Новости Украины и мира

“Тайна следствия? Да ну ее!..”

Происшествия

Следователи Генпрокуратуры демонстрируют, что закон для них “не писан”

Это неправда, что украинская государственная машина с каждым днем становится все более закрытой для общественного контроля! Доказано следователем по особо важным делам Генеральной прокуратуры Сергеем Горбатюком…

Этот суперспециалист ГПУ (по логике, только такой мог получить приказ о расследовании дела экс-главы правительства) на днях провел пресс-конференцию, чтобы поделиться с общественностью… некоторой информации, установленной следствием.

“Экспресс”, удивлен открытостью нынешних следователей ГПУ, попросил первого заместителя председателя парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией генерала милиции Геннадия Москаля рассказать о правовая подоплека таких выступлений.

— Имеют ли право следователи обнародовать на пресс-конференциях информацию из материалов уголовных дел до окончания следствия и вынесения приговора суда?

— Возможный ответ только один: разрешение на это могло дать лишь руководство Генпрокуратуры и притом, очевидно, по согласованию с Банковой. Никто же, надеюсь, в этой стране не является столь наивным, чтобы считать следователя по особым делам ГПУ человеком, которому просто захотелось славы, и поэтому он самовольно, ради своего удовольствия, решил повыступать перед журналистами относительно дела экс-премьер-министра и одного из ведущих политиков страны.

— А что говорит по этому поводу закон?

— Свидетель, подозреваемый и обвиняемый имеют право публично комментировать обстоятельства дела, если не давали соответствующей подписки о неразглашении. Следователь же — нет. Это альфа и омега для правоохранительных органов каждой страны. И наша — не исключение.

Для следователя есть три главные документы, которые определяют его труде: Конституция (прежде всего раздел о правах и свободах граждан), Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Не буду цитировать многочисленных подзаконных актов, которые обязывают милиционера не корчить из себя политика с помощью материалов дел, достаточно и Уголовного кодекса, где для этого есть отдельная статья — 387-ю. Она так и называется: “Разглашение данных досудебного следствия или дознания”.

— Пожалуйста, дословно!

— “Разглашение данных досудебного следствия или дознания, совершенное судьей, прокурором, следователем, работником органа дознания, оперативно-розыскного органа независимо от того, принимало ли это лицо непосредственно участие в досудебном следствии или дознании, если разглашенные данные позорят человека, унижают ее честь и достоинство, наказывается штрафом от ста до трехсот необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет”.

— Итак…

— Если верить Уголовному кодексу, то следователь, который расследует дело экс-премьера, на днях публично совершил уголовное преступление. По этому факту должны возбудить уголовное дело, и суд должен вынести приговор в рамках наказаний, предусмотренных статьей 387-ю УК. Если бы в процессе расследования этого происшествия он сослался на устное распоряжение кого-то из руководства Генпрокуратуры подал соответствующее письменное предписание, то в случае доказательства этого — вместе с ним должен был “загреметь” руководитель-правонарушитель.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Происшествия

Go to Top