Владимир Яворивский: «Приговор Тимошенко станет детонатором для украинского общества»

Политика

Алина Пастухова

Народный депутат от фракции БЮТ-Батькивщина Владимир Яворивский о последствиях судебного процесса над Юлией Тимошенко, в повестку дня осенней сессии парламента и ситуацию в партии «Батькивщина»

В.Т.: Какого приговора следует ожидать от Печерского суда в деле Юлии Тимошенко?

В.Я.: Исходя из логики этого процесса и поведения власти и президента Януковича мне все больше кажется, что они готовы до тупого, жестокого приговора. Приговор они могут вынести пока Европа придет в себя после мертвого летнего сезона. У Януковича есть несколько вариантов. Самый главный – он может с барского плеча кинуть Тимошенко помилование. Но останется судимость, и Юлия Владимировна будет исключена из парламентского избирательного процесса. А без нее будут большие проблемы и у БЮТ, и у избирателей. Хотя могут быть разные варианты.

То, что происходит в этом суде, и что производит этот підморгувач власти, это просто ужасно. Приведу такой пример. Я пригласил на суд Богдана Футея ( украинца по происхождению, судью Верховного суда США). Он посидел двадцать минут, схватился за голову и сказал: это не суд, защита постоянно загоняется в тупик, все делается под диктовку прокуратуры.

Следовательно, может быть так, что они накинут несколько лет Тимошенко и не условно. Но этот приговор станет детонатором для украинского общества. В политических тонкостях люди не очень разбираются, но когда речь идет о тюрьме… То, что Тимошенко якобы временно бросили за решетку сейчас всерьез воспринимается не всеми. Сейчас многими это воспринимается как полушутка, но когда как выстрел раздастся этот страшный приговор, возможен взрыв, который может даже сместить эту власть. Сегодня более 50% молодежи готовы к активным протестным действиям против власти, среднее поколение где-то в пределах 50% и старшее поколение — в пределах 30%. Такого не было даже перед оранжевой революцией. Нужен толчок, чтобы наше традиционное украинское длинное слетание с печи и запрягания лошадей ускорить. Думаю Юлия Тимошенко выйдет из тюрьмы почти президентом.

Кроме того пенсионная реформа скоро ударит по нашим пенсионерам. Если регионалы протянут еще и решение о продаже земли, общество точно сорвется. Конечно, я не хочу думать о какой-то Майдан, потому что это будет карикатурно. Очевидно речь должна идти о мощный политический забастовку. К нему нужно готовиться уже сейчас. Оппозиционеры сегодня стали друг возле друга. Не говорю, что это окончательное объединение. Но все поняли, что завтра дойдет очередь до каждого из них.

В.Т.: Чем эта новая волна протестов будет отличаться от того, что было в 2004 году?

В.Я.: Общество будет спрашивать: а кто будет лидером, и каким будет следующий парламент. И нужно предлагать четкую программу. То, что говорили на Майдане, что бандиты будут сидеть в тюрьмах – это уже съеденный фрукт. Украинскому обществу нужны новые сигналы. Уже подросло новое поколение, сформировавшееся в новых условиях. И оно может приобщиться к тех политиков, которые в течение двадцати лет с момента обретения независимости не наделали глупостей, не изменили своим идеям, не нажили негатива.

В.Т.: Вы упомянули о новой программе. Работа в этом направлении ведется?

В.Я.: Так. На митинге под памятником Шевченко были зачитаны десять основных постулатов (их Юлия Тимошенко из тюрьмы передала). Я не скажу, что они являются окончательными, но это свежие подходы. Мы, вся оппозиция, будем работать, чтобы дать четкие, понятные для каждого украинца вещи, в первую очередь социальные и психосоциальные также, потому что надо дать людям веру после Ющенко, который забросил украинское общество в апатию. Ограничиваться лишь лозунгами о демократии мы больше не будем.

В.Т.: Но общество сейчас интересует не только декларации намерений, но и вопрос, какими средствами достигать поставленных целей? Можно ли ожидать этого от новой программы оппозиции?

В.Я.: Мы будем думать над этим. Но первое слово должно сказать украинское общество. Политики свое дело сделали, они объединились. Обществу очень хотелось этого, и наконец это случилось. Создан Комитет сопротивления диктатуре, сигнал обществу подано. Теперь эта группа «политических интеллектуалов», в которую вошли патриотические оппозиционные силы, должна соединиться с остальной частью общества. Будут создаваться структуры на уровне областей, на уровне районов, чтобы дойти до всеобщего украинского забастовки. Должен остановиться абсолютно все. Эта забастовка должна заставить действующую власть уйти в отставку. И не надо всем ехать в Киев и здесь собираться. Люди не должны быть оторванными от дома. Пусть на уровне села или районного центра требуют – уходите. Единственное, что нужно учитывать, это чтобы не пролилась кровь. Потому что от власти можно ждать всего, чего угодно.

В.Т.: Следует ожидать, что реакция Запада на дело Тимошенко будет становиться жестче?

