Образовательная реформа: дискриминация по признаку здравого смысла

СМИ

О наше министерство образования (Лилия Гриневич) и его безумные реформы сейчас не говорит разве что ленивый. То исправлять ошибки зеленым цветом вместо красного предложит. То еще что-то придумает такое, за что долгое время напряженно гудит, как высоковольтная линия, вся интернет-сообщество.

И вот, как говорится, не прошло и полгода – новый кусок реформы нашей многострадальной среднего образования. Нехилый такой кусок. Такой большой, что ради него пришлось создавать целую комиссию. Антидискриминационную. Что это и для чего? Коротко объясню.

Сегодня все (ну хорошо – определенная часть граждан) просто помешались на почве, как на меня, вымышленной, нафантазированной дискриминации. Вроде кто-то кого-то притесняет по разным признакам – половому, профессиональному, количеством членов семьи и так далее. Например, сказать «автор книги – талантливый человек» нельзя. Потому что «автор» – слово мужского рода. Чего это женщина должна сказываться мужским родом? Непорядок! Дискриминация половая! Надо говорить «автор». О фемінітиви я подробнее расскажу чуть позже.

Теперь по сути. Антидискримінаційна комиссия при Министерстве образования постановила убрать из учебников слово «родители» и заменить его на «родные». Основной аргумент – а вдруг у ребенка нет родителей. Она будет выполнять упражнение и получит морально-психологическую травму.

Как на меня, это – очередной бред из дурдома на завалинке. Я закончила школу, лицей, университет. Вместе со мной учились 25 или даже больше одноклассников. И ни у одного не было никакой травмы через какие-то там слова в упражнении. Мы думали, как бы задание без ошибок сделать, а не рассуждали, есть в нас кто-то или что-то или нет.

Выглядит так, что уничтожается любая креативность. Зато всех опять загоняют в рамки. Вот, например, упражнение, где ученику предлагается рассказать о фильме, который он видел последним в кинотеатре. И здесь усматривают дискриминацию. Потому что есть дети, которые ни разу не были в кинотеатре. И снова – психологическая травма. А проявить изобретательность и рассказать про фильм, который видел по телевизору или у друга на компьютере? Кого мы воспитаем, если будем все время прятать ребенка от потенциальных вымышленных «психотравм» и все время упрощать задачу?

Не поленилась открыть учебник украинского языка для 6 класса. Автор — Заболотный. Так вот, там есть такое упражнение. «На каникулах ваш одноклассник планирует поехать на отдых к своей бабушке. Расспросите у него, где живет его бабушка, какая там природа, как он будет проводить свободное время».

Итак, что мы здесь видим? Аж две дискриминации! Первая – гендерное. А почему это только одноклассника спрашивать, а не одноклассницу? И везде местоимения сугубо мужские – его, он. Вторая – эта семейная. А вдруг у ребенка нет бабушки, а вдруг она недавно в мир иной отправилась и ребенок получит психологическую травму во время воспоминаний? А если одноклассник бабушку имеет, но никогда к ней не ездил и не собирается?

Комментариев на данную тему в соцсетях много. Люди аж закипают, возмущаясь. Кто-то предполагает, что таким образом готовится почва для более активной пропаганды гомосексуальности. Кто-то считает, что так обесценивается семья. Ведь «родителей» уже не будет. Будут какие-то расплывчатые «родные», которыми могут быть кто угодно. И две мамы или два папы в том числе. Кто-то уверен, что вся эта «мышиная возня» – отвлекающий маневр от чего-то более важного.

Я считаю, что лучше бы внимательнее исследовали содержание учебников на наличие ошибок. Потому что когда ребенок находит в учебнике ошибку (и даже не одну) – то реально стыдно должно быть тем, кто дает «добро» на их печать.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*