Буковинская рапсодия

Общество

4 марта ему бы исполнилось 62 года. Патриарх эстрады, композитор, который одновременно является современником и легендой — творчество Владимира Ивасюка на сегодня до сих пор не осмыслена до конца.

Начало

Володя учился в детской музыкальной школе Кицмане, овладел игрой на фортепиано, виолончели и скрипке. Супруги соседей, услышав игру юного музыканта, подарили ему трофейную немецкую скрипку. Мальчик настолько увлекся ею, что родители даже запрещали ему играть круглосуточно. В 1964-м 15-летний парень собрал свой первый ВИА «Буковинка». Тогда впервые прозвучала его «Колыбельная для Оксаночки», посвященная младшей сестре.

После школы поступил в Черновицкий мединститут, но в первый же день был отчислен под стандартным ярлыком «морально неблагонадежный»: во время прогулки с друзьями по Парку культуры накануне, кто-то из них завалил гипсовый бюст Ленина… Год работал слесарем на заводе, руководил хором и пел в любительском ансамбле «Карпаты» вместе с молодой Софией Ротару. Закончив мединститут, Ивасюк поступил в Львовскую консерваторию на композиторский факультет. Среди его новых друзей — Роман Кудлик, Дмитрий Герасимчук, Богдан Стельмах, Владимир Яворивский, Богдан Ступка. С поэтом Ростиславом Братунем он создал большинство песен. Владимир любил дружеские посиделки, но в разгар забавы имел привычку внезапно извиняться и идти работать до утра: «Все, старички, я ушел к труду, сегодня еще очень много надо сделать». Имел кинокамеру и фотоаппарат и был охоч до съемок. Сохранились пленки, которые сделал на Международном фестивале в Сопоте, где дважды становился лауреатом с песнями «Водограй» и «У судьбы своя весна».

Цветы и камни

Масштабы популярности его песен в тогдашнем СССР не умещались в привычные схемы провинциального бытования украинской советской эстрады. Его песня возражала стандарты официальных шлягеров, штампованных Союзом композиторов. Не удивительно, что многие чиновники смотрели на него косо, не хватало завистников и среди коллег по цеху. Даже мэтры украинской музыки Анатолий Кос-Анатольский и Платон Майборода публично позорили песни юношу.

Впрочем, и друзей Володе было не занимать. В том числе и тех, которые осмелились выступить на его похоронах, что превратился в многотысячную акцию протеста во Львове. Ростислав Братунь, Роман Кудлик, Василий Зинкевич, Назарий Яремчук, Игорь Билозир, Юрий Рыбчинский и другие хорошо осознавали риск, потому что за ними внимательно следили сексоты из КГБ. Даже после смерти композитора власть пыталась нивелировать его достижения, уничтожить саму память о нем. Но несмотря на негласные указания об изъятии его произведений из концертных программ, несмотря на целенаправленное замалчивание, интерес к творчеству Ивасюка неумолимо рос. Ведь импульс новаторства, который в начале 1970-х годов несли мегахиты «Червона рута», «Водограй», «Я пойду в далекие горы» и другие, заряжал энергией многих начинающих артистов. Не является преувеличением, что именно Ивасюк-композитор создал почву, на которой выросли такие фигуры и ансаблі, как Василий Зинкевич, София Ротару, Назарий Яремчук, «Смеричка» и «Червона Рута».

Владимир Ивасюк создал более 100 оригинальных песен, примерно столько же обработок народных песен, музыкальное сопровождение к двум театральным спектаклям, две кантаты, полифоническую сюиту, восемь пьес для фортепиано и скрипки, вариации для камерного оркестра.

Пульс модерности

В основе творческого метода Ивасюка — раскрепощение песни, освобождения его от штампов и закостенелости с одновременным внедрением наймодернішого инструментария. По сей день его аранжировки народных мелодий воспринимаются революционно. Этот метод применяли не только многочисленные ВИА 1980-х. Им пользуются нынешние популярные рок-команды — «Гайдамаки», «Мандри», «Перкалаба», «Гуцул Калипсо», «Кобза оригинал», «Плач Єремії», «Кому Вниз» и другие.

В чем же секрет колоссальной привлекательности песен? Кроме совершенной формы и мелодичности, произведения Ивасюка несли в себе совершенно новый современный дискурс, определенный измерение универсальности, когда одинаково уместно те мелодии воспринимались и под гитару в компании друзей, и под оркестр в большом зале. Володя весьма уважал своих ливерпульских сверстников – группа «Beatls». В них он находил то, чего хотел сам – сочетание простоты, глубины и выразительности. В настоящее время одной из ведущих тенденций является синтез аутентичной этнокультуры и современных ритмов. Но еще в начале 1970-х основателем этого подхода выступил именно Ивасюк. Тогда на вопрос «Что вас привлекает в народной песне?»от ответил: «Все. И текст, и мелодия. Каждая песня – это жемчужина. И я не понимаю, как можно считать себя музыкантом или просто культурным человеком и не знать украинского фольклора. Мечтаю стать композитором, поэтому собираю все прекрасное, созданное народом, чтобы иметь в душе какую-то основу для своих произведений. Без народного почвы – я ничто. Для меня украинский фольклор – учебник, написанный гениальным автором».

