Новости Украины и мира

Янукович на штыках

Политика

Страна вошла в весьма специфический политический год. Это — год парламентских выборов, которые могут зафиксировать или подорвать положение правящей в стране партии — Партии регионов и ее неофициального руководителя Виктора Януковича.

Последнее — декабрьское — всеукраинский опрос Центра имени А. Разумкова показало, что рейтинг Партии регионов продолжает падать. Он локализовался на неприлично низком уровне — 13,9%. Итак, как выглядит, проигрыш регионалов неизбежен.

Но почему тогда все чаще можно услышать мнение, что Янукович и его команда не отдадут власть “просто так”? Что могла означать пробная заявление Президента о готовящемся кем-то вооруженных появись в стране. Что же они тогда готовят?

Оппозиция восприняла все это как начало властью силового сценария.

Ситуация действительно выглядит очень непростой. Вероятные сценарии развития событий мы решили продискутировать с одним из лидеров “Поры” 2004 года Евгением Золотаревым, председателем совета Института национальных интересов, сопредседателем Украинского либерального клуба Андреем Юсовым, народным депутатом с прокурорским прошлым Юрием Кармазиным, а также “профессиональным революционером”, без участия которого не прошли некоторые локальные войны на постсоветском пространстве, председателем партии “Братство” Дмитрием Корчинским.

Есть ли, по вашему мнению, у партии власти шансы сохранить свои позиции в этом году без применения “силового сценария”?

А. Юсов:

— Очевидно, что в условиях радикального снижения рейтинга на ближайшее электоральное испытание — парламентские выборы — власть выйдет с максимальной мобилизацией админресурса для достижения нужного результата.

Главным полигоном в этом смысле, как всегда, станут восточные и южные регионы. Они уже начали “работать” с председателями сельсоветов, директорами школ и т. д, людям объясняют, что они получат или не получат за хорошую или плохую работу на выборах. Речь даже не о грубых фальсификациях, без которых, очевидно, тоже не обойдется.

Однако фактор страха может их подвести. Они так боятся потерять контроль над ситуацией в стране, что пытаться воздействовать на все тотально и постоянно.

Если выборы пройдут демократично, Партия регионов — это уже очевидно — тогда не займет первого места по партийным спискам.

Есть. Золотарев:

— Понятно, что пик политического обострения придется на осень, когда состоятся парламентские выборы.

Власти нужны какие-то значительно более веские козыри в этой кампании. Поэтому очевидно, что какой-то силовой сценарий сохранения нынешней командой своего всеобъемлющего господства во властных коридорах рассматривают.

Боюсь, на этот раз власть будет вынуждена идти “до конца” — прецедент с “посадкой” Тимошенко и все “Межигорье” не позволят им вести себя более гибко. Вопрос вот только, возникнет у власти потребность в применении силы уже этого года.

А может ли оппозиция, со своей стороны, готовить силовой захват власти, как заявил Президент?

Д. Корчинский:

— Угрозы вооруженного свержения власти не существует, потому что сейчас не видно никого, кто повел бы людей на такие действия. А насчет оружия, то ее и легальной на руках у населения около 3 миллионов стволов, из которых около 1 миллиона — нарезное. То есть если Президент боится, то должен знать: население уже может легально выставить вооруженную армию — большую, МВД и вооруженные силы, и не надо для того, каких закупок нелегального оружия.

А. Юсов:

— Относительно того, нынешняя оппозиция будет готова радикализировать борьбу с властью вплоть до перевода ее в силовое противостояние, то это вопрос, на который пока не может быть четкого ответа. По крайней мере пока что не способна.

Ю. Кармазин:

— Оппозиция в последнее время все делала для того, чтобы ни в коем случае не обострять противостояние с властью до уровня уличных столкновений, потому что мы понимаем, что властям только того и надо, чтобы значительно расширить круг своих “точечных репрессий”. Властям же надо уничтожить тот хрупкий гражданский мир, который есть в стране.

Какие сценарии могут начать реализовывать те силы, что заинтересованы в дальнейшем усилении давления на общество, людей, активных граждан?

Ю. Кармазин:

— Представьте, что Янукович скажет: “Видите, какая у нас нецивилизованная оппозиция. Наши оппоненты захватывают органы власти скупают оружие для развертывания террористической войны, то что я должен делать? Придется “закрыть” их немало”.

Есть. Золотарев:

— Попытка власти вывести борьбу за рамки избирательных процедур тоже будет. Но все зависит от случая. Если же нет, если жертвами стихийных уличных избиений и арестов (или чего-то страшнее) станут тысячи людей, то я этой власти не завидую. Такие действия могут катализировать в стране процессы, при которых сохранение “Межигорье” и другой бесчисленного собственности, добытой подобным способом, будет последним, о чем будут думать на Банковой.

Так все-таки, в чем может заключаться “силовой сценарий” власти?

Д. Корчинский:

— Обычные люди, думаю, почувствуют более жесткий контроль власти. Так всегда: когда какая-то власть начинает борьбу против реального или воображаемого вооруженного подполья, первым страдает не подполье, а добропорядочные граждане. Добропорядочных граждан еще больше будут мучить прослушиванием телефонных разговоров, сложностями с получением разрешений на оружие и проверками ее хранения. Не будет таких трудностей только у тех, кто на самом деле решится на вооруженную борьбу в подполье.

