Тбилисский бунт

Политика

1956 год, за несколько дней до восстания

Арчил Бежанишвили

55 лет назад в Грузии вспыхнули массовые беспорядки с призывами к независимости республики. Укрощение митингующих силами внутренних войск СССР привело к гибели десятков мирных граждан

Парадоксально, но выступления вызвала хрущевская критика культа личности Сталина. 5 марта в третью годовщину смерти Сталина сотни тбилисцев собрались в парке на набережной Куры у Сухого моста, где стоял памятник «отцу народов». Они критиковали Никиту Хрущева, который выступил две недели назад на ХХ съезде КПСС с речью о культе личности Сталина. Того самого дня студенты Тбилисского университета устроили импровизированный митинг. Там впервые прозвучал сакраментальный призыв: «Не допустим критики Сталина!» Поскольку собрание было стихийное, никем не санкционированное, это стало как бы своеобразным вызовом власти. Однако его не разогнали, никого из участников не арестовали, и юноши, осмелев, на следующий день продолжили акцию, к которой присоединились студенты других институтов города: политехнического, педагогического, медицинского. Никого не трогали и на этот раз. 7 марта студенты устроили демонстрацию: от университета их колонна прошла по проспекту Руставели. К ним присоединились рабочие, служащие и часть интеллигенции.

Похожие по сюжету события разворачивались в те дни в Гори, Кутаиси, Батуми, Телави и других городах Грузии. Вызваны они были слухами о том, что выступление Хрущева на съезде направлен не только против Иосифа Сталина и Лаврентия Берии, но и против всего грузинского народа. Текст упомянутого доклада опубликовано не было, поэтому распространялись самые разные домыслы.

«Это была демонстрация, участники которой начали свое выступление, защищая имя Сталина. Но потом все вылилось в манифестацию в защиту уязвленного национального самолюбия», – оценивает мартовские события 1956 года Коба Имедашвили, доктор наук, бывший советник экс-президента Эдуарда Шеварднадзе.

«Это было проявление массового народного возмущения, набрал политического характера, – вспоминает Вахтанг Гурули, профессор кафедры истории Грузии Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили. – Надо учитывать, что Сталин воспринимался в нашей стране в двух ипостасях: как грузин и как создатель коммунистической империи. Если во второй практически абсолютное большинство оценивала его негативно, ведь грузины пострадали от сталинских репрессий ничуть не меньше других народов страны Советов, то в первой…».

Телеграммы в ООН

Очевидец тех событий Тенгиз Гамкрелидзе рассказывает: «Митингующих возле памятника Сталину с каждым часом становилось все больше. Люди прибывали из разных районов Тбилиси, из пригородов. Было много молодежи: студентов и старшеклассников. В самом центре города, на площади Ленина (ныне площадь Свободы. – Ред.), спонтанно возник другой митинг.

7-8 марта митинги продолжались днем и ночью. Ситуация накалялась. С нарастанием страстей появлялись новые лозунги. Звучали крамольные требования об отставке Политбюро ЦК КПСС, призывы к свободе и независимости, к отделению Грузии. Следует учитывать, что все это происходило 55 лет назад, когда даже мысли об этом считались преступлением.

До 9 марта официальные власти и милиция были будто парализованы. А утром 9-го на площади Ленина выступил первый секретарь ЦК Компартии Грузии Василий Мжаванадзе. Свою речь он начал на русском, но по требованию митингующих перешел на грузинский, которым плохо владел. Преимущественно призвал собравшихся разойтись, давал какие-то обещания и поспешно скрылся в здании ЦК.

Своими воспоминаниями делится еще один участник тех событий Отар Урушадзе: «Вечером девятого числа на митинге прозвучало предложение отправить на Центральный телеграф, называемый в народе Домом связи, нескольких людей, чтобы они направили телеграмму протеста в Москву и поздравительную телеграмму ко дню рождения верному другу Сталина Вячеславу Молотову. Были и другие адресаты телеграмм, вплоть до ООН… Группа молодых людей направилась на проспект Руставели, где располагался телеграф. К этому времени все стратегические объекты города были заняты внутренними войсками. Конечно, отправить телеграммы юношам не позволили. Их задержали. Узнав об этом, толпа митингующих двинулась к проспекту Руставели освобождать задержанных. С двумя своими одноклассниками я шел в первых рядах. Перед Домом связи солдат не было, и мы зашли внутрь здания. Но у главного входа уже стояли вооруженные автоматами люди».

