Война и миф

Политика

Ростислав Павленко, Александр Крамар

В шуме вокруг газовой войны теряются настоящие корни энергозависимости Украины: нежелание олигархов модернизировать свои предприятия и возложения на теневые договоренности с Россией

Фотогалерея: Олигархи или Кремль. Главные аргументы сторон (изображений: 7)

Украинские и российские официальные чиновники старательно озвучивают роли в спектакле, который получил название «газовая война». При этом за словами и жестами просматривается взаимное разочарование. Украинская власть не ожидала жесткой позиции России в вопросе цены на газ. Похоже, регионалы убедили себя, что их пребывание у руля в государстве – уже достаточная ценность для Кремля, чтобы идти на уступки. Со своей стороны, россияне недооценили мотивацию Януковича и Ко самим распоряжаться ресурсами подвластной страны – без передачи суверенитета над ними органам, в которых более 2/3 голосов принадлежит РФ (как в Таможенном союзе).

Однако было бы упрощением говорить о том, что «война» между Россией и Украиной неизбежна, а власть жестко отстаивает национальные интересы.

ОБМЕН ПРИВЕТАМИ

29 августа Николай Азаров сообщил, что предупредил Владимира Путина: «Вы загоняете нас в угол, из которого мы имеем лишь один выход – разрыв контракта». Последний предусматривает, что если какая-то из сторон заявит, что обстоятельства на рынке существенно изменились и цена не соответствует рыночной стоимости, то начинаются переговоры. Если письменной договоренности о его пересмотре не будет достигнуто в течение трех месяцев, каждая из них имеет право передать дело в Стокгольмский арбитраж.

Позднее было объявлено и о возможном радикальный механизм – ликвидации Нафтогаза и создание на его основе трех отдельных компаний-транзитной, сбытовой и добывающей, как это предусмотрено Третьим энергетическим пакетом ЕС. 2 сентября Виктор Янукович поручил правительству до 1 октября подать на рассмотрение Верховной Рады законопроекты о внесении изменений в законодательные акты относительно реформирования НАК «в связи с присоединением Украины к Энергетическому сообществу и необходимостью адаптации ее законодательства к законодательству ЕС», правда, через два с половиной года после подписания Брюссельской декларации, где предусматривались такие шаги, и через полтора после взятия на себя соответствующих обязательств в рамках присоединения к Энергетическому сообществу.

Однако проблема украинской стороны в газовом противостоянии с Москвой в том, что там сформировалась абсолютная уверенность: режим Януковича блефует и объективно не способен избавиться от газовой зависимости от России. В частности, глава российского Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов, признав, что если Киев существенно уменьшит импорт российского газа у Газпрома, то будут серьезные проблемы: «Эти заявления – типичный прием украинской власти. Когда у нас переговоры о стоимости газа заходят в тупик, Украина обязательно озвучивает идею, что «ваш газ нам не нужен». Видимо, она считает, что это эффективный способ давления на РФ, но в действительности отказаться от его поставки не может».

Именно поэтому российская сторона демонстрирует решимость ломать Украину «через колено» (заявления о необходимости выполнять взятые ранее договоренности, о «блефування» Киева, категоричность в вопросе «полного» вступления Украины в Таможенный союз и неприемлемости любых других форматов). 31 августа Дмитрий Медведев вообще назвал проблему предельно прямо, обвинив украинскую сторону в «иждивенчестве». А премьер Путин, открывая «Северный поток», повторил свою привычную мантру о освобождение от «диктата транзитных стран».

Еще жестче позволили себе высказываться более мелкие российские чиновники. В частности, Алєксей Миллер заявил о том, что НАК может быть реорганизована только в один способ – путем ее включения в состав Газпрома, иначе будет проводиться целенаправленная политика доведения компании до банкротства: «В любом случае Нафтогаз будет оплачивать поставки из расчета не менее чем 33 млрд м3 голубого топлива. Таковы условия «бери или плати» по действующему контракту». А упомянутый уже Константин Симонов предостерег, что Украина будет обязана оплатить недополученный газ и еще штрафные санкции… в размере до 300% его стоимости. Такой газовый бизнес».

