Новости Украины и мира

Время “нового” чиновника

Происшествия

Сегодня на государственную службу попадают люди, которые имеют большой собственный бизнес, оформленный на родственников

Сейчас даже грустно шутят: если ты крупный бизнесмен, то должен иметь еще и государственную должность. А если ты чиновник высокого уровня, то будешь иметь и собственный бизнес. Иначе говоря, между понятиями “чиновник” и “владелец крупного капитала” теперь часто можно ставить знак “=”.

О причинах и последствиях такой ситуации для страны “Экспресс” пообщался с директором Центра прикладных политических исследований Владимиром Фесенко и руководителем Центра политического маркетинга Василием Стоякіним.

Как вы охарактеризовали бы чиновника, так сказать, нового времени?

В. Стоякин:

— Общей чертой нынешних чиновников является то, что почти все они имеют бизнес, оформленный на себя или на родственников. Однако такое явление характерно не только для Украины, но и для всего мира. На определенном этапе становления капиталистических отношений представители бизнеса всегда идут на государственную службу, а потом иногда снова возвращаются в бизнес.

Если просмотреть биографии известных бизнесменов США, Великобритании или других европейских государств, увидим странное сочетание видов деятельности. Скажем, известный американский предприниматель Джон Морган сначала был капером, потом губернатором одной из колоний, а впоследствии основал банковский дом…

В. Фесенко:

— Как правило, бизнесмены идут во власть, чтобы расширить возможности своего влияния. Но есть и другие мотивы. Например, получение депутатского мандата — не так для того, чтобы заработать деньги, как для того, чтобы обеспечить себе неприкосновенность и высокий статус. Ведь Верховная Рада сейчас является мощным бизнес-политическим клубом.

Мотивация бизнесменов, которые идут во власть, отличается от мотивации чиновников, которые основывают бизнес. Когда чиновник начинает наживать капитал — это фактически одна из форм коррупции. Речь идет не о взятках, а об опосредованной коррупции, когда власть используют для того, чтобы способствовать своему бизнесу, создавать ему конкурентные преимущества.

А есть ли “плюсы” в бытность предпринимателей при власти?

В. Стоякин:

— Положительным является то, что бизнесмен имеет опыт менеджмента в достаточно сложных условиях — иногда более сложных, чем на государственной должности. Сегодня, как пример, можно назвать деятельность власти, связанную с подготовкой к Евро-2012. Когда этим занималось правительство Тимошенко, были обвинения в коррупции, откатах, притом мы еще и существенно отставали по темпам строительства почти всех объектов инфраструктуры. Теперь правительство снова обвиняют в коррупции, в том, что работу выполняют фирмы, близкие к вице-премьера Колесникова, который отвечает за подготовку к чемпионату. Но по крайней мере все строят, и претензий УЕФА к Украине не имеет.

В. Фесенко:

— Действительно, опыт многих стран свидетельствует, что приход бизнесмена на государственную работу может способствовать использованию новых управленческих практик. Человек, который привык работать в современном управленческом режиме, способна усилить эффективность систем госуправления в той или иной сфере.

Но должны работать “предохранители”. Потому что если человек приходит на государственную должность и начинает использовать служебное положение для развития бизнеса, то ее надо гнать с госслужбы или прибегать к другим методам наказания.

Что негативного в том, что во власти сосредоточился “большой бизнес”?

В. Стоякин:

— Есть такое явление — притяжение капитализма к монополизации рынков. Следствием этого становится сужение рынка услуг, стремительный рост цен без улучшения качества или и с ухудшением ее. Самому капиталисту не выгодна конкуренция, тем более свободна. Поэтому он всегда старается ее избежать. И задача государства заключается в том, чтобы не допустить монополизации. Но государство само собой здесь бессильна. Если нет всеобщественной поддержки в том, что экономика должна быть таки вільноринковою, а не монополизированной, эту борьбу каждый прогрессивный лидер проигрывает крупному капиталу.

Как долго еще будем наблюдать в Украине такое мощное сращивание власти и бизнеса?

В. Фесенко:

— Не решусь прогнозировать. На Западе есть целая система запретов. У нас она, к сожалению, не работает. Так, формально определенные нормы, запрещающие официальное сочетание бизнеса и власти, есть. Но на это фактически никто не обращает внимания…

В. Стоякин:

— Если посмотреть на современные западные общества, то и там явление связей бизнеса с властью до сих пор не преодолено. Оно загнанное в тень, выглядит вроде прилично, но все хорошо знают, что власть связана с большими компаниями.

Кстати, среди тех, кто стал президентом США в ХХ веке, не было ни одного, кто получил бы эту должность, не будучи миллионером. Как правило, люди, которые занимаются политикой в Европе и США, имеющие большой личный капитал. Если они не используют свое служебное положение для того, чтобы этот капитал увеличить, то это является заслугой исключительно хорошо развитого за многие десятилетия гражданского общества и вовсе не свидетельством высокой нравственности этих политиков или действия законов.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Происшествия

Go to Top