Черная звезда

Общество

 

Кажется, только смерть, собственный некролог, вот и все что может вернуть их снова на первые полосы газет и в первые ленты новостей мировых информационных аґентств. Они же все оттуда, из 60-70-х годов прошлого века, с тех самых далеких, почти забытых времен, когда все это начиналось, когда это впервые придумали. То, что мы слушаем и сейчас. Крупные создатели и зачинатели стиля, направлений, движений в искусстве, а особенно в рок — и не только — музыке. Дэвид Роберт Джонс, известный как Дэвид Боуи, он оттуда. На момент смерти — 10 января — ему было 69 лет.

 

В таких случаях всегда пишут о том, что закончилась эпоха — и это верно; что он был великим музыкантом, актером — да. А еще он был продюсером, художником, поэтом, то есть мегазвездой, иконой стиля — все верно. Я не большой фанат его творчества, но, например, я помню его роль Николы Теслы в фильме Нолана «Престиж» и, конечно, Дэвид, с его холодным отстраненным взглядом в роли вампира, фильма не помню. Сейчас с этим нет никаких проблем, можно зайти в интернет и откопать о нем почти всю информацию. Любители статистики, например, добавят, что за свою карьеру он продал более 136 миллионов пластинок. Хотя если бы это было 150 миллионов, или 100, что бы это доказывало, либо изменило?

 

Мы живем в век информации, и новость о том, что Дэвид проиграл 18-месячную битву болезни (у него был рак), разнесли все мировые медиа. Теперь даже те, кто никогда не слышал о нем, узнали, кем был покойник, который еще в 1966-м записал свой первый сингл can’t Keep Thinking About Me. Дэвид Роберт Джонс, чтобы его не путали с Дэйви Джонсом из The Monkees, а также как знак уважения и восхищения творчеством Мика Джаггера взял себе псевдоним Боуи. «Джаггер» в переводе со старого английского — «ножик», а «боуи» — модель армейского ножа.

 

 

Те, кто действительно слушал его музыку всегда и может наизусть перечислить названия всех его 28 альбомов, помнят все композиции и знают, что Боуи, как сказал один критик, «придумал саундтреки к лучшим моментам нашей жизни». Собственно так, моментов.

 

Нам кажется, что наши кумиры всегда молодые. И мы помним те дни, когда музыкальные колонки были большими и магнитофоны крутили бобины, а винил, пластинки — это было не просто увлечение богатых снобов, а способ слушать музыку. Времена тотального дефицита не только продуктов и парусиновых штанов, но и новой музыки, литературы, фильмов, которые создавали там, по ту сторону Железного занавеса. Но тогда на полках стояли книги, не «декоративная керамика», а в кинотеатрах не чавкали розпареною кукурузой, а смотрели фильмы. То время закончилось, караван жизни поехал дальше. Уже никогда, уже никто не будет давать вам книгу, чтобы прочитать за ночь, или пластинку, опять же, на час — послушать, переписывая. Музыка, которую слушали вначале на пластинке в той серой обыденности жизни.

 

Мы уже никогда не будем воспринимать произведения искусства как нечто сакральное и попробуем, постараемся понять и оценить это «фирменное». Кто сейчас слово такое употребляет? Когда вам дадут просто подержать этот альбом, и даже оценить работу художника, который оформил эту «обложку», такого альбома, потому что он был единственным в целом Львове, его привезли откуда-то из Лондона или Стокгольма. Особенно это касается Боуи, который уже тогда был феерически ярким и свежим, даже там на Западе, и его не всегда понимали, но увлекались — настолько стильно это было сделано. Его называли рок-хамелеоном.

 

Так, музыкальные критики будут спорить, какой из альбомов был, собственно, прорывом, а полным провалом, или гениальным. Первый David Bowie, The Rise And Fall of Ziggy Stardust and The Spiders from Mars, Heathen, Hours, Reality, а может, в последний. За два дня до своей смерти, 8 января, на свой день рождения, он выпустил свой последний альбом «Черная Звезда» (Blackstar). Новатор, который в очередной раз доказал свою репутацию, даже смерть, собственную смерть, превратив в искусство. Представьте себе, что Дэвид Боуи, зная, что умирает, создает это. Снимает этот клип, пишет эту музыку с джазовыми музыкантами. Для чего все, ведь все, что можно, он уже доказал? Его последний жест, а скорее прощальный подарок всем поклонникам. I’ve got nothing left to lose — мне уже нечего терять. Это оттуда. Сегодня, хвала интернету, можем послушать его последний альбом и даже посмотреть этот жуткий шедевральный клип Lazarus. Надо действительно любить искусство, не себя, и уважать всех любителей музыки. Черная звезда — для них.

 

  

Они идут. Вернее, неумолимо сходят в страну медленных рок-н-роллов. Короли музыки, спорта, моды, кино, литературных жанров и сценических образов. Они же все оттуда — из 60-70-х годов прошлого века. Идут, напоминая нам о времени и оставляя нам свою музыку, книги, картины и фильмы. Давая нам понимание того, что так, и только так, время и они не исчезают насовсем.

 

  

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*