Грибовицкая свалка – это проблема власти, а не экологии

Общество

Кандидат географических наук, эколог и общественный деятель Мирон Колодко работает круг проблемы закрытия Грибовицкой свалки много лет и знает ее едва ли не в совершенстве, ведь в свое время возглавлял депутатскую комиссию по вопросам экологии в Львовском городском совете, изучал украинский и зарубежный опыт решения вопросов такого масштаба. Сегодня Z спросил его о причинах, которые могли привести к трагедии на свалке и о пути безопасного решения проблемы с утилизацией львовского мусора.

 

 

— Вопрос о причинах трагедии на Грибовицкой свалке сейчас обсуждают очень активно и выдвигают различные версии. Вы побывали на месте, много работали для того, чтобы решить проблему закрытия свалки, в частности как председатель депутатской комиссии ГОРСОВЕТА по вопросам экологии. По Вашему мнению, что могло повлечь смещение мусор? Или это мог быть поджог — версия, на которой настаивает городской голова Львова Андрей Садовый?

 

— Это мог быть и поджог, но дело немного в другом. Если бы мусор складировали в соответствии с технологическими требованиями, то оно никогда не загорелся бы. Как правильно складировать мусор? Только плоскостно — сложили, утрамбовали, закрыли землей. А они сбрасывали мусор даже в отвалы, то есть на склоны свалки — это грубое нарушение технологии. Раньше мусор горел и на других склонах, я это имею даже зафиксировано на фотографиях.

 

Когда сбрасывают мусор на склоны, оно может легко загореться, ибо, с одной стороны, там есть много легковоспламеняющихся материалов, а с другой — оно не утрамбоване и насыщенный воздухом. Это такая пористая и хорошо вентилируемая система. А то, что сказал Садовый о поджоге, это уже следствие.

 

— А что же тогда вызвало смещение? Тот же Садовый говорит, что на месте пожара вылили слишком много воды и оно привело к движению мусора. Это возможно?

 

— Тут с Садовым можно согласиться. Но опять же, мусор горел очень долго, прежде чем его начали реально гасить. Я расспрашивал местных, и они говорят, что гореть начало в субботу (29 мая), а реальное тушение началось только в воскресенье. На очаг горения пожарные начали лить очень много воды. Если бы они это сделали в начале пожара, то обошлось бы значительно меньшим количеством воды. Когда пожар разрослась и пошла внутрь, то оно стало как торфяник — на поверхности вода, а в толще мусора все равно горит. А когда много воды, то то, что не горит, насыщается водой и превращается в динамическую, подвижную массу. Это что-то вроде селя. Когда у нас бывают оползни? После сильных дождей.

 

Но там был еще один момент, дополнительный фактор, который также к этому причастен. Пожар начался с низу отвала, и там все выгорело, образовав пустоту. А сверху нависал многометровый карниз мусора. И когда добавили воды, нарушилась устойчивость всей массы, которая начала двигаться вниз под собственным весом. Это было как сход лавины.

 

Возвращаясь назад, хочу еще раз подчеркнуть: вопрос не в том, что лили воду, а в том, что постоянно нарушали технологию складирования мусора. А кто виноват — руководители города или кто-то другой — это должно установить следствие. Хотя в таких ситуациях в нашей стране ищут стрелочника.

 

— Еще в 2010 году главный санитарный врач аннулировал «Збиранці» разрешение на работу с отходами. Как они тогда шесть лет принимали мусора? Кто разрешил это делать?

 

— В этой ситуации что с одной стороны «мудрые», что из второго. Вот взял Павлов (многолетний главный врач областной санэпидемслужбы Львовщины. — Z) и моментально аннулировал разрешение, без решения вопроса — а куда же все-таки девать львовское мусора. А мы же знаем, что он и не такие сложные вопросы легко решал. Это же он давал разрешение на ввоз кислых гудронов в Львовскую область, в связи с чем Львовщина имеет теперь колоссальную экологическую проблему. И дело не только в том, потому что от того, что аннулировали разрешение, ничего не изменится — проблему надо было решать в соответствующий способ. Потому что если сейчас город не будет иметь возможности вывозить мусор, то серьезной экологической и даже эпидемиологической катастрофы во Львове не миновать. В начале 2000-х, когда я был депутатом ГОРСОВЕТА, было заключено четырехстороннее соглашение, которое имела бы, с одной стороны, решить бытовые проблемы жителей окрестных сел, а с другой — решить экологическую проблему свалки. Я тогда, как председатель депутатской экологической комиссии, отвечал за экологическую составляющую этого соглашения. Вопрос сдвинулось с мертвой точки, и была надежда, что проблема Грибовицкой свалки будет решена полностью. Но со временем власть бросила это дело на полпути, и она осталась не решена.

 

Так выглядит прессованный и «обезвоженные» мусора перед захоронением на полигоне

 

А решить проблему Грибовицкой свалки можно с помощью завода термической переработки мусора. Или, как часто говорят, мусоросжигательного завода, а не созданием новых полигонов. Я могу об этом спорить с кем угодно и сколько угодно. Так, можно сделать другой полигон, есть современные технологии. Одним из таких методов является так называемое компостирования твердых муниципальных отходов (ТМВ). К слову сказать, везде употребляется термин «твердые бытовые отходы», что некорректно. Ведь в твердых городских отходах, кроме бытовых (то, что мы выносим из своих домов), есть еще и нетоксичные строительные и промышленные отходы. Технология компостирования, как и при всех других методах, предполагает сначала отбