Новости Украины и мира

Взрывоопасная Украина

Политика

В Украине, как и во всем мире, увеличивается количество протестов. По данным Центра исследования общества, в 2011 году доля общероссийских протестных кампаний социальной направленности выросла до 62% против 50% в 2010 году. Однако в новом году их станет еще больше. Об этом убедительно говорят эксперты.

Действия политиков на протяжении прошлого года, кажется, снова завели государство в тупик. И немало украинцев, как свидетельствуют результаты соцопросов, пока не видят просвета в перспективах государства.

Может год 2012-и изменить эту тенденцию? Не окажемся ли мы в эпицентре новой революции? Как вероятнее всего будут развиваться главные конфликты?

Ответы на эти вопросы “Экспресс” искал вместе с руководителем проекта “Политтех” Ярославом Макитрой, директором Института публичной политики Виктором Чумаком и директором центра политического анализа “Стратагема” Юрием Романенко.

— Кто победит на выборах?

Я. Макитра:

— Насколько честными будут выборы, прогнозировать непросто. Хотя тенденции, которые есть сейчас, свидетельствуют, что продолжается подготовка технологии манипулирования их результатами. Власть постарается распылить голоса оппозиционеров, в том числе и на избирательных округах. Она будет способствовать тому, чтобы по каждому округу балотувалось 3-4 кандидата от оппонентов. При этом некоторые из них будут “техническими” представителями власти и, несмотря на оппозиционную риторику, на самом деле будут работать на властную команду.

Что касается оппозиции, то она будет разыгрывать карту “или мы, или власть”. Если выборы пройдут честно, оппозиция, несмотря на нынешнюю ее ощутимую поддержку в обществе, должен получить большинство голосов.

Ю. Романенко:

— Я не верю, что оппозиция наберет 226 голосов.

— По моему мнению, проблема оппозиции сегодня в том, что она не формирует идеи, не предлагает принципиально другой модели от той, которую олицетворяет власть. БЮТ и Яценюк — внутри системы, они играют в рамках имеющихся правил, вот только правила становятся жестче, потому что, оказывается, потеряв власть, можно потерять и физическую свободу.

Относительно честности выборов, то от того, насколько прозрачными они будут, зависит будущее Януковича. Ибо если прозрачности не будет, политический площадка вообще делегітимізується.

В. Чумак:

— Считаю, что, как ни странно, многое будет зависеть от позиции России и от того, как пройдут выборы в этой стране нынешнего марта. Если Москва и дальше будет ставить вопрос ребром о сдаче газотранспортных активов, то, чтобы это реализовать, надо будет остаться при власти любой ценой. Тогда выборы будут проводить по принципу “после нас хоть потоп”.

Относительно перспектив оппозиции, то вопрос в том, кого ею считать. Или это будет оппозиция идейная, жесткая или ситуативная. Совокупность оппозиционных партий — тогда можно и набрать 226 мандатов. И способны ли они поднять вопрос импичмента Президенту, недоверия правительству — это другое дело. Потому, скажем, о реальной оппозиционности “Фронта змин” и “Удара” Кличко еще нет четких ответов. Потому что за свою критику власти они еще не понесли реальных “погромов” с ее стороны — арестов, уничтожения приближенного бизнеса.

Выйдет ли на волю Юля?

Ю. Романенко:

— Вопрос Тимошенко надо рассматривать в контексте торгов с Западом. Поэтому, думаю, в начале весны в процессе договоренностей о парафировании соглашения об ассоциации с Евросоюзом ее могут выпустить. Такой вариант развития событий в кулуарах обсуждают серьезно. Вероятнее всего, для легитимизации такого сценария будут использовать решение Евросуда по правам человека, если оно будет в пользу экс-премьера. Этот вариант даже предусматривал бы ее участие в выборах.

