Режим Януковича против Януковича…

Политика

Форму правления, которую навязал стране Президент Виктор Янукович, уже называют не иначе, чем “режим”. Под этим имеют в виду, что власть живет ради власти, права людей пренебрегают, свободы людей игнорируют.

К каким результатам обычно приводит политика, которую исповедует Янукович? И как сложилась судьба его коллег из других стран? Мы решили найти ответы на эти вопросы на примере нескольких недавних режимов — в разговоре с Александром Палием, историком и политологом.

Что объединяет большинство авторитарных лидеров последних десятилетий?

— История нашего времени знает авторитарных правителей, конец власти которых наступал довольно скоро, и таких, которые сохраняли свое положение и несколько десятилетий. Но характерная вещь: и среди тех, и среди тех большинство все же закончила жизнь совсем не так, как может желать себе человек. Думаю, это не случайно, то справедливая “награда” за содеянное. Другая особенность: даже самые длительные из режимов не упрочиваются, как когда-то монархии, на несколько веков, а рассыпаются под ударами либо насильственных или ненасильственных революций, и авторитарный формат правления исчезает вместе со смертью харизматичного лидера.

Например?

— Румыния 1989 года. Николае Чаушеску, который почти четверть века возглавлял компартию и государство, установил там культ своей личности и всевластия спецслужбы “Секуритате”, вместе с женой Еленой убегает из охваченного народными протестами Бухареста — сначала вертолетом, далее автомобилем. Но их поймали и расстреляли по решению наскоро собранного революционного трибунала. Революция началась со скандирования антивластных лозунгов тысячами участников митинга, которых ради эффектного выступления Чаушеску его подчиненные свезли с регионов вчера еще “базовых” в его поддержке. “По-нашему” — с Донбасса.

Лидер еще одного режима — коммунистической Восточной Германии — Эрих Гонеккер тоже в финале жизни не имел возможности радоваться результатам своего правления. Жизнь то он закончил в изгнании, Москва согласилась предоставить убежище своем вчерашнем сателлита и тем спасла его от дожития возраста в тюремной камере. А еще вчера этот человек с помощью подчиненной ему властной машины и, в частности, спецслужбы “Штази” контролировал свой народ, казалось, бесконечно. Зато в историю немцев вошел как следующее после Гитлера “персональное” беда, змарнувало жизнь не только своим современникам, но и дальше вредит последующим поколениям — социально-экономический уровень восточных земель Германии до сих пор отстает от уровня западных земель.

Болгарский лидер Тодор Живков правил своей страной дольше всех среди своих восточноевропейских коллег-коммунистов. Не гнушался превращать несогласных с методами его правления на политзаключенных, “баловался” концлагерями, отправлял диссидентов на тот свет… Все это, как ему казалось, обеспечивало не только наслаждение всевластием, но и непомерное обогащение. Однако в связи с неблагоприятным развитием политических событий в восточноевропейском регионе, его же коллеги по парткерівництву заставили мужчину, который был для них вождем 35 (!) лет, подать в отставку на следующий же день после падения Берлинской стены.

Это произошло в ноябре 1989 года, а уже в декабре его вообще исключили из партии, фактическим олицетворением которой он был, и начали расследование в угоду народу. 72 роскошные квартиры и 67 дорогих автомобилей стали не менее роскошной доказательной базой для вынесения судом приговора о заключении на 7 лет.

Виктору Федоровичу, который никак не может остановиться в развитии своей “страны” в Межигорье, знать об этот пример бы полезно — на самом деле он там строит доказательную базу против себя. По Тодора Живкова, то через пожилой возраст и медицинские показания он большинство своих последних лет провел не в тюрьме, а под домашним арестом. И вряд ли это особенно смягчило его личную трагедию.

А в послевоенной Западной Европе, которую мы уже привычно имеем за эталон демократических стандартов?

— Например, “режим полковников” (или “черных полковников” в Греции. Этот режим руководил 7 лет — с 1967-го по 1974-й. Там были и чрезвычайное положение, и полицейско-спецслужбівські преследования несогласных, и политзаключенные, смягчение и ужесточение режима. Наконец, все кончилось довольно неожиданно. Режим неудачно действовал в борьбе с Турцией (преимущественно этнически греческий) Кипр, не отважился на решительные действия, когда это было нужно, и, как следствие, Стамбул и до сих пор удерживает под своим контролем оккупированные тогда 40% кипрской территории, которая была заселена преимущественно турецким меньшинством.

Греки этого “черным полковникам” не простили. В результате акций протеста и готовности значительной части военнослужащих действовать на стороне оппонентов режима, тот рассыпался буквально за месяц-два. “Полковники” отказались от власти, в стране прошли парламентские выборы, возобновлено действие конституции, а уже в следующем году путчистов осудили к смертной казни за измену родине. Потом этот приговор смягчили до пожизненного заключения…

Известный “питомник” авторитарных режимов — Латинская Америка. Почему их там было столько? Сохранилась ли эта тенденция?

