожидать новую, на порядок более мощную и вероятно более комплексную атаку со стороны Кремля после того, как его вновь возглавит Владимир Путин: Причем она может в этот раз включать не только методы экономического и политического шантажа, а и более агрессивные провокации, например, относительно территориальной целостности и/или общей дестабилизации внутриполитической ситуации в Украине. А самое главное, что такая угроза будет оставаться перманентной очень долго, ведь запланированной очередной «путинской дюжине» в условиях «суверенной демократии» может положить конец только революционное свержение режима.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*