Роман Забзалюк: “Депутатов они покупают за полмиллиона долларов”

Политика

Это была действительно очень неповторимая операция. В ее разработке, как признался в нашей беседе Роман Забзалюк, участвовали двое бывших руководителей СБУ — экс-глава спецслужбы Александр Турчинов и его тогдашний заместитель генерал Андрей Кожемякин.

Депутат-бютовец в конце прошлого года заявил, что переходит в ряды провластного большинства. А на днях созвал громкую пресс-конференцию и объяснил, что сделал это только ради того, чтобы доказать: депутатов в парламенте покупают. Как выяснилось, все это время депутат тайно записывал свои разговоры с представителями власти, которые предложили ему за переход на их сторону космические суммы.

Забзалюк — человек непростой. Он всегда считался одним из наиболее приближенных к Тимошенко. Его даже называли ее охранником, потому что он в совершенстве владеет боевыми одноборствами, обладатель “черного пояса” по каратэ, “афганец”.

Переманить на свою сторону такого человека — это для власти было очень привлекательно, потому что это отличный способ деморализовать ряды своих политических оппонентов.

Но вдруг все кончилось огромной сенсацией. Депутат обнародовал методы и стоимость скупки к большинству оппозиционных депутатов, а также то, как властная команда уже проводит подготовку к фальсификации парламентских выборов — 2012.

Обещает, что дальше будет. Говорит, что имеет более трех часов тайных аудиозаписей. Пока обнародовал только одиннадцать минут записи.

Как работает “кухня” украинской политики — в разговоре с Романом Забзалюком.

Объясните, зачем вы прибегли к таким экстравагантным шагам? Какой была цель?

— Мы получили из своих источников информацию о провокации против оппозиционных сил, что их задумывает власть, и о подготовке фальсификаций на следующих выборах. Узнать планы властей, задокументировать в какой-то достоверный для людей способ и разоблачить их можно только одним способом — проникнув в ряды провластного большинства в парламенте.

Цели достигнуты: мои аудиозаписи разговоров с депутатом Рыбаковым дают четкую картину планов власти. Они пудрят мозги Мероприятия своим якобы желанием провести честные выборы, а на самом деле работают над полным овладением ситуации в участковых и окружных избирательных комиссиях, которые будут сформированы для осенних парламентских выборов. Работу эту проводят уже, еще и системно. Притом в записях, которые я вам предоставляю, четко слышно: главные задачи в этом смысле “папа” сейчас раздает по Западной Украине. Они знают, что это очень патриотический регион в день голосования точно скажет свое слово на выборах, и появлению таких результатов надо как-то предотвратить…

Поэтому-то партия и поручила мне провести такое расследование.

Как все происходило? Кто персонально поручал вам проведение этой операции, не съезд же партии собирали, чтобы дать такое поручение?

— Конечно, чтобы расследование имело успех, решение о его проведении должно быть принято в узком руководящем кругу, иначе вероятность утечки информации возросла бы, и операцию провалили бы.

Мы провели определенные подготовительные меры, чтобы усилить в них впечатление, что я хочу переметнуться к большинству, распространили в кулуарах соответствующие слухи. Первым же представителем большинства, с которым я общался на эту тему, был Валерий Камчатный, бывший член нашей фракции. Для него это не выглядело странным, потому что до того он сам неоднократно проявлял инициативу в “дружеском” общении с представителями оппозиционных сил в Верховной Раде, подходил поболтать.

Вы прямо его спросили, могут ли вас взять в группу и что вы так заработаете?

— Нет, не прямо. Я ему пожаловался на “упадническое” настроение и спросил примерно так: “Как там ваше начальство? Я слышал, что вы снова проводите набор в себя, в провластное большинство?” Он сказал, что не знает, но если “есть интерес”, то может переговорить с руководителем. Я подтвердил: “Есть заинтересованность. Говори!”

