Новости Украины и мира

И падали наземь кресты

Происшествия

Ровно 90 лет назад, среди зимы 1922 года, при Народном комиссариате УССР начали формироваться так называемые ликвидационные отделы.

Это было начало спецоперации, призванной преодолеть “опиум для народа” — веру и молитву.

И полетели кресты с храмов, попадали наземь колокола, а храмы на долгие годы превратились в склады для всякого хлама. Начиналась страшная эра воинствующего атеизма…

Все это уже в прошлом. Но до сих пор народная память хранит воспоминания о тех несчастьях, которые выпали на долю людей, что осмелились поднять руку на крест или икону. Не в каждом украинском селе старожилы, как легенды, рассказывают потомкам страшные истории. Коммунисту, который сносил крест с церковного купола, на следующий же день отняло правую руку и очень скоро его разбил паралич. А другой поплатился за надругательство над храмом жизнью малолетней дочери…

Мы подаем в этой публикации лишь несколько таких историй из разных уголков Украины. А доцент Михаил Кузьменко, декан факультета философии и религиоведения Донецкого государственного института информатики и искусственного интеллекта, рассказал нам подробности того, как власть боролась с Господом.

На указание “товаріща Ленина”

— Большевики делали все, чтобы воплотить в жизнь “Декрет об отделении церкви от государства и школы”, принятый еще в 1919 году Временным рабоче-крестьянским правительством Украины, — говорит Михаил Николаевич. — Но вместо обещанной “свободы совести” рабочие и крестьяне получили другие “подарки” от власти: разрушение и расхищение храмов, преследование за религиозные взгляды.

Вообще, до первых столкновений между Церковью и государством дошло сразу после октябрьского переворота. Уже в январе 1918 года Православной Церкви нанесен значительный ущерб: большевики забрали ряд сооружений, в прессе и во всей антирелігійній пропаганде подчеркивалось, что РКП(б) ведет сокрушительную борьбу не с какими-то там религиозными группами, а с религиозным мировоззрением вообще. Большевики говорили, что они борются с “тьмой” и “религиозными предрассудками”.

Даже голод 1921-1922 годов власть использовала как вынужденный повод для изъятия церковных ценностей. Вот как писал Владимир Ленин в письме к членам политбюро большевистской партии: “Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией. И не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше”.

Конечно, на слова вождя мирового пролетариата была соответствующая реакция…

— Так, на заседании политбюро ЦК КП(б) от 21 января 1922 года было принято постановление, в котором говорилось о необходимости дать директиву губкомам пяти губерний, охваченных голодом: Донецкой, Екатеринославской, Запорожской, Николаевской и Одесской, чтобы они провели сбор золота и серебра с церквей для закупки зерна тем, кто голодает. Конечно, деньги не всегда шли по назначению, но разрушение храмов была страшной.

Для примера, только в Николаевской губернии власть изъяла из храмовых сооружений “275 пудов и 31 фунт серебра, 14 золотников и 66 долей золота”. Падали кресты с куполов, переплавлялись колокола на металл для индустриальных нужд… Центральной комиссии в борьбе с церковной оппозицией были предоставлены все полномочия — вплоть до административного ареста за невыполнение ее распоряжений.

А что же люди? Молча терпели?

— Из рассекреченных архивных документов мы знаем, что в начале этой операции крестьяне сопротивлялись большевикам. Так, в селе Заселье Николаевской губернии было убито партпрацівницю Бармашову. А в южных селах Болгарка, Арбузинка, Покровское даже вспыхивали настоящие бунты. Но власть быстро их “потушил”. Ей понадобилось каких-то восемь лет, чтобы внедрить свою идеологию на территории Восточной, Южной и Центральной Украины.

“Вырывай старый и насаджуй свое”, — таким лозунгом руководствовались ликвидаторы. В 1925 году большевики даже основали Союз воинствующих безбожников, которую возглавил Емельян Ярославский. Как грибы после дождя плодились журналы, названия которых говорят сами за себя: “Безбожник”, “Антирелігійник”, “Воинствующий атеизм”…

8 апреля 1929 года было принято постановление правительства, которое запрещало создание церковных школ, общественных библиотек и читален не только за пределами храмов, но и в самих храмах. Запрещена была любая просветительская и благотворительная деятельность религиозных объединений, не разрешалось организовывать общества для изучения религиозной литературы, даже рукодельные кружки!

