Новые трофеи Президента

Происшествия

Друзья Виктора Януковича получили 40 гектаров земли по смешным ценам

Это голосование одной из сотен районных советов страны, без сомнения, войдет в историю становления имущественной империи нынешнего главы Украинского государства. Войдет как один из наиболее характерных примеров того, как ее творят: даром получить все.

17 мая местные депутаты в райцентре Вышгород Киевской области собрались для рассмотрения важнейшего для главы государства вопросы.

Оно рассматривалось уже во второй раз. Первый раз, 27 апреля, все сорвалось. Со второго захода дело пошло — 33 депутата из 60-ти.

Отныне 12 участков леса в Днепровско-Тетеревском лесоохотничьем хозяйстве имеют нормативную денежную оценку, опираясь на которую Янукович и его друзья могут за смешные деньги арендовать на полвека более 40 гектаров леса на север от Киева, на которых уже де-факто хозяйничают.

Наш собеседник — депутат Вышгородского райсовета Ирина Побидаш, которая приложила немало усилий, чтобы заблокировать такое развитие событий.

Почему именно это голосование Вышгородского райсовета привлекло внимание всей страны?

— Действительно, на первый взгляд, в этом голосовании ничего особенного, ничего такого, заслуживающего особого внимания. Определяли цену якобы каких-то обычных участков Днепровско-Тететерівського лесоохотничьего хозяйства.

Вот только упоминание о размещения этих участков на территории Сухолуцької сельского совета сразу дала понимание, о чем речь. Потому что каждому украинцу, который что-то слышал про охотничью страсть нашего Президента, слово “Сухолучье” известно. Когда мы начали выяснять детали, то предположения эти подтвердились: действительно ли речь идет о территории нашего “заповедника” — огороженную территорию, где любит охотиться Президент.

И что, на эту территорию действительно уже и сейчас невозможно попасть простому смертному?

— Конечно! Туда почти никого не пускают, разве что по спецпропускам жителей сел, которые оказались в пределах хозяйства. Да и то люди (в зависимости от того, приехали “господа” охотиться или нет) могут иметь большие или меньшие препятствия для попадания домой.

Я лично бывала в Сухолучье только на территории самого села, но на территорию “заповедника” попасть не могла, хоть и депутат райсовета. Заборы, неизвестные парни в камуфляже… И, кстати, когда ехала на территорию Вахівської сельсовета, меня о том же предупреждали люди: “Будьте осторожны, потому что вас там могут тихонечко скрутить и выдворить невесть в какое место за пределами хозяйства”.

Какую услугу сделали Президенту депутаты райсовета во время голосования 17 мая?

— Утвердили нормативно-денежную оценку свыше 40 гектаров земли.

И какое же?

— Это смех сквозь слезы, а не оценивания. Ее оценили в несколько гривен за метр квадратный. Например, участок площадью 30 соток оценили в 7900 гривен (менее чем тысячу долларов!).

Я уже имела отношение к таким ситуациям, когда речь шла о другие участки. Мы вызвали на комиссию представителей фирм, которые проводили оценивание, и они нас с документами убеждали, что оценили все правильно — по формуле.

Насколько разнится цена с коммерческой?

— Коммерческая в десятки раз больше, но ее применяют только тогда, когда земля идет на выкуп. А вот арендную плату определяют именно с учетом нормативной денежной оценки, которую утверждают депутаты райсовета.

Участки оценили? Что дальше?

— По действующему законодательству, размер годовой арендной платы должен быть определен на уровне 3-12% от нормативной денежной оценки. На практике это означает, что за год арендатор будет платить до 30 гривен (!) за сотку элитной территории под Киевом.

Точный размер аренды тоже установит райсовет?

— Нет, наш коллегиальный орган уже не будет иметь никакого отношения. Это будет решать председатель районной государственной администрации. А председатель райгосадминистрации, как известно, поставлен на должность Президентом, поэтому не думаю, что заставит своего шефа раскошелиться на деньги в бюджет.

То есть председатель РГА решает это единолично?

— Вот такое у нас законодательство — за пределами населенных пунктов (а это территория вне Сухолуцької сельсовета) это компетенция одного лица, то есть председателя райгосадминистрации.

Недавно у нас с района священник с церковными певцами ездили в ту Сухолуцьку “зону” — в село Богданы — отпевать покойника. И им местные люди рассказывали там страшные вещи. Там осталось жить несколько десятков стариков, в соседнем селе — тоже кучка бабушек и дедушек. Села издавна живут дружно, церковь одна, поэтому на праздники старушки с обоих населенных пунктов привычно встречаются в ней.

Из соседнего села идти надо пешком. Чтобы помешать бабушкам делать это, нынешние самозваные “хозяева” лесоохотничьего хозяйства выкопали ров на пути между селами. Но старые уперлись: “На склоне лет своих в церковь ходить не перестанем!”. Из обеих деревень собрались те, кто еще может лопату держать, и стали зарывать тот ров. Не суждено. Только начали работать, как туда “братков” наехала целая стая: “Убрались отсюда! Уже! Прочь!” Прогнали старых оттуда, как собак, ров закопать не дали.

И беда не только в том, что у людей забирают право к церкви приступить, все значительно страшнее. Они жалуются, что их и их детей вообще заставляют продавать за бесценок дома и уезжать куда подальше, потому что они там мешают.

Спальня Президента в резиденции охотничьего хозяйства.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*