А стратегічніші шаги? Например, массовая “посадка” оппозиционеров, которые, мол, “готовили антиконституционный мятеж”?

А. Юсов:

— К сожалению, следует таки ожидать расширения круга репрессированных этого года. Режим попробовал вкус, к счастью, еще не крови, но таки грубой силы, и не получил адекватного противодействия ни внутри страны, ни за рубежом. Будет расширен круг как прямых уголовных преследований вроде нынешних дел Тимошенко и Луценко, так и косвенных — вроде практикующегося еще в советские времена принуждения выезда оппонентов власти за границу. Только тогда офицеры КГБ непосредственно сажали изгнанника в самолет, а теперь людей выдавливают из страны, нарушая все новые уголовные дела. Мы уже имеем такую страну-партнера как Чехия, где уже скоро, я уверен, будет из кого создать теневое правительство Украины.

Есть и вторая сторона медали — о нем очень мало пишут газеты и говорят за рубежом. Это давление на бизнес. Несмотря на замалчивания этой проблемы в обществе в первую очередь из-за неготовности публично нарушать ее именно представителями бизнеса, предприниматели сейчас испытывают даже значительно больших притеснений, чем политики. Задача Банковой достаточно четкое — минимизировать потенциальную финансовую базу оппозиции. Эта работа до сих пор продолжалась активно, а в этом году ее активизируют в несколько раз. Собственно, это один из важнейших элементов силового сценария власти. Это мощная машина репрессий — как еще называть системное отбора у людей собственности и попадания в жернова правоохранителей тех, кто сопротивляется?

Есть ли в партии власти люди, которые будут убеждать ее руководителей в нецелесообразности и бесперспективности “силового сценария”?

А. Юсов:

— Не надо переоценивать уровень адекватности этой власти. С точки зрения динамики популярности власти и оппозиции, я не вижу, что Янукович получил благодаря судебным процессам против Луценко и Тимошенко. Наоборот, в то время, когда оппозиция находилась в рейтинговой и в общем политическом кризисе, Банковая своими репрессиями персоналізувала оппозиционных политиков как главную альтернативу ей. Как следствие, новый взлет рейтингов оппозиционных партий (и “Родины” тоже) на фоне обвала популярности Партии регионов и Президента.

Рационализма в тех действиях власти очень мало, есть скорее ее эмоциональное желание сыграть на опережение — запугать всех и тем сделать невозможным появление сегодня любой силы, которая станет угрозой для этой власти завтра. В конце концов, сейчас у власти именно те люди, которые пережили 2004 год. Для них Оранжевая революция — это ужас, с которым, думаю, сейчас их немало периодически просыпается в холодном поту. Они просто не представляют, как можно допустить до того, чтобы снова пережить такое. Вот поэтому властными коридорами и не прекращают блуждать идеи относительно того, как правильно закрутить гайки и какие еще глупости сделать.

Д. Корчинский:

— На самом деле принципиальным является то, захочет ли Янукович превратиться на Муссолини? Нет, не захочет, так не сможет. Ибо для того, чтобы иметь твердость Муссолини, надо быть идеалистом. А Виктора Федоровича Януковича привлекают деньги, персональный благосостояние, возможность проводить сибаритское жизни.

Вот почему я не верю в успех силового сценария.

Есть. Золотарев:

— Успешный силовой сценарий всегда основывается на наличии достаточного числа исполнителей, готовых выполнять очень сомнительные с точки зрения закона, приказы, притом, в случае проигрыша, ответить за это придется. Чувствуется, что власть “работает” в этом направлении — увеличивает финансирование МВД, наращивает количество призывников во внутренние войска, однако, думаю, этого будет мало. Наши силовые структуры, как и вся государственная система, по своей сути является морально разложиться — это коррупционная среда, главными мотиваторами деятельности которого является материальный интерес и страх. В условиях, когда решается “или—или” какого режима, такие “силовики” чаще всего не рискуют предпринимать решительных шагов в пользу власти или оппозиции, а пытаются сохранить перспективы для себя на случай любого развития событий. Кстати, после 2004 года им это неплохо удалось. Следовательно, если такая попытка будет, то вряд ли она будет удачной.

А официального введения чрезвычайного положения, скажем, под предлогом дестабилизации ситуации после выборов через уличные акции протеста против фальсификаций возможно? Или раньше — чтобы отложить выборы и не потерпеть поражения на них?

Есть. Золотарев:

— Это возможно. Но без смысла. Любое чрезвычайное положение является временным. В наших условиях такие действия могут на некоторое время отсрочить конец этой власти, но будут способствовать накоплению в обществе такого раздражения, которое за несколько месяцев может просто “смести” эту власть.

Как следует из нашего разговора, разумным для власти было бы, наоборот, удивить и украинцев, и мир радикальной демократизацией страны. Или, как минимум, не выходить за пределы нынешней “переходной” демократии, законсервировать ее?

Есть. Золотарев:

— На самом деле демократизация — единственный вариант, который сделает возможным для власти избежания печального сценария, по которым следующая власть будет вести себя с нынешними так же, как они сейчас с предшественниками. Но я не вижу интеллектуального потенциала в этой команде для такого осознания. Да и ментально — это не те люди.

А. Юсов:

— Или они попытаются сильно закрутить гайки и мощно задействовать админресурс на выборах, будут выпускать пар, финал будет одинаковый — конец этой власти. Пройдет очень немного времени, и вы в том убедитесь.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Политика

Go to Top