В придачу к перекидування заявлениями российская сторона «включила ящик». На тамошних каналах, включая «Первый», зазвучала жесткая критика в адрес Януковича. Припомнили все: и невыполненные обещания по русификации Украины, и отказ от Таможенного союза и интеграции газотранспортных систем…

ЗА ВНИМАНИЕ ЕВРОПЫ

Украинская власть заявляет, что надеется на переговоры. Несмотря на все выше градус заявлений, 6 сентября Нафтогаз сообщил, что заплатил $487 млн за поставленный в августе российский газ. Хотя в ІІІ квартале этого года цена на него возрастет до $354, а в IV – до $388 за тыс. м3, о намерениях прекратить выполнение соглашения НАК не сообщает.

И Банковая, и Кремль пытаются показать себя образцовыми исполнителями международного права в глазах третьей стороны «газового треугольника» – стран ЕС, которые являются основным потребителем российского газа. Если дойдет до отказа от выполнения контракта, именно от позиции ЕС будет зависеть, кто выиграет в споре. Во время прошлых обострений газового вопроса – и в 2006-м, и в 2009-м – власти Украины и России достигала согласия (ее качество – вопрос отдельный) без вмешательства Евросоюза. Однако опыт 2009 года показал: РФ умело использует свои рычаги влияния на общественное мнение (а значит и политиков) в странах ЕС – от распространения информации, что именно через Украину есть угроза «холодных труб» без российского газа до выступлений пророссийских спикеров с призывами относительно санкций против нашего государства.

В этом году украинская власть во внутренней политике сделала все, чтобы настроить европейские столицы против себя. Хотя и до того разве что ленивый не называл процессы против оппозиции политическими, арест Юлии Тимошенко стал последней каплей: тон обращений к нашего руководства потерял значительную часть дипломатичности. МИД Франции даже поставил вопрос о целесообразности подписания соглашения об ассоциации в случае, если политические процессы не будет прекращено. Разделяя возмущение европейцев, нельзя, впрочем, забывать о другом: лишения Украины перспективы вступления в ЕС достигнет эффекта, противоположного желаемому. Ведь у Киева исчезнет хотя бы формальный повод придерживаться европейских норм. У отечественных олигархов, в свою очередь, может возникнуть соблазн «продать все и покинуть эту безнадежную страну» вместо продолжать игру против своих российских аналогов, надеясь взамен быть принятыми в клуб европейских богачей.

Лакмусовой бумажкой относительно настроений европейских политиков будет обсуждение перспектив подписания украиной соглашений об ассоциации и о зоне свободной торговли, которое ожидается 12 сентября в Европарламенте. Подготовлен проект резолюции, который попал в наши СМИ, и призывает ЕС ускорить заключение и ратификацию соответствующих документов. Однако готовился он в июле, до ареста Тимошенко. И обсуждение может быть бурным.

ВОПРОС РЕБРОМ

Проблема Украины в том, что к очередной «войны» она в очередной раз подошла неготовой. Известно, что войны выигрываются не столько доблестью, как системностью. А последней как раз не хватает, из-за того что структуры принятия решений у нас слишком зависимы от краткосрочных интересов олигархов.

Доходит до парадоксов. Азаров заявляет о том, что строительство терминала для сжиженного газа стартует в начале следующего года, а Нацкомиссия по нацпроектам владислава Каськива рапортуют об «период ТЭО», который продлится четыре-пять месяцев. В последнее верится больше: различные группы интересов до сих пор соревнуются, кто же получит под контроль «новые ворота» – Клюев или Фирташ (точнее, структуры, которые связывают с ними). Такие вопросы возникают и при привлечении инвестиций в добычу в Украине голубого топлива и его заменителей – «неконвенционных» углеводородов, в частности сланцевого газа и шахтного метана. В итоге такие подковерные толкание отпугивают инвесторов и затягивают во времени разведку и добычу ископаемых, которые и без того будут длиться не один год.

