Зато у нас нет Чечни

Политика

Богдан Буткевич

Не так давно исполнилось 16 лет с начала одного из самых ожесточенных и кровавых военных конфликтов на постсоветском пространстве – русско-чеченского. Не хочется повторять и так понятные вещи о том, что этот конфликт продолжается и сейчас, несмотря на бодрые реляции Кремля и кучу нефтедолларов, что вливаются в карманы лояльных к Москвы местных князьков.

Жаль здесь почти всех. И молоденьких российских «срочников», которых безжалостно бросили в новогоднюю ночь 1995-го под автоматы и гранатометы боевиков Дудаева-Басаева, и мирных чеченцев, которые попали (и попадают) под єрмоловського рода «зачистки» мясников из спецподразделений ФСБ, и русское население Чечни, что претерпело чуть ли не геноциду со стороны чеченских радикалов, и детей в больницах Будьоновська и Беслана, и целое поколение чеченских же детей, что выросли под грохот ночных артобстрелов.

Сказать, что «это не наша война», Украина себе не могла позволить ни тогда, в 1994-м, ни сейчас, хотя официально мы как всегда удерживали нейтралитет. Потому что украинцы воевали в Чечне, как это у нас водится, по обе стороны фронта. Бойцы УНА-УНСО на стороне чеченцев, куча этнических украинцев в составе российской армии. Общеизвестно, что именно в Украине лечилась и проходила подготовку значительная часть чеченских боевиков под отправкой на фронт. Мы были прямое отношение к этой войне и потому, что во второй половине 1990-х чеченская мафия, за которую всерьез взялись в России, сделала попытку закрепиться в Украине. Стоит вспомнить и то, что Ставропольский край и Кубань, которые также втянуты в этот конфликт, заселенные опять-таки этническими украинцами.

Но самое главное – украинцы в Украине, глядя на руины Грозного, Урус-Мартану и Аргуна, всегда могли наглядно видеть, от чего удалось уберечь страну. Всегда, в любых страстных дискуссиях вживую или в Интернете, мы могли говорить россиянам: зато у нас нет Чечни.

Год назад нынешний диктатор Чечни, личный любимец Путина и, вполне вероятно, будущий Президент РФ Рамзан Кадыров заявил, что Украина – это «головная боль для России», который стоит «уничтожить раз и навсегда». Интересно, что варнякнув на защиту «великой страны России» вчерашний пылкий борец за «свободную Ичкерию», соратник Дудаева и Басаева, который вместе с отцом, ныне уже покойным Ахматом Кадыровым, как только увидел, куда ветер дует, перебежал на сторону Кремля. Где прекрасно себя чувствует, кладя в карман треть от бешеного потока денег, что вкладывают в бунтівливу республику московские «тандемократи». Я честно не понимаю россиян, особенно русских, которые терпят присутствие в их власти человека, который буквально 10 лет назад была за одно с создателями Беслана и «Норд-Оста».

Собственно, нынешняя ситуация в Чечне – это уже точно не наше дело. Если бы не некоторые наши политики, то бишь спортсмены, то «гордость страны», или даже я не знаю, как их еще назвать. Речь – о господ Кличко, чья промоутерская контора «К2» подписала контракт с чеченским боксером Заурбеком Байсангуровым. Бой которого совсем недавно прошел в Броварах под Киевом. И куда был приглашен никто иной как Рамзан Ахматович Кадыров «сотоварищи». И который, после победы своего боксера, станцевал с подчиненными страстную лезгинку прямо на ринге. На что с улыбкой стоял и смотрел депутат столичного горсовета и популярной политической силы Виталий Кличко. Для полноты картины не хватало только выстрелов из «калашниковых» в воздух и криков: «Аллах акбар» и «Смерть неверным кафірам».

Господа, я все понимаю – в большом бизнесе, которым является большой спорт, крутятся большие деньги. А там, где есть большие деньги, нет патриотизма. Политика, правда, есть – тоже денег, точнее, их увеличение. Но как-то оно не по фен-шую получается – когда публичный политик и спортсмен сидит рядом с дважды предателем, чьи руки по локоть в крови своих же соотечественников, и сегодня сотнями гибнут в рамках борьбы с «террористической угрозой». Я не про какую-то смехотворную вещь а-ля совесть или самоуважение – упаси Боже. Просто всегда казалось, что главный капитал любого бизнесмена и публичной персоны вообще – это его репутация. Которая отнюдь не улучшается от прямого контакта с человеком, которому не подадут руки нигде в мире, кроме Москвы.

Кадыров – это олицетворение нынешней политики Кремля, архетип желаемого для «геоэкономической» империи обладателя «удельных княжеств». Это именно тот типаж политика, который хотят видеть все эти путины с медвєдєвими на лбу и Украины. Это то, чем хотят закончить для себя такой неудобный конфликт московские царьки. Хотя конфликт упорно не хочет скінчуватися, наоборот расползаясь по всему Кавказу, в перспективе превращая его в глобальный Афганистан.

Чеченская война – живее всех живых и сейчас. Она продолжается и в головах, и в реальности. И нашим політкам, в независимости от убеждений и состояний, надо иметь хоть немного ума, чтобы не тянуть один из главных ее символов к себе в дом. Хочется, чтобы мы и дальше могли говорить: зато у нас нет Чечни.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*