Зона комфорта для Президента Украины

Политика

Определение «четвертая власть» в нашем контексте несколько напоминает советские штампы вроде «профсоюзы – школы коммунизма», «СССР – оплот мира», «армия – школа мужества, патриотизма и интернационализма». Сказал это с высокой трибуны – и ты в мейнстриме.

575_3f093506c871c6a6d2eed7c531a4c720_967

Вот представьте рядового районного или областного чиновника, который говорит главреду какой-то местной газетки, который кое-как влачит жалкое существование на «заказухах», о великом предназначении СМИ, предлагает «объединить усилия», отмечает «большую роль средств массовой информации» — сколько в этом пафоса, а еще больше скрытой иронии! Но главное – всем удобно и комфортно: первая или вторая ветвь власти чешет за ушком четвертую, а и в случае чего советует стараться. Впрочем, еще есть надежда, что там, в провинции, все изменится с разгосударствлением коммунальных медиа. Хочется верить.

А что на верхах?

Может возникнуть иллюзия, что в стране царит некая медиакратия. Политики чувствуют прямо-таки наркотическую зависимость от телекамер, газетных полос, блогов в ведущих медиа. И владельцы СМИ становятся этакими драгдилерами, которые в состоянии манипулировать судьбой, а порой и жизнью политика. И что владельцы – каждый журналист с острым пером имеет шанс влиять на власть, а впоследствии стать ее частью. И в этом как раз нет иронии. Вопрос лишь в характере этого влияния.

За иллюзией некой медиакратии скрывается на самом деле опасное расстояние между реальной и так называемой четвертой властью

В украинских медиа-кругах всегда было модным самоуничижение. Не на камеру, конечно. А так, между собой в курилке или на каком-то там профильном форуме постоянно услышишь: все у нас не так, где нам до золотых западных стандартов, вот бы нам свое ВВС, свою The New York Times, свою Gazeta Wyborcza. Да что там Запад – многие коллеги молятся на российские слоны-снобы-медузы, потому что там, мол, такая рафинированная журналистика. Должны же им, конечно, все, кроме самих коллег по цеху: олигархи, общая конъюнктура, «тупой читатель». Так и создается зона комфорта: мы же не ВВС и не Discovery, как платят, так и работаем, но в душе все мы, конечно, Ларри Кинг. И чего напрягаться? Власть нас боится, значит, уважает, «пипл хавает». Удобно, не так ли?

Власть, которая у нас теперь называется демократической, медиа, конечно, уважает, серьезно не ущемляет, на мысли их учитывает. Но свободные СМИ – это же неудобно и некомфортно. Бороться с ними себе дороже. Другое дело – использовать. Здесь поле для деятельности очень широкое. Можно как канализацию для различных «сливов», можно как ринг для поединка с политическими оппонентами. Обратите внимание, Михаил Саакашвили каждый раз, когда берется угрожать «коррупционерам в украинском правительстве», отмечает, что все свои доказательства предоставит общественности (читай СМИ). Несколько странно, как для чиновника с широкими официальными полномочиями, бороться с коррупцией не в судах и прокуратуре, а в медиа-пространстве. СМИ – материал гибкий, к работе поддается неплохо, а искусство манипулирования за последние 25 лет в Украине совершенствовалось так, что можно было бы открывать специальные факультеты при университетах и ​​обучать этой прикладной политологии всех желающих.

Отдельная тема – президент и журналисты

Здесь своя история. Кучма и Янукович в свое время прессы откровенно боялись и открыто враждовали с ней, неуклюже пытались подкармливать лояльные СМИ. Виктор Ющенко комично призвал своего сына «перед мордой того журналиста» демонстрировать ресторанные счета. Петр Порошенко, надо признать, перед украинской прессой никогда не казался ни испуганным, ни забавным. Похоже, он лучше всех своих предшественников понимает, с кем имеет дело. Осознает все преимущества и опасности собственной публичности. Но и ему нужна своя зона комфорта. И он ее искусно выстраивает.

Большие пресс-конференции выходят из моды. Очевидно, на них президенту не комфортно. И в Администрации находят альтернативу: ограниченное общение со СМИ. Во-первых, интервью ведущих телеканалов не совсем ноу-хау, Янукович это тоже практиковал, как и публичность, но без выхода из зоны комфорта. Во-вторых, встречи «с журналистами и политологами» — это действительно новейшей формат. И весьма интересный. Как свидетельствуют участники таких собраний, Порошенко воспринимает эти меры как встречи единомышленников, что делает его медиа-политику еще более комфортной. Без стрессов. И, главное, закрытым для прессы такого президента никак не назовешь.

За иллюзией некой медиакратии скрывается на самом деле опасное расстояние между реальной и так называемой четвертой властью. Стать по-настоящему влиятельными, свободными и достойными доверия украинские медиа еще только могут. В будущем.

Дмитрий Крапивенко

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*