В ПАМЯТЬ О ПАВШИХ. Мемориальная доска на стене бывшего Дома связи в Тбилиси

Трупы сбрасывали в Куру

«Когда раздались первые похожие на громкие хлопки звуки, я сразу и не понял, что стреляют, – продолжает свой рассказ Тенгиз Гамкрелидзе. – Стоял у ограды Александровского сада, в 50 метрах от Дома связи. Кто-то крикнул, что, мол, стреляют холостыми и бояться нечего. Но вот на проезжей части проспекта упал один человек, потом вторая, и снова крик: «Ложитесь, а то всех перебьют!» Стрельба продолжалась минут восемь–десять. Послышались стоны, крики на помощь. Откуда-то взялись, наверное, специально подготовленные для такого случая грузовика. В них сложили убитых и раненых и организованно вывезли».

Как на беду, на этом все не кончилось. Армейские части спустились к парку на набережной, где проходил митинг, и устроили настоящую бойню. Расправа там была жестче и кровопролитнее и кровопролитнее. Десятки трупов без лишних церемоний сбрасывали в темные воды Куры. Морги города были переполнены, многих той ночью закопали в одной могиле, и через некоторое время родственникам с трудом удалось получить разрешение на перезахоронение тел.

Сколько же людей было убито того кровавого мартовского вечера в Тбилиси? Точных данных нет и до сегодня. По словам члена экспертной комиссии, такого себе Матіашвілі, на проспекте Руставели погибли 27 человек, преимущественно студенты и старшеклассники, а относительно событий в парке возле моста экспертизу решили вообще не проводить (?!). По мнению историка Вахтанга Гурули, число жертв карательной армейской операции на набережной – более полусотни человек.

Можно было завершить эти митинги мирно, без крови? Наверное, так. Но тогдашнему руководству надо было напугать народ и таким образом положить конец выступлениям, которые начались в разных уголках СССР: к событиям в Тбилиси уже были студенческие бунты в Свердловске и Томске. Решение приняли на самом верху, в Кремле, но кто именно, пока не понятно. Называются фамилии генералов Железнікова, Федюнінского…

Трамплин для Шеварднадзе?

Интересная роль Эдуарда Шеварднадзе в тех событиях полувековой давности. В то время он был лидером комсомольской организации города Кутаиси. А через несколько месяцев весьма неожиданно стал секретарем ЦК комсомола всей Грузии. Кое-кто убежден, что это результат «правильного» поведения Эдуарда Амвросиевич в те дни и тбилисские события были своеобразным Тулоном, трамплином в его карьере…

Уже на следующий после трагического финала дня газета «Заря Востока» – орган ЦК КП Грузии – вышла с редакционной статьей о антибольшевистский и националистический характер массовых выступлений народа. Кроме того, в ней утверждалось, что это был хорошо спланированный и подготовленный бунт с активным участием… турецких спецслужб! Эта версия лопнула, как мыльный пузырь… Впрочем, советская репрессивная машина должна была как-то отреагировать на случившееся. И сделала это в те и последующие дни было задержано более 300 человек, против 39 из них возбуждены уголовные дела. Им забросали «антисоветские выступления» и «составление провокационных требований к советскому правительству».

В истории кровавой мартовской драмы 1956 года, к сожалению, до сих пор остается немало тайн, которые еще нуждаются в разгадке. Этот груз достался грузинам в наследство как от непрозрілих, тех, кто пал на улицах Тбилиси, протестуя против осквернения имени «вождя народов», так и от тех, кого после секретного доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС реабилитирован посмертно.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Грузия в огне