И уже со следующего дня я имел несколько встреч с Александром Рыбаковым, во время которых мне удалось убедить его, что стремлюсь стать в одну шеренгу с продажными депутатами-“тушками”.

Он мне поверил настолько, что рассказывал о команды по дискредитации не только Юлии Тимошенко, но и всего нашего руководства, прежде всего Александра Турчинова, которые достает из Банковой. Я имел бы, как смогу, приобщиться к этой дискредитации. Депутат Рыбаков — это, собственно, и человек в парламенте, которая по поручению “сверху” занимается перекупкой депутатов.

Что было дальше?

— “Предпродажные” встречи проходили с середины ноября до первых чисел декабря, когда уже господин Рыбаков, знаете, так “по-деловому” положил на стол бумажку и стал рисовать на нем эти цифры моей “цены”. Потом встречались и в январе, вот тогда он уже и делился теми планами.

Рыбаков действительно сидит в кабинете, который принадлежал Януковичу, когда тот возглавлял фракцию Партии регионов?

— Да, это роскошное помещение с конференц-залом рядом в здании комитетов Верховной Рады на улице Садовой, под третьим номером. Достался этот удел ему — формально не члену фракции регионалов — не случайно. Он неоднократно хвастался своей связью, как говорил, с “папой”, тем, что получает указания именно от него.

Согласно плану операции, я имел как можно меньше общаться с рядовыми “тушками”, потому что когда разговоров много, то хотя бы в одной можешь допустить ошибку и вызвать подозрение. Поэтому задача была: сосредоточить все внимание на руководителю, господину Рыбакову.

Это имело особое значение, ведь он неоднократно подчеркивал, что корректирует свои действия непосредственно с Януковичем. Мне надо было зафиксировать доказательства.

Александра Рыбакова ваш выход на пресс-конференцию шокировал?

— Наоборот, обрадовал! Он знал о пресс-конференции и до последнего момента, пока я не начал своего выступления, был уверен, что там я, по его поручению, вигадуватиму что-то и литиму грязь на партию “Батькивщина” и во всю оппозицию. Того дня он постоянно был на связи со мной, ибо ожидал воплощения его плана по использованию меня в качестве тарана против моей партии.

Я вам больше скажу: он хвастался, что они проплатили некоторым средствам массовой информации, чтобы те максимально подтянули на мою пресс-конференцию журналистов и показали сюжет о моем выступлении. Можно сказать, аншлаг на моей пресс-конференции по разоблачению деяний Рыбакова и Банковой обеспечивал… сам Рыбаков! И заплатили, по его словам, телеканалам, чтобы они показали мое выступление. Но когда с моих первых слов стал понятен истинный смысл пресс-конференции, то, по словам знакомых журналистов, непосредственно из Администрации Президента поступила команда, и “5 канал” прекратил трансляцию пресс-конференции.

В конце концов, я его не подвел — он же хотел обнародования правды, и страна того требует, то я и обнародовал правду.

Вы заявили, что получили лично от Рыбакова 450 тысяч долларов и еще дважды по 25 тысяч “зеленых”. За что конкретно вам заплатили?

— Я считаю, что это была взятка — 450 тысяч за переход из фракции “БЮТ — “Батькивщина” в его надлежащую пропрезидентского большинства группу. А дважды по 25 тысяч долларов — за два месяца моего пребывания в ее составе, 20-25 тысяч долларов — это стандартная месячная такса для членов этой продажной группы “тушек”.

Эти деньги дают только за факт пребывания в группе, есть ли какой-то “план”, который “тушки” должны выполнять?

— Их дают за пребывание в группе и голосования в соответствии с указаниями руководителя. На моих аудиозаписях слышно, как господин Рыбаков рассказывает о “штрафовании” господина Задирко, который не принял участия в определенных голосованиях. На самом деле то было не случайно, он действительно не хотел голосовать в тех вопросах, как я знаю. То есть если ты не выполнил какой-то команды, то, хоть и остаешься членом группы, причитающихся денег не получишь.

