Белз: старость в радость

Общество

 

Археологические раскопки, осуществленные в начале июня в старейшем городе Львовщины – Белз, – показали, что это городок на севере Львовщины является еще более древним, чем считалось до сих пор. На территории урочища Замочек историки раскопали деревянные конструкции оборонительного вала и частокола, которые предварительно датируются концом Х – началом XI века. Эти находки отсылают нас к той эпохе в истории Бэлза, которая предшествовала первой письменной упоминании о городе (1030). Археологи оценивают результаты раскопок как сенсационные.

 

Первое письменное упоминание о Белз датируется 1030 годом. Летописец записал в «Повести временных лет» хронологию: «6538 год – Ярослав Белз взял, и родился Ярославу четвертый сын, и нарек имя ему Всеволод». В летописи говорится о походе Ярослава с братом Мстиславом на поляков – именно во время той «офензивы» князь отвоевал Белз, а позже и Червенские города.

 

Раскопки проводились в урочище Замочек, на территории детинца. Тысячу лет назад здесь появились первые фортификации, вскоре там построили замок. Сегодня на территории детинца стоят Николаевская церковь и часовня Святого Валентина, где хранится копия известной иконы Матери Божьей Ченстоховской (Белзької). Детинец пережил уже очень много раскопок, и археологи решили исследовать еще не тронутую участок юго-западной части городища.

 

«Когда начинали исследование, то не ставили целью отыскать самые старые оборонительные укрепления, – рассказывает в комментарии «Z» историк Виталий Ляска, научный руководитель проекта «Локальная история». – Закладывая раскоп на детинце, мы надеялись наткнуться на мощеную деревом улицу, которую нашли там в 1980-х годах. Выглядело, что она должна вести именно к юго-западной части детинца. Первое, что нас удивило, – перепад высот. В северной части детинца деревянную улицу нашли на двухметровой глубине, а у нас тут доходило аж до трех метров. Когда мы были на двух метрах, то уже думали, что ничего из этого не выйдет. Но в конце концов наткнулись на остатки деревянных укреплений и на валоподібний насыпь».

 

Деревянные конструкции вала и частокол, датированные концом Х – началом XI века.
 

Наряду с деревянными укреплениями археологи нашли немало фрагментов горшков, костяные изделия, железный нож и наконечник стрелы. Именно характерными свойствами керамических обломков удалось установить возраст оборонительных сооружений: конец Х – начало ХІ века. «Определяющая характеристика для датировки – это венец горшка. В этом случае речь идет о карнизоподібний, или манжетоподібний венец, слабо выраженное завершение горшка. Такие горшки являются характерными для поселений Руси в X–XI веке. Керамика – самый массовый датуючий материал в археологии», – объясняет Виталий Ляска. Археологи уверяют, что погрешность составляет не больше 50 лет.

 

Сейчас ученые не спешат с выводами относительно назначения деревянных конструкций. «Сразу за валом мы нашли частокол. Большой вопрос, что это есть. На первый взгляд казалось, что именно частокол. Но между столбами – значительная дистанция, то это, вероятно, опоры», – комментирует Ляска.

 

Горшок с предыдущих археологических исследований Белза
 

Еще в 1930-х годах в той же юго-западной части детинца вел раскопки известный археолог Ярослав Пастернак. Ему тоже удалось найти фрагменты частокола, правда, он не оставил подробной информации ни о конкретное местоположение своей находки, ни об особенностях конструкции. «Похоже на то, что мы наткнулись на другой участок того самого вала, который когда-то исследовал Пастернак, – говорит Виталий Ляска. – Вал идет нехарактерно – он закручивается полукругом, и мы попали именно на этот поворот. Сейчас мы имеем сводный план раскопов в Белзе. В этом году мы охватили лишь часть вала – надо его полностью «разрезать», тогда получим более подробную информацию. Кроме того, хотелось бы наткнуться на храм той эпохи».

 

Виталий ЛЯСКА:

«Были подозрения, что Белз в 1030-м – это выдумка летописца»

 

 

— Виталий, поясните, в чем состоит ценность находки именно в контексте датировки истории города. Если мы имеем сведения, что в 1030 году Белз уже стоял как город, следовательно, осознаем, что он возник задолго перед тем: на время упоминания в летописи город должен иметь достаточно инфраструктуры и населения для того, чтобы быть замечено летописцем.