Новая музыкальная эстетика, предложенная Ивасюком, базировалась не на стилизациях под фольклор (тогда таких произведений писалось множество), а на проникновении вглубь народного музыкального мышления. Его интересовали не цитаты из фольклора, а самый метод создания гармонии и мелодии. Он улавливал пульс современности, контекст современной музыки. Поэтому и сегодня Ивасюк остается актуальным. В 2002-м один из грандов украинской рок-музыки Тарас Чубай издал альбом «Наш Ивасюк», который содержал 12 самых известных хитов композитора .

Альбом имел большой успех, переиздавался несколько раз. Кроме «Плача Иеремии», произведения Ивасюка фигурируют в плэй-листах «Мертвого петуха», «Кому Вниз», «Океана Эльзы», «Кобзы», певиц Ани Лорак, Таи Повалий и других. Материал Ивасюка в равной степени привлекает и рокеров, и попсовиков, и последователей классической эстрады — чем не свидетельство универсальности? И те, и те видят в его произведениях определенный эталон Качества, он не подвластен превратностям времени. В Черновцах регулярно проходит международный фестиваль-конкурс имени Владимира Ивасюка, начатый Николаем Мозговым. Там соревнуются юные исполнители из Украины, России, Беларуси, Польши, Средней Азии, Грузии, из европейских стран. Главное условие конкурса – лучшее исполнение песен Ивасюка — и здесь его произведения выполняют роль эталона.

Воспоминания современников

Василий Зинкевич:

– По нынешней разговора о Владимире Ивасюке и его музыку – эти понятия неразрывны, они сочетаются настолько органично и прочно, как только могут жить в единстве в сердцах человеческих творчество художника и сама его фигура – это не реставрация подзабытой достопримечательности, не искусственное возвеличивание при жизни неувінчаного лаврами композитора, а вещь вполне естественная и закономерная. Потому что Ивасюк и его музыка живут среди нас. Вот только слов тех добрых и искренних, что прорастали из наших сердец наружу после каждой его песни, говорили мы Володе при жизни все-таки мало. И теперь мы должны искупить это.

Тарас Петриненко:

– Для меня является однозначным, что в тот момент, когда взорвался талант Ивасюка, это было крайне необходимо Украине. Он дал новое качество украинской песни, новый взмах. С Ивасюком я встречался один раз, но основательно. Мы общались в течение нескольких часов. Я ставил ему записи группы «Гроздь» первого созыва, он делился своими планами на будущее. Ивасюк существенно модернизировал тогдашнюю украинскую эстраду, и хотя будто находились в разных лагерях, сейчас хорошо видно, что именно Ивасюк сделал для Украины гораздо больше, чем целые творческие союзы. Масштаб этой фигуры равна Шевченко.

Андрей Середа («Кому Вниз»):

– Ивасюк повлиял на мое мировоззрение и на сознание тех людей, в которых я учился. Мое отношение является традиционным с точки зрения украинца. Собственно те исполнители, которые пели его песни являются людьми уважаемыми. Хочу подчеркнуть, что творчество Ивасюка – явление не вузьконаціональне. Очень много артистов за пределами Украины обращались и продолжают обращаться к нему. Непревзойденное исполнение его песен принадлежит певице по имени витас. В Украине такого нет. Даже те артисты, которые относятся к так называемой традиционной украинской эстрады, независимо от ее примитивизации, очень уважительно относятся к Ивасюка. Относительно меня, я думаю – творчество Ивасюка является чистым и неисчерпаемым источником.

Кирилл Стеценко:

– Как-то Тарас Петриненко сказал, что в Украине надо умереть, чтобы стать классиком. Если быть честным, я не заметил, чтобы творчество Ивасюка влияла на мое творчество. Его шлягеры впервые звучали во времена, когда я и мои коллеги из группы «Эней» интересовались совсем другой музыкой и делали вещи более новые на то время. То, что делал Ивасюк, тогда нами воспринималось, как эстрада. Нас интересовал рок-н-ролл. Если оценивать роль Ивасюка с культурологической или политической точки зрения, то это действительно была революция. Это был довольно смелый подход к украинского мелоса. Его музыка была рассчитана на какое-то движение, динамику, танцевальность. Незадолго до его смерти я встречался с ним во Львове. Он показал мне песню «Огонь», говорил, что радикально меняет стиль. Относительно личности, то Ивасюк был человеком вежливой, сдержанной, реалистичной, кстати — гораздо более реалистичной за меня. И взрослее. Потому что на то время он уже четко выбрал свой путь и уверенно двигался тем путем вперед.

Ростислав Братунь:

– Он вышел с весны, а весна — это ураган, и таким был он. Вышел к людям рвійний, красивый, с очаровательной песней. И этот парень, который ушел от нас таким молодым, стал, по сути, зачинателем нового направления в развитии украинской песни. Когда я слышу слова «Червона рута», когда снова звучит имя Владимира Ивасюка, мне кажется, что он живой приходит к нам в бессмертной песни.