А как вы получали деньги — пачками в сумке, дипломате, на банковскую карточку или еще как?

— Конкретно его охранник Вадим 17 декабря, на звонок господина Рыбакова, приехал роскошным микроавтобусом на встречу со мной в переулке Крепостном. Я сел в микроавтобус, охранник сказал: “Я от господина Рыбакова, вот, пожалуйста, возьмите”. И передал мне картонный подарочный пакет с этими почти полмиллиона долларов.

Почему вы не вызвали милицию, чтобы запротоколировали этот факт, арестовали того посланца?

— Если бы мы хотели запротоколировать то, что “теоретически” знает вся страна, что, переходя в большинство, “депутаты-тушки” продаются, то мы сделали бы это на месте. Но очевидно, что даже это не стало бы доказательством того, как работает Банковая.

Поэтому я должен был остаться в этой операции как можно дольше. Благодаря тому, что я взял те деньги и на некоторое время стал членом так называемой депутатской группы “реформы ради будущего”, правду услышала вся страна. Особенно в отношении Западной Украины, которого они как огня боятся.

Вы сказали, что теперь боитесь за свою жизнь. Кого же конкретно считаете источником угрозы для себя?

— Бесспорно, слушая аудиозаписи моих разговоров с Рыбаковым, вы со сленга можете понять, что это люди, приближенные к уголовной среды. Поэтому от них можно ждать любой мести.

Я также не удивлюсь, если в итоге Генеральная прокуратура возбудит уголовное дело против меня в связи с этой историей.

Вообще говоря, режим хочет превратить всех нас на преступников. Вообще заменить в Конституции слово “гражданин” на “подсудимый” — вот это было бы для них шикарно. Но того, как они ограбили народ, украинцы им не простят. Поэтому и меня они не испугают и не остановят.

Александр Рыбаков уже заявил, что будет пристально следить, или вы выполните обещание отдать все полмиллиона долларов детдомам. Говорит, вам придется доплатить, ведь он вам передал на лечение только 100 тысяч…

— Ну конечно… Только почему на аудиозаписях голос, до боли похожий на голос господина Рыбакова, говорит именно о 450 тысяч и при том ничего — о моем здоровье?

Заявления господина Рыбакова просто смешные. Пусть не волнуется. Каждая копейка из этих де-факто украденных властями у украинцев денег (а это лишь капля в многомиллиардном потоке денег, вычтенных из карманов граждан) дойдет до школы для обделенных детей.

Но если вы отдадите эти деньги на благотворительность, то не сможете предъявить следствию главное вещественное доказательство!

— Заявление в Генпрокуратуру я написал, потому что сделать это логично для законопослушного гражданина. А правоохранительные органы в таком случае обязаны отреагировать, и пусть народ видит, какой будет реакция. Но, наблюдая все это беззаконие и издевательство с Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и других оппозиционеров, было бы просто наивно надеяться на объективное расследование при нынешней власти.

Еще одно. Вы заявили, что часть собранного компромата на властную команду пока не считаете целесообразным обнародовать. Почему? Чтобы объявить ближе к выборам?

— Нет! Чтобы объявить после выборов! Мы убеждены, что на нынешних выборах в Верховную Раду победят демократические силы, хоть бы кто пытался их опорочить. Мы создадим свое большинство в парламенте и немедленно — Национальную комиссию по расследованию преступлений относительно национальной безопасности и экономической независимости государства. Вот на рассмотрение такой комиссии и подадим все материалы, ведь будем иметь уверенность, что их будет тщательно изучено и дело доведено до предусмотренных законом наказаний и за взяточничество, и за захват власти антиконституционными и антизаконными методами.

Почему вы так уверены, что нынешняя властная команда проиграет, а вы выиграете?