Предатели с грузинскими фамилиями 90 лет назад задушили свою страну

Есть в Киеве на улице Толстого дом с мемориальной доской, которая удостоверяет пребывания там когда-посольства Грузии. Что это за эпоха? Временное правительство России в марте 1917 года образовал Закавказский комитет в Тбилиси из членов Государственной думы. На Кавказском фронте наступило затишье: российские войска отправились домой, а турецкие – до Палестины и Месопотамии. После Октябрьского переворота в Петрограде социал-демократы (меньшевики) Грузии, партии «Дашнакцутюн» из Армении и «Мусават» из Азербайджана основали в ноябре Закавказский комиссариат, а 23 февраля 1918-го – Сейм. Сейм провозгласил Закавказскую демократическую федеративную республику в апреле, и вскоре принял ее самороспуске. Национальный совет Грузии 26 мая (8 июня) объявила независимость. Ноэ Жордания возглавил правительство социал-демократов. По договору с Германией, ее войска прибыли из Украины и создали совместные гарнизоны с грузинами, которые обезопасили страну от интервенции большевиков, которые провозгласили власть Советов в соседней Абхазии. В то же время Берлин остановил наступление турок. Впрочем, по договору 4 июня, заключенным в Батуми, Грузия отдала мусульманские регионы. Москва тормозила признание Грузии. Тем временем 60 тыс. переброшенных после Мировой войны из Ирана британских военных в ноябре–декабре заняли Баку, нефтепромыслы, а также Батуми, Тбилиси и Закавказскую железную дорогу. В Грузии их насчитывалось 25 тыс. По воспоминаниям Жорданії, Лондон требовал от Тбилиси подчинения Добровольческой армии белой России на правах автономии. Грузия до 1919 года имела Сочи, но стремилась возвращение Аджарии и вступления в Лигу наций. На это британцы заблокировали ему пути снабжения и контакты с Европой.

Красная армия весной 1920-го вступила в Азербайджан, где уничтожила Демократическую республику, но не позарилась на Грузию. Надо было наладить отношения с Лондоном, выйти из изоляции. По мирному договору в Москве 7 мая, Россия признала независимую Грузинскую Демократическую Республику и обещала не вмешиваться в ее внутренних дел. Последняя в ответ легализовала коммунистическую партию. Наладились дипломатические отношения; полномочным представителем кремлевского правительства в Тбилиси стал Сергей Киров.

Мустафа Кемаль-паша в Анкаре создал весной 1920 года националистическое правительство. Москва дала ему средства и оружие. В сентябре кемалисты напали на Армению, потом объявили войну, оккупировали Сарыкамыш и Ардаган, в октябре после боев у Сурмалу получили Карс. В Тбилиси услышали совет британцев, что «мир с Россией является меньшим бедствием».

Грузия оказалась в окружении. Серґо Орджоникидзе торопил «покончить с ней», ибо «чтобы твердо обеспечить за нами Северный Кавказ (хлеб и нефть), необходимо советизировать Грузию». Кавказское бюро большевиков в декабре приказало армии перейти границу, но Москва на некоторое время дала задний ход. Впрочем, подготовка к вторжению продолжалась, а Джуґашвілі-Сталин поддерживал найвойовничіші замыслы. В феврале 1921 года создана группа Тифлисского направления со стрелковых и кавалерийских дивизий с танками. Ленин 15 февраля велел Реввійськраді прибегнуть к «энергичных и быстрых действий, не колеблясь перед взятием Тифлиса». Ревком Грузии 16 февраля провозгласил советскую власть и попросил помощи в России, которая послала 11-ю, а с Кубани и 9-ю армию общей численностью до 50 тыс. воинов. Грузия имела всего 21 тыс. (вместе с залогами 35 тыс.) бойцов. Добровольцы Кахетии и юноши военной школы отчаянно сопротивлялись нашествию. Жордания 24 февраля эвакуировал правительство в Кутаиси, чтобы избежать жертв среди населения. Потеря столицы деморализовала войско и общество, поэтому не повезло удержать и Мцхету. За Красной армией 25 февраля марионеточный Ревком прибыл из Абхазии в Тбилиси и стал Советом народных комиссаров. По огневой поддержке французских кораблей 28 февраля грузины отбили Гагры. На следующий день Красная армия вновь получила город, а 4 марта – Сухуми, где была провозглашена советская Абхазию. Грузины 9 марта потеряли Зугдиди, а 14-го Поти. Большевики стремительно пошли в наступление через перевал Мамісоні, что имел славу непреодолимого, и это не дало возможности защитить Кутаиси. Правительство двинулся в Батуми, а часть грузинской армии в горы.

Красная армия потеряла 5,5 тыс., а грузины – 3,2 тыс. воинов. Затем было осуждено навязанные силой Россией акты, признано границу, автономию Аджарии в Грузии. Впрочем, грузины не желали советской централизации. Противились Кахетия и Хевсуретия 1922 года. После подавления восстания 1924-го было казнено 12 578 человек, в том числе аристократов и интеллектуалов, а 20 тыс. сослан в Сибирь. Предатели с грузинскими фамилиями девяносто лет назад душили свою страну между красных флагов с серпом и молотом и с турецким полумесяцем. Помните, порівнюймо…

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*