Юрий Рыбчинский:

– Он никогда не говорил о признании, никогда не спекулировал своим именем, которое было тогда у миллионов людей на устах, был скромен, как настоящий художник, который работает на будущее, а не купается в теплой купели сегодняшней славы, пока она не станет ледяной, Ни жестом, ни словом он никогда не подчеркивал своего превосходства над другими, а это было особенно удивительно для мальчишки, на которого неожиданно свалился успех. Он не дался славе, которая могла сбить молодого композитора на путь легкого фарта, каждая его новая песня была ничуть не похожа на предыдущую.

София Ротару:

– Владимир Ивасюк был одержим песней. Он был глубоко убежден, что наш мир создан для того, чтобы в нем звучала музыка добра, мира, согласия между людьми. Он знал, что без этой одержимости ничего значимого не совершить в искусстве, как и в любой области человеческой деятельности. «Крыло становится крылом только во время полета» – это был афоризм, который он часто повторял…

Олег Скрипка:

– Когда я был маленький, наша семья жила в Мурманской области. Помню, как отец принес пластинку, такую маленькую – так называемый миньон, с записями Софии Ротару. Она там пела песню Ивасюка «Червона рута». Я сразу полюбил эту песню. Мой папа любил петь песни Ивасюка. Так я от малого возраста впитывал творчество этого человека. Сейчас могу точно сказать, что живя вне украины и слушая «Руту», я открывал для себя украинский мелос через музыку Владимира Ивасюка. Собственно я – не исключение. Нечто подобное вы можете услышать от кого-от музыкантов. Что есть то есть…

Катя Chilly:

– Он – великий человек. Именно Ивасюк своего времени показал, каким путем надо двигаться, чтобы достойно представить Украину в мире. Он гениально интерпретировал народную песню. Жаль, что его нет сейчас с нами. Еще при жизни Ивасюк генерировал такое количество идей, что этого хватило бы многим артистам на долгие годы.

Марийка Бурмака:

– Вообще сложно говорить о классиках, потому что они – часть истории, они – как портрет на стене. Владимир Ивасюк – то человек, которая перевернула мир украинской эстрады. Он – великий реформатор. Его главная заслуга в том, что он полностью изменил отношение к Украине, ее культуре со стороны наших соседей. Изменил кардинально. Вспомним – шлягеры черновицкого композитора пел весь Союз тогдашний. Сейчас он имеет массу эпигонов. Относительно меня, он, безусловно, повлиял на мое внутреннее развитие. Его песни я воспринимала как народную музыку, только позже узнала, что «Водограй» и «Червону руту» написал наш современник. В то же время я думаю, что если бы Ивасюк услышал нынешние трансформации его идей, он бы разочаровался…

Мирослав Левицкий:

– Влияние Ивасюка на формирование украинской эстрадной песни – огромный. Не могу сказать, что он повлиял непосредственно, но его метод, его подход к обработки народной мелодии, бесспорно, использовался нами. Мне, если честно, было бы очень интересно открыть этого композитора для себя снова, ведь известно, что большинство написанных им песен до сих пор не выполнялись. Я уверен, что в творчестве Ивасюка можно найти свежие идеи, незатаскані гармонии, небанальные мысли.

Валерий Витер («Кобза»):

– «Червону руту» я услышал по радио где-то в 1970 году и был глубоко потрясен. После «Beatles» это было второе такое сильное впечатление. В 1971 году мы с «Кобзой» записали песню «Водограй». Потом еще несколько песен. С тех пор песни Ивасюка оставались в активе нашего репертуара долгое время. Масштабы популярности Ивасюка мы оценили на наших канадских гастролях в 1982 году. Его шлягеры постоянно звучали на наших концертах. А еще меня потрясла его трагическая смерть. Поразила официальная ложь вокруг этой смерти, ведь все знали, что это было убийство, а не самоубийство. И я, безусловно, испытал влияния со стороны его творчества, его манеры синтезирования мелодии и слова. Он делал это чрезвычайно изысканно и органично.

Справка

«Наш Ивасюк»

В 1997 году музыкальный журнал «Шум» организовывал концерт памяти Ивасюка «Возвращение». «Плач Иеремии» выбрал песню «Я пойду в далекие горы», которую выполнили в стилистике реггей. Далее последовал мини-альбом «Плачу» под тем же названием. Впоследствии он всерьез взялся за проект «Наш Ивасюк», поскольку за его плечами уже были реализованы проекты «Наше Рождество» и «Наши партизаны». Результат превзошел ожидания. Чубаю удалось не только сохранить, но и усилить интонационно и эмоционально тайную красоту будто простых песен. «Червона Рута» у него звучит как средневековая баллада – чрезвычайно возвышенно, небуденно-торжественно. Основной блок альбома составляют, кроме «Руты», «Водограй», «Пригласи меня в сны», «Я пойду в далекие горы», «Я – твое крыло», «Песня будет среди нас», «Шляпа», «Над морем», «Нестримна течія». Римейки Чубая и камерного «Стрих-Оркестра» – действительно сегодняшнее прочтение эстрадной классики, сделано аккуратно, изящно, но по-своему.

Александр Евтушенко

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*