Absens carens

Общество

Снимок года World Press Photo: Человек передает младенца через забор на сербско-венгерской границе

 

Тема, которая является одной из ключевых в Европе, для украинцев остается в тени своих собственных проблем. Украинские СМИ полностью поглощены темой украинско-российского конфликта и перманентными политическими кризисами внутри страны. Тем временем европейское информационное пространство уже не первый месяц занимается именно кризисом вокруг беженцев. Вопрос «принимать или не принимать?» «закрывать или открывать границы?», «какие должны быть квоты на мигрантов для отдельных стран?» – фактически разделили европейское общество на два лагеря. Вопрос беженцев стало причиной ряда конфликтов, и не в последнюю очередь из-за не всегда «примерное» поведение самих переселенцев. Если раньше лагерь «сторонников мигрантов» был более многочисленным, то после всплеска агрессию течение новогодних празднований в Кельне расклад сил изменился.

 

Сексуальный характер ряда преступлений, совершенных в течение новогодних праздников в Германии, за которые были задержаны в основном именно молодые люди североафриканского происхождения, вызвал в обществе волну возмущения. Заявления некоторых сомнительных представителей арабских общин о том, что, мол, местные девушки сами виноваты, ведь своей одеждой и видом провоцировали молодых арабов, – вряд ли добавили міґрантам симпатий среди местного населения.

 

После новогодних инцидентов культурная составляющая стала все более отчетливой в этом противостоянии. Сначала попались несколько мелких, но характерных случаев. В Дании некоторые ночные клубы требованием «фейс-контроля» поставили владения английском, датском или немецком языках. На юге Германии клубы открыто перестали впускать молодых арабов, мотивируя это тем, что они цепляются и мешают отдыхать местным девушкам. В Финляндии был случай, когда приезжим арабским міґрантам запретили вход в общественный бассейн на несколько недель, объяснив это тем, что они «ходят сюда не плавать, а рассматривать девушек».

 

Такие ситуации могли бы и остаться лишь пустяковыми недоразумениями, если бы среди европейцев не росла неприязнь к вновь прибывшим. Стычки с полицией и пограничниками, голодовки и недовольство переселенцев условиями в лагерях для беженцев – эти факторы дополняют представление европейских абориґенів об «обнаглевших беженцев».

 

Атмосфера нетерпимости начала выливаться в открытые конфликты. За красноречивый пример может служить Чехия, чье общество сильно поляризувалося через вопрос мигрантов. Общество, которое вполне толерантно относится к украинских гастарбайтеров, русских туристов или мигрантов из Вьетнама, которые своими продуктовыми лавочками заполонили чуть ли не всю Прагу, – в вопросе беженцев-мусульман проявляет себя как наиболее аґресивне в Европе. Демонстрации с ксенофобскими и шовинистическими лозунгами, митинги с использованием «виселиц для переселенцев» – это все в большой степени подогревало напряженность в обществе, которое все больше становится запуганным опасностью терроризма и «исламскими угрозами». Впоследствии именно в Праге радикалы перешли от слов к действию – сначала в январе было совершено нападение на активиста-мусульманина и нанесен ему ножевых ранений. Нападавшие не скрывали этнических мотивов своего поступка. Несколько недель назад было совершено поджог социального центра, который занимается помощью беженцам.

 

В то же время официальные представители мусульманских общин отмежевываются от любых проявлений насилия и всячески пытаются убедить европейцев, что ислам, насилие и терроризм – совершенно разные вещи. Большая часть интеллигенции и студенчества организовывает акции в поддержку беженцев, проводит «просветительские» мероприятия. Однако складывается впечатление, что недавно озвученный лозунг президента Чехии Милоша Земана – «Эта страна – не для всех!» – среди чешского населения находит гораздо больший отклик.

 

Такое общественное напряжение все больше отражается и в политической плоскости – о новом кризисе в ЕС не говорит уже разве что ленивый. Понедельничный саммит Вышеградской четверки, который проходил в Праге, в очередной раз это подтвердил. Фактически лидеры центральноевропейских стран отмежевались от политики канцлера Германии Ангелы Меркель, которая считается едва ли не крупнейшим апологетом политики содействия беженцам. Премьер Словакии Роберт Фицо четко дал понять, что беженцев «сюда никто не звал». Ключевым вопросом остается фактическая неспособность Греции справиться с наплывом мигрантов. По этому поводу на саммите обсуждали возможность возведения укрепленного границы между Македонией и Грецией, чтобы не допустить мигрантов дальше в Европу. Такие проекты, пусть пока и гипотетические, ставят под сомнение принцип свободного передвижения на Старом континенте и вообще существование Шенгенской зоны.

 

Спасены ливийские беженцы впервые видят берег Италии. Снимок-лауреат World Press Photo

 

Очевидно, что в ближайшее время поток беженцев уменьшаться не будет. Пока Россия бомбит Сирию – беженцы бегут в Европу, тем самым дестабилизируя ситуацию внутри европейского общества. Неумение (нежелание) беженцев-мусульман приспосабливаться к новым европейским реалиям будет лишь подогревать негативные настроения в отношении них самих. Кроме того, кризис с беженцами остается источником напряженности между европейскими лидерами.

 

Еще в 90-х годах прошлого века американский социолог Сэмюэл Гантінґтон предостерегал перед «столкновением цивилизаций». Гантінґтон считал, что основой будущих конфликтов будут не экономические или политические интересы, а культурные различия. Кризис вокруг переселенцев с Ближнего Востока, которая сейчас бушует в Европе, демонстрирует, как культурные различия могут стать толчком для политических кризисов или насилия между людьми в быту.

 

Во всех этих процессах Украина словно «выпадает из контекста». Именно міґрантська кризис стала одной из тех тем, которая в свое время вытеснила Украину из европейского информационного пространства. В Украине же эта общеевропейская проблема адекватного отражения так и не получила. Незаинтересованности Украины в вопросе, который сейчас волнует Европу, – это прямой путь к тому, чтобы самим оказаться на обочине европейских интересов. Пока Украина занята внутренними дрязгами и выяснением – где же все-таки «измена», а где «победа» – в Европе происходят процессы, которые могут иметь для мира гораздо более серьезные последствия, чем конфликт на востоке нашей страны.

 

Радко Мокрик, автор

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*