Экстремальный спуск Игоря Воробуса с горы Тростян

СМИ

А дальше настало время рассказать нашим читателям о экстремальный спуск Игоря Воробуса на лыжах.

Признаюсь откровенно, подобного еще никогда не делал и никому не советую, ведь можно серьезно травмироваться и не то что больше не кататься в этот день, а ходить в гипсе.

И, не будем о грустном. Автор блог остался живым, целым и невредимым.

А теперь о экстремальный спуск.

Итак, как известно, в субботу, 3 декабря Игорь Батькович решил с компанией поехать на гору Тростян. Снег падал, морозец был, то почему не открыть для себя очередной лыжный сезон.

Катание в течение дня удавалось на славу, но мне в конце дня было все мало и мало. Центральный подъемник работает до 17 часов вечера.

И вот когда до закрытия оставалось еще 5-ть минут я буквально последним еще зашел на посадку подъемника и поехал вверх.

Человек, который там помогает делать подсадку мне еще сказала, цитирую: «Вы действительно хотите еще подниматься вверх? Уже серьезно темнеет, как вы будете спускаться?».

И Воробус был категоричен. Сказал еду, то еду.

Когда уже был на половине горы меня и коллега увидел и то же самое сказал что и бугельщик.

Вот она вершина. Народ собирается понемногу дом и садится на кресло. Где-то в голове промелькнула мысль, что может таки стоит ехать со всеми на кресле?

Но, для чего же я тогда приехал на вершину? Можно же уже было сидеть внизу и пить горячее вино.

За 5-ть минут на вершине и вообще стало темно. Пробую спускаться по центру. Бугры там серьезные, делать объезд сложно и фактически делаю это в сумерках.

Таки здравый смысл побеждает и обращаю в трубу. Там ехать легче, нет такой борьбы с буграми.

На трассе кроме меня никто не остался. И только в трубе (чайник-трасе) уж где-где-где можно встретить других лыжников. Они как и я едут помалу чтобы что-то себе не сломать.

Еще несколько минут и передо мной уже вырисовывается центральный подъемник. Еду уже вслепую. Несколько раз падаю, слышу, как разрывается телефон в кармане.

Так и догадываюсь, что это звонят мне друзья.

Последние метры дистанции были уже легче. Светили фонари из центра и доехать было уже не так трудно.

А потом еще и экстрима набрался, когда ехал к креселка по дороге. Где-не-где был гололед, плюс на встречу мне ехали «уазика».

Вывод – ночное катание можно делать, но тогда когда на трассе есть фонари как, скажем, на Буковеле.

В Славском есть лучше сойти вниз, когда еще не так темно.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*