В. Чумак:

— А я думаю, что Тимошенко не позволят участвовать в выборах. Даже если будет решение Европейского суда о том, что лидер оппозиции не имела справедливого суда, процесс ее освобождения затянут так, чтобы он случился аж после выборов, под конец года.

Я. Макитра:

— Думаю, что Юлия Владимировна, скорее всего, останется за решеткой. И это несмотря на давление, которое, очевидно, будет со стороны Запада. Выпускать ее не выгодно по той причине, что участие Юли в выборах будет означать лучший результат ее политсилы. Властям удобнее, чтобы оппозиционные голоса не отошли БЮТ, а, к примеру, кому, с кем будет легче договориться. Потому что с Тимошенко после таких судебных процессов и длительного содержания ее за решеткой Янукович уже никогда не договорится.

— Реформы: это про что?

В. Чумак:

— Наша власть или ничего не умеет или ничего не видит. Поэтому опять будет кричать о росте ВВП, инфраструктурные реформы: строительство дорог, мостов. Именно кричать, а не делать. Но такой путь не дает прогресса модернизации, инновациям. Он ведет в никуда.

Большинство стран уже понимает, что единственный неисчерпаемый потенциал — человеческий ресурс. И, как на меня, на самом деле нужна кардинальная реформа образования, в том числе и университетской, которая должна была быть ориентированной на одаренных людей, а не на “среднюю температуру по больнице”. Важна также реформа здравоохранения. Ведь наше государство занимает одни из первых мест в Европе и мире по распространению ВИЧ-Спида, заболеваемости туберкулезом, потери человеческого потенциала через смертность. Никакая экономика не спасет, если лицо государства не будет повернуто к людям. Кроме того, важно также восстановить доверие к суду, реформировать правоохранительные органы, чтобы “силовики” охраняли не права государства, а граждан, а суд эти права восстанавливал. То, что власть называет реформами, — не реформы. Это просто сокращение расходов. Такое же будет и в следующем году.

Я. Макитра:

— Реформы запущены ложным путем, и его не так легко изменить. Вот, например, пенсионная реформа. Она должна быть четкая и понятная. А получилось так, что для одних — одни правила, для других — другие. Почему одни должны выживать на тысячу гривен, а другие — не понятно за какие заслуги — в десять раз больше. Или возьмем анонсированную реформу жилищно-коммунального хозяйства, из которой мало что понятно. А должна быть создана прозрачная система оплаты, чтобы люди знали — кому, сколько и почему они платят за услуги.

В итоге, чуть ли не каждый день в городах прорывает трубы, а чиновники и министры комментарии о нехватке средств на ремонт дают на фоне роскошных автомобилей и офисов. Разве это реформы?

Ю. Романенко:

— Прежде всего надо помочь тем, кто может заниматься предпринимательством, поскольку государство не в состоянии обеспечить людей работой. А это требует уменьшения давления на малый и средний бизнес. Важно было бы побороть коррупцию, по крайней мере в нынешних объемах, когда при различных тендерах деньги воруют десятками миллиардов.

И, к сожалению, власть пошла противоположным путем. Наши руководители не понимают, что лучше дать людям возможность отстаивать свои права, вместо лишать другого выбора, кроме как выходить на массовые протесты.

Думаю, реально наша власть постарается не так реформы воплощать, как свое не потерять.

— И что дальше? Революция?

Я. Макитра:

— Власть почти каждый день дает новые поводы для отраслевых протестов. Очевидно, они будут продолжаться. К тому же не понятно, какова будет ситуация с трудовым и жилищным кодексами, нас еще ждет эпопея с продолжением пенсионной реформы. Катализатором протестов может стать и медицинская реформа. Да и социальные выплаты, очевидно, будут сокращать.

Общенациональный протест также возможен. Проблема только в том, что сейчас нет оппозиционной фигуры, которая способна сплотить вокруг себя народ. В России такая фигура есть — интернет-блоггер Навальный, а у нас нет. Как действовать власти, если революция таки наступит? То, что она делает сейчас, когда на 10 бабушек-протестующих выводят 100 “беркутовцев”, подсказывает, что силовой сценарий может быть задействован. Да еще и вероятность его очень высока.