— Латинская Америка XIX века — это очень богатые страны, один из самых высоких уровней жизни тогдашнего мира. Однако мир менялся, в нем менялся разделение труда, а этот регион оказался неготовым к таким переменам. Как следствие, страны довольно быстро вошли в состояние экономического неблагополучия, следствием которого стало большое количество государственных переворотов на протяжении века — с конца XIX до конца ХХ. И только в последние 20 лет политическая ситуация там понемногу начала стабилизироваться, произошел определенный переход к демократии. Тамошние режимы фактически “выродились”, так и не продемонстрировав своей эффективности. Сейчас Латинская Америка (пусть и со значительными ограничениями и коррупционными проблемами) демонстрирует движение к демократии и все более эффективного экономического правления. Демократическая форма правления стала там нормой, хотя еще 30 лет назад все было совсем иначе.

Какова судьба лидеров тамошних режимов?

— Наиболее известный в мире — чилийский президент Пиночет — последние свои годы он провел в попытках спастись от начатого против него судебного преследования на родине и за рубежом. В той борьбе и провел последние годы жизни, с тем и умер.

А в Аргентине нескольких “хунтових” генералов осудили недавно. То же и с генералами в Парагвае и еще нескольких странах. То есть долой всех представителей режима там не судили, а выборочно, особенно символических лиц — чтобы через такие символы продемонстрировать победу демократии.

Несмотря на все, в Украине довольно часто можно услышать мечты о “украинского Пиночета”, который, мол, и патриотом будет, и экономику поднимет…

— Действительно, история знает несколько случаев так называемой авторитарной модернизации. Может, страна иногда и требует такого пути. Но сама природа авторитарных режимов (отсутствие общественного контроля за использованием национального богатства, отсутствие конкуренции идей, нежелание многих стран иметь с ними дело) является причиной того, что абсолютное большинство таких режимов не приносит успеха своим народам.

В Латинской Америке на протяжении века было три-четыре десятка переворотов, и только один из установленных ими режимов — пиночетовского в Чили — дал пример такой успешной модернизации.

Зато все остальные провалились, их следствием был экономический и социальный коллапс народов — и только. Следовательно, процент случаев качественной авторитарной модернизации такой незначительный, что риск с установлением режима трудно назвать оправданным. Демократия демонстрирует значительно большие успехи в мире. Потому что демократия — это возможность испытывать различные варианты, в чем-то ошибаться и тогда выбирать наиболее оптимальные пути. То есть она дает динамику обществу, а не консервирует жизнь в рамках видения одной всевластной человека или узкого круга лиц.

А как же европейские авторитарные режимы Франко в Испании и Салазара в Португалии, что вроде бы закончили неплохо?

— Не забывайте, что в обоих случаях режимы были установлены еще до Второй мировой войны, в 30-х годах. На то время тамошние монархии виродились, оказались неадекватными для новой эпохи и упали, а молодежи республики, образовавшиеся на их месте, за неимением опыта демократического правления были несостоятельными. Экономический кризис, десятки смен правительств, как в Португалии, попытки переворотов — все это закончилось установлением режимов, чья социально-экономическая политика наиболее соответствовала потребностям окрепшей буржуазии. Оба лидера были достаточно харизматичными и грамотными, чтобы продержаться у власти вплоть до своей естественной смерти. Но только они в 70-х отошли в мир иной, установленные ими режимы отмерли почти “автоматически”. Страны трансформировались в демократии.

Каковы особенности тех режимов, которые недавно похоронила “арабская весна” — в Тунисе, Египте, Ливии?

— Фактически это были квазімонархічні режимы, которые пришли на смену формальным монархиям, свергнутым ими в 50-х годах прошлого столетия. В смысле социальных отношений ситуация там мало отличалась от ситуации XIX века. Однако на дворе новое столетие, эти страны были известными турцентрами и вблизи видели уровень и образ жизни европейцев, которые к ним приезжали. Кроме того, появился доступ к современным коммуникациям, которые дали возможность видеть, как живут другие. Все это — в условиях стремительного роста доли молодого населения (в той же Ливии возраст до 15 лет имеет примерно половина населения) и в условиях увеличения веса среднего класса. Вот режимы и начали “сыпаться” один за одним от вроде бы незначительной искры в не наибольшей из этих стран — Тунисе.

Демократизация там происходит не слишком привлекательно как на современное западное око, со скандалами, вооруженным противостоянием. Но все же процесс идет в сторону роста веса индивида и различных объединений граждан. Есть надежда, для этих народов все закончится хорошо. Чего не скажешь об их нынешних многолетних правителей — президент Туниса Бен Али оказался в изгнании, президент Египта Мубарак на носилках в суде, а ливийский лидер Каддафи — растерзан повстанцами через некоторое время после того, как надумал подавлять относительно мирные сначала протестные акции с помощью авиаударов.

Какой же урок дает история авторитарных режимов последнего столетия?

— Их по меньшей мере два. Первый: все режимы, которые не укладываются в современную общечеловеческую матрицу, не уважают человеческого достоинства, заканчивают не очень хорошо. Второй: к сожалению, ослепленные возможностями, которые предоставляет всевластия, авторитарные лидеры преимущественно игнорируют такую перспективу. Они или не изучают историю, или думают: “А мне удастся!” Следствие — отброшены в развитии на десятилетия народы и изуродованное жизни самих диктаторов.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*