В.Я.: Давайте сравним военное нападение России на Грузию. Фактически война между двумя бывшими советскими республиками. И я вспоминаю, как мягко реагировали европейские лидеры, говоря, что это внутренние дела. Никто с Россией не хотел ссориться. Кое-кто воздерживался от ссор с Россией, потому что понимал, что это газ и это ядерное оружие. В случае Украины последний фактор отпадает.

Лично для меня позиция Запада неожиданная. Я знаю их язык; одну каденцию я был представителем Европарламента и знаю как они говорят, осторожно, кругло. Им боязно вмешиваться во внутренние дела. Но когда уже правительство США четко выразил свою позицию, когда французы заявляют, что через суд над Тимошенко Украину нужно лишить Евро-2012… Мы видели, как Польша реагирует, и даже Ангела Меркель. Язык их сегодня стала намного жестче. Мы не знаем всего о говорили Янукович и президент Польши, но это была почти частная поездка. И говорят, что между президентами состоялся очень крутой разговор.

В.Т.: Скоро начинается новая сессия Верховной Рады? Как планирует оппозиция работать в парламенте?

В.Я.: Должна быть наша реакция на выступление Януковича в парламенте в первый день сессии. Какой она будет, мы сейчас обсуждаем. И я не имею полномочий сейчас открывать детали.

Часть наших соратников призвала провести в день открытия сессии акцию протеста у стен парламента. Но неизвестно, будет ли народ соберется. Я не рассчитываю на то, что людей будет много. Но я думаю, что этот акцент должен быть поставлен, стартует новый политический год и нужна реакция на Януковича. Мы сегодня должны активизироваться.

Впервые собрались в кучу оппозиционные силы. Теперь должно быть определено, по очереди они будут главенствовать, потому что если все будут председательствовать сразу, дела не будет. То есть у нас есть определенные внутренние проблемы. Но, я думаю, мы это преодолеем, потому что все понимают, что мы стоим на самом краю.

В.Т.: Будет ли на повестке дня закон о выборах в Верховную Раду? Поговаривают, что регионалы уже отказались от идеи смешанной системы выборов?

В.Я.: Избирательный закон будет. Власть сейчас готовит разные вещи. Представители власти сейчас стоят перед дилеммой: если они поднимут до 5% проходной барьер – они теряют коммунистов. Надо считать, они без коммунистов имеют большинство, или нет. И такая же ситуация с политсилой Владимира Литвина. Поэтому Литвин сейчас и думает, присоединиться к ПР. Так же и с мажоритарной. Но, я думаю, они грубо тесатимуть этот закон топором, чтобы можно было снимать с выборов опасных с их точки зрения кандидатов в депутаты, за которых люди могут проголосовать. Поэтому война за закон будет очень жестокой.

В.Т.: На какие еще решения можно ожидать на этой сессии?

В.Я.: Снова внесли законопроект о языках. Но хитрее тот, который раньше вносили Симоненко, Гриневецкий и Ефремов. От того закона мы отбились, подключив и Совет Европы, и ЕС, и Венецианскую комиссию. Все эксперты признали его неконституционным. Но Вадим Колесниченко и Сергей Кивалов разработали другой, хитрее. Украинская соответствии с ним остается государственной. Но по регионам они перечисляют все языки, которые они только слышали: и ромский, караимский, гагаузский. И они ставят вопрос так: если есть 10% людей в области национальных меньшинств, их язык становится вторым языком в регионе. То есть вытесняет украинскую. Но, например, на Закарпатье нет 10% венгров, чтобы культивировать венгерский язык. Так же со многими другими меньшинствам. Следовательно, остается один язык – русский. И она может быть в Крыму, Донецке, Луганске, на Харьковщине, в Одессе. То есть – это очень коварная вещь. Будем опять втягиваться в дискуссию, делать экспертизы, привлекать иностранный опыт.

Жилищный Кодекс может рассматриваться, а там заложена идея, что когда человек не платит, у нее могут забрать квартиру. И таких опасных проектов на этой сессии будет много.

В.Т.: Какая сейчас ситуация в партии Родина?

В.Я.: Конфликтов нет. Наоборот эта беда с нашим лидером консолидировала. От нас отошли все олигархи, поэтому партия стала гораздо скромнее. Сейчас мы, народные депутаты, из своей зарплаты даем деньги на партию. Очень болезненно, но идет очистка. Кое-кого из бизнесменов средней руки запугали на уровне районов, угрожали завести уголовные дела, если они не перейдут в ПР.

В.Т.: Итак, за счет кого финансируется партия?

В.Я.: Депутаты своими силами. Есть несколько бизнесменов средней руки, которые дают немного средств. Но партия не жирует. И те люди, которые приезжают сюда из областей на Майдан, приезжают за свои деньги. Но такие финансовые трудности имеют положительное влияние.

В.Т.: Как партия планирует действовать, если Тимошенко по приговору суда не сможет участвовать в выборах?

В.Я.: Планы есть, но пока не буду их раскрывать.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*