— Что значит властная команда? И что значит проигрывает? Это не “властная команда”, надо называть вещи своими именами — это криминальный режим, который оккупировал Украину. Он уже проигрывает и поэтому пытается поставить народ на колени. Я знаю это и вижу так, потому что много езжу и общаюсь с людьми.

Теперь стоит вопрос, не кто выиграет и кто проиграет. Теперь вопрос — сможем ли мы отстоять свою страну, а будем крепостными цитадели в “Межигорье”. Так стоит вопрос!

Кстати, на пленках есть интересный фрагмент. Рыбаков говорит, что ради достижения целей на выборах весь контроль над губернаторами, судами, СБУ, прокуратурой будет отдано каким-то людям. Кто эти люди?

— Мы должны констатировать: в стране произошел антиконституционный государственный переворот.

На самом деле страной управляет параллельная официальной вертикаль власти, в которой высокие государственные должностные лица являются лишь инструментом легитимизации и выполнения решений этой неофициальной вертикали.

Кстати

Тайные записи

(Фрагменты расшифровки)

Г. — Первое — финансовый вопрос. Мы решаем. Так скажу. Есть два момента. Первое — получаешь только разово, небольшой аванс. Второе — получаешь разово, хорошо разово и потом каждый месяц. Уверен в том, что карточкой голосовать — это твоя работа, можно подстраховаться…

С. — Можно мне сказать? Начало разговора — это где-то 500 тысяч?

Г. — Да! Да! Начало разговора — 500 тысяч, а там все, чтобы четко все остальное… Это раз. И второе — если мы договоримся, то мне на Западной Украине как воздух нужны кандидаты. То есть мне сам Президент Украины…

С. — В ОИК или депутаты?

Г. — Да кандидаты в депутаты. Там будут БЮТ и Яцика давит.

С. — Януков… этот Яценюк.

Г. — Да. Яценюк. Мы сегодня… и Президент лично меня на встрече попросил: “Дай мне больше, максимально…” Я, допустим, дал Деньковича по Львову, не проверив… Ну ты понял — не пройдет…

С. — Не пройдет…

Г. — Он далек… Нам любые кандидаты нужны. Любые… Главное, чтобы они были с нами. То, которые… имеют рейтинг на Западной Украине. По х..ю откуда они там… бютовские… не бютовские… Главное, чтобы у меня были эти рабы (!?).

Мажоритарку отдадим под них. Всю власть, которая есть: область, губернатор, главы администраций, СБУ, прокуратура — все будет под него. Весь админресурс. Так жестко, что они оху..ют. Но нужно, чтобы процентов хотя бы на 50 он сам начинал. 50 мы дадим админресурсом, а 50 — должен быть он. Не какой-то Вася Иванов, который непроходной.

Г. — Он два месяца ничего не получал.

С. — Кто, Задырко? Задырко получает или нет?

Г. — Задырко получает двадцатку. Но он два месяца ничего не получал. Он не голосовал по моей команде. Послушай, на х..й, я ему в руки ничего не даю, зае..ал, что ты, бл..дь.

С. — Все, все, что ты начинаешь?

Г. — Ему приносят пацаны, дают.

С. — … … .

Г. — Он пришел ко мне, я его (Задырко) спрашиваю, как ты голосовал на двух пленарных неделях, за восемь дней. И сколько раз ты голосовал по моей команде? Он (Задырко) говорит — два раза. Вот за два раза я ему две тысячи давал, а остальное — пошел на х..й. Январь. Как ты (Задырко) справился? То есть, здесь сдельщина. Не сработал — вот почему остальное получите так: если уе..ал, выставляем претензии, если карточку забрал, не голосует или курвой стал. А если сразу деньги дашь, все… потратишь только время зря. Так пойми, к тебе тоже самое… Ты (Забзалюку) извини меня, к тебе тоже с такими самыми правами. Получаешь вот так (двадцатку), и поехали. По февралю я свои обязательства выполню, то, что мы взяли на себя. Не переживай.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*