 

— Древнейшие летописные своды, которые у нас заключались к концу XI века, и их потом Нестор сводил в «Повесть временных лет», – эти своды заключались не с позиции современника тех событий, а с точки зрения человека, который жил позже. Очень часто в тех вещах случается интерполяция, то есть позднейшие заверения. Например, о город Червен летописец пишет, что Владимир идет на хорватов, берет Червен и Перемышль, и там есть фраза: «…и до сегодняшнего времени они под Русью».

 

Очень часто летописец переводил современные реалии на предыдущую эпоху, и относительно Бэлза, в частности, у меня были сомнения, действительно ли он существовал в 1030 году. Дело в том, что, кроме этого упоминания, о Белз далее полтора века никаких упоминаний нет – аж 1150 год. Это очень большая лакуна, и тут была мысль, что летописец хотел подчеркнуть исключительное значение киевского князя Ярослава Мудрого, который пошел и взял те города, показать, что он отвоевал у поляков территории большого веса. Прежняя археология о Белз говорила, что укрепления, которые там сохранились, датированы второй четвертью XI века. Долгое время у меня была мысль, что именно Ярослав Мудрый основал Белз. Но раскопки позволили зафиксировать древнейшие оборонительные сооружения, датированные концом X – началом XI века, и эти вещи указывают на достоверность первого летописного упоминания. То есть первое письменное упоминание получила археологическую верификацию.

 

— Во время раскопок нашли также обломки византийских амфор. Как они туда попали?

 

— Все указывает на то, что Белз, несмотря на не очень удачное расположение с точки зрения природной среды – он стоит на островках посреди болотистой местности, – занимал территорию, которая имела стратегический характер. Вероятно, что Белз возник в конце X века, после похода Владимира на хорватов, собственно, на эти Червенские грады. Он возник на малозалюдненій территории, на міжграниччі двух племен – черв’ян и бужан. Таким образом эти два ареалы связывались в одно целое.

 

Очень хорошая аналогия – Львов. Львов возник в начале XIII века на границе трех княжеств: Перемышльского, Звенигородского и Белзского – и был создан для того, чтобы нивелировать роль старых центров. Очевидно, что в конце X века имеем такую же ситуацию: чтобы доминировать над другими центрами, сооружается княжий Белз, который становится весомой административной единицей, а вскоре становится центром княжества. Территория белзского княжества охватывала площадь вплоть до Львова: имеем память «белзкие поля», когда там «окаянная баба» зажгла Холм, и было видно вплоть до Львова по белзьких полях» (цитата из Галицко-Волынской летописи: «А случилось так, за грехи (наши), что загорелся Холм через проклятую бабу […] Пламя было такое, что с целого края было видно зарево, даже со Львова было видно, по белзьких полях – так сильно горело». – «Z»).

 

Археологические находки подчеркивают стратегическое расположение Бэлза на пересечении торговых путей. Мы нашли не только амфоры, но и горшки, свойственные для среды северо-западных славян из Мазовии. Белз был важным звеном средневекового пути Киев – Краков – Прага – Реґенсбурґ, а также маґістралі, что вела от Балтийского моря до Византии.

 

— Как выглядит процедура подтверждения археологических открытий? Какой путь должна пройти эта находка, чтобы, условно говоря, попасть в исторические учебники?

 

— Археологи – самые консервативные среди представителей всех исторических дисциплин. Обычно производится много работы: раскопки, раскопки, однако, мало научных публикаций. Еще одна черта археологов – они отделены от исторических интерпретаций. То есть археологам проще написать труд на тему процессов заселения в бассейн реки Рата, чем написать об истории Белзского княжества. В принципе, историки и археологи исследуют то же самое, просто имеют разные источники.

 

Как должна произойти легализация? Трудно сказать. Накладывается то, что наше общество прохладно относится к археологическо-исторической работы. Задачи истории и археологии – отвечать на определенные общественные запросы. Не оставаться на страницах книг или копать в земле «для себя» – а пытаться делать какие-то реконструкции или. Мы могли бы помечтать о том, чтобы в Белзе появился археологический заповедник или скансен, который бы позволил посетителям окунуться в Средневековье. Это очень перспективный город с точки зрения рекреации. Но это мечты. Мы руководствовались прежде всего научным запросом.

 

Мы понимаем, что стержневой датой будет 1030 год как первое письменное упоминание, как общеизвестный факт. Все прекрасно понимают, что Львов существовал и до 1256 года, очевидно, и Белз существовал до 1030 года. Все остальное – скорее научные дискуссии. Надеюсь, появятся научные работы, которые верифікують эти результаты. Мы планируем в последующие годы исследовать другой участок вала, что даст нам больше информации. Но считаю, что мы реалистичны в своих оценках.

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*