Другой вопрос – собственно эффективность системы принятия решений. Конечно, подбор советников – это ответственность власти, но странно слышать о «перспективы газовой войны», зная, что с Администрацией президента работают граждане Российской Федерации или лица, которые гордятся работой на «сближение Украины и России». Например, Игорь Шувалов в одном из интервью отмечал свою роль в підказуванні, как то или иное решение будет воспринято в России. Странным образом обошли вопрос относительно газовых дел советника президента Андрея Портнова, который в 2009 году вместе с Тимошенко работал над соответствующими соглашениями, а ныне связывается обозревателями с неожиданным решением об аресте экс-премьера.

В общем, целый ряд факторов будет ограничивать маневр украинской власти: почти полуторагодичное пренебрежение заложенными в Брюссельской декларации 2009 года возможностями «европеизации» газового рынка, которая бы однозначно ослабила позиции Газпрома, ее замена политикой расплаты за газовые «уступки» государственным суверенитетом и стратегическими объектами; очевидна для Москвы потеря Банковой потенциальных союзников в среде украинского политикума и поддержки в обществе, что в ее глазах ставит под сомнение способность нынешнего режима выдержать возможную газовую войну; охлаждение отношений с Западом.

Поэтому вместо «многовекторного балансирования» между «вашими и нашими» Януковича может ожидать судьба Лукашенко, который в критический момент фактически оказался «между молотом и наковальней». С одной стороны, «белорусский сценарий» означает путь через Таможенный союз и сдачу ГТС к потере суверенитета, а за ним и власти. С другой – подготовка к «войне» с Россией представляется скорее мифом, с помощью которого власть пытается восстановить поддержку хотя бы части населения. Ведь внутренние противоречия между группами влияния в ней и общее состояние системы принятия решений оказывают эффективное сочетание дипломатических, информационных, организационных и экономических шагов, чего требовала бы успешная кампания по изменению соглашений, сверхсложной задачей. Особенно учитывая количество симпатиков России (если не больше) в рядах власть имущих. В этих условиях остается «медленный», но единственно правильный путь: пережив шок повышения цен на энергоносители (как это сделала Западная Европа в 1970-х и Восточная – в 1990-х), снижать энергопотребление экономики, расширять национальный добычу энергоносителей и привлекать альтернативные источники энергии. Начинать движение в этом направлении надо было позавчера. Возможно, критический рост цены на газ заставит украинскую власть и олигархов сделать это по крайней мере завтра.

«ВТОРОЙ ФРОНТ»

Аналогичные украинским требования относительно пересмотра цен и объемов поставок газа выдвигают и в некоторых случаях достигают желаемого ряд европейских потребителей российского газа. В частности, в конце августа директор греческой газовой корпорации DEPA по закупкам газа Леонидас Драгатакис сообщил, что в июле 2011 года успешно завершились переговоры об уменьшении до «удовлетворительного» уровня объемов (70% от оговоренных 3 млрд м 3 ) поставок и цен на российский газ в рамках долгосрочного соглашения с Газпромом. В конце июля ценовых уступок от «Газпрома» добилась итальянская компания Edison.

Настоящая газовая война идет между Газпромом и одним из его крупнейших европейских газовых партнеров E. On Ruhrgas, который уже перенес разрешения конфликта в арбитражный суд. Последний хочет скорректировать контрактные цены до уровней, отражающих спотовые цены на голубое топливо в Европе.

31 августа вице-президент польской PGNiG Радослав Дудзинский заявил, что компания и дальше будет добиваться от Газпрома снижения цены (закупает около 9 млрд м3), переговоры о чем продолжаются еще с февраля текущего года, и в случае необходимости обратится в арбитражный суд.

Еще в 2010-м – начале 2011-го российский газовый монополист договорился о пересмотре соглашений с: E. On Ruhrgas, WIEH, WINGAS, RWE (Германия), GDF – Suez (Франция), ENI, ERG, Sinergio Italiano, PremiumGas (Италия), GWH Gashandel GmbH, EconGas (Австрия), GasТеrra (Нидерланды), EGL (транснациональная, сбыт газа в разных странах Европы), SPP (Словакия). Однако во всех этих примерах фигурируют компании и рассматриваются экономические споры. Зато в отношениях Украины и России – большая доля политики.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*