В. Чумак:

— Социальные проблемы будут возникать у различных групп населения. Однако их гасить точечными вбросами денег, сохранением льгот у одних групп населения, отменой — в других. Единственным возмутителем общеукраинского протеста могут стать выборы, потому что они касаются всего населения. И в случае фальсификаций украинцы могут выйти на улицы массово и во многих регионах. Притом, если фальсификации будут слишком наглые, возможна молчаливая поддержка протестов даже со стороны нынешних сторонников регионалов.

Если же будет реализован пророссийский сценарий развития внешней политики, тогда вероятность силового сценария реакции власти на протесты возрастает в разы.

Ю. Романенко:

— Что дальше откладывать реформы на линии отношений “государство — крупный капитал”, “государство — средний класс”, “власть — народ”, то больше вероятность, что страна взорвется различными протестами, которые могут очень быстро перерасти в бунт. Очевидность всеукраинской революции зависит от того, насколько впишется в повестку дня новая политическая сила, которая будет зарождаться из протестных настроений, насколько системные предложения она сможет “выдать”.

Заметьте, новое всегда выпрыгивает снизу — как черт из табакерки, наивно искать лидеров будущего в нынешней Верховной Раде. Это, может, и не лучший пример, но никто не мог предсказать взлета Ленина как диктатора огромной коммунистической империи еще в 1916-м, за год до Октябрьской революции. К тому времени это был один из многих “восставших” спокойствия в государстве, что писали малотиражные книги и статьи (находясь преимущественно в эмиграции).

Как разовьется ситуация после того, как лидер “найдется”? Знаете, если на площадь выходит тысяча человек, власть выводит “Беркут”, а если выходит 100 тысяч человек, то она, как минимум, пойдет договариваться. Если выйдет миллион, думаю, власть отдаст бразды правления без особого сопротивления. Потому что для этой среды лучше договориться и пожертвовать наиболее одиозными фигурами, чем рисковать потерять все, переходя в открытое противостояние с применением оружия.

— Европа: мы с ней или против?

Я. Макитра:

— Евросоюз будет ждать двух событий: во-первых, решение Европейского суда по правам человека относительно Тимошенко и его выполнение со стороны Украины, во-вторых, парламентских выборов. Если решение Евросуда не выполнят, а выборы проведут с грубыми нарушениями, то о соглашении об ассоциации с ЕС можно забыть. Сейчас все идет к тому, что сделки даже не парафируют.

Кстати

Следующий год может стать годом потрясений не только в мире, но и в Украине?

— Конечно, — говорит Владимир Ищенко, координатор мониторинга коллективных протестов Центра исследования общества. — В мире ситуация обостряется: революции на Ближнем Востоке, массовые западноевропейские протесты, к тому же очень радикальные, и тому подобное. Почти вся мировая экономика находится на грани радикального выхода из нынешней ситуации. И это не может не отразиться на Украине.

Частота протестов и дальше будет расти?

— В случае продолжения курса социальной политики, которую проводит правительство, вряд ли можно надеяться, что таких кампаний станет меньше. Скорее наоборот, поскольку вскоре состоятся выборы. А с помощью выступлений можно надавить на власть, потому что она в этот период не будет готова проводить непопулярные решения, думая о своем рейтинге.

Есть ли прогнозы о возможности общей мощной революционной волны в нашей стране?

— Думаю, мы идем к этому. Различные социальные группы в своих требованиях будут объединяться против власти. Осознание того, что наши интересы являются общими, углубляться. Однако для объединения нужна организационная структура, которая сможет эффективно мобилизовать разные группы, чтобы сгенерировать все их требования в определенной политической программе.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Политика

Go to Top