Кроме того, издевательства духовенства привело к тому, что много отцов отреклось от духовного сана. В мартиролозі украинских церквей приводятся данные об отречении от духовного сана: 1927-1928 годы -179 человек; 1928-1929-и — 439; 1929-1930-й — 2000 человек. Как видите, числа катастрофически растут. Когда же церкви в селе нет, а проповедовать слово Божие некому, то и господствует в нем “научный атеизм”, другим словом — бездуховность.

Сколько церквей уничтожила советская власть?

— В целом в Украине до 1930 года уничтожено более 80% храмов! Скажем, в 1917 году в Киеве — колыбели христианской Руси насчитывалось 1710 приходов, а в 1940 г. их было всего… две. А из 23 монастырей не осталось ни одного. Антирелигиозный террор продолжался и далее. В Западной Украине в 1944 году закрыли большинство костелов и церквей, на Подолье, Волыни и в Восточной Галичине в те времена осталось около 20 священников. В период от 1960 до 1965 года закрыли 4165 церквей — почти 50% общей их численности. А дальше в Украине, в 1965 — 1974, ежегодно закрывали в среднем 48 храмов. И это продолжалось вплоть до времен горбачевской перестройки…

Кара Божья

А что ждало тех, кто решился сорвать крест с позолоченной бане, осквернять святыни внутри? История утверждает, что большинство этих людей умерло преждевременно в страшных муках. Но самое ужасное, что за грех расплачивались и их родственники…

В селе Волковцы, что на Сумщине, комсомольцы-активисты разбирали старую деревянную церковь. Сначала с храма сбросили крест, а потом разобрали его на доски. Руководил операцией уже немолодой мужчина по фамилии Ващенко. Он собственноручно снимал колокол, а уже после того, как работы закончились, устроил в пустом храме вместе с “товарищами” “красный карнавал”, натянув на себя ризу священника. После веселой ночи пьяного безбожника нашли мертвым возле его дома — он не пришел домой каких-то двадцать метров, упал и замерз.

Двадцатилетняя дочь Ващенко Евдокия, которая первой увидела тело отца, от ужаса онемела. Речь к ней так и не вернулась. А ее двухлетний сын через несколько дней умер от неизвестной болезни. На нем род Ващенків и закончился. Ведь Евдокия была единственным ребенком в семье, а больше Бог не дал ей деток.

Одной из первых в Украине пострадала от большевистского террора столетняя церковь в селе Каменском, что на Донбассе. Крестьяне рассказывают, как командир отряда красноармейцев Романовский сбросил крест с купола, расстрелял священника и шестерых прихожан, которые оказывали ему сопротивление. Далее вандалы-солдаты побросали на пол иконы, сломали церковные свечи, ризы разорвали на куски, сожгли древнее Евангелие. А Романовский разрушил в церкви алтарь и справил на него малую нужду.

На следующий же день этот безбожник заболел тифом и через шесть дней умер. Эпидемия тифа началась и среди других красноармейцев, что были в отряде. Заразная болезнь “выкосила” более половины воинов. На удивление, никто из крестьян тифом не заболел!

Горькая судьба постигла и ликвидаторов святынь в Киеве и Львове. Рассказывают, как большевик, что пытался снять икону со стены Софіївськї церкви, скончался на месте. А человек, который ему помогал, почувствовал, как затекла его рука. За несколько недель его парализовало. А в Галиции сотни горожан стали свидетелями того, как человек, который срывал крест с храма святой Эльжбеты, не удержался и упал с высоты 80 метров, разбившись насмерть.

Страшная история произошла и на Ивано-Франковщине. Это было уже в 60-е годы, когда партия решила укрепить “идеологическую здоровья” молодые и избавиться от небольшой часовни, которую самовольно возвели крестьяне. Было решено сделать здесь склад. Несмотря на протесты людей, 35-летний Иван Стадник таки снял с купола крест и вынес из часовни иконы, которые тут же разобрали люди, чтобы сохранить. Он не очень сокрушался тем, что односельчане не желают с ним знаться и плюют вслед.

…Однажды 10-летняя единственная Иванова дочь, Леся, играющим на том месте, где некогда была часовня. Началась сильная гроза, и девочка решила спрятаться под развесистыми ветвями липы, которая здесь росла. Девчонка погибло от удара молнии, попавшей в дерево. Люди говорят, ласковая и приветливая девочка поплатилась за грех своего отца…

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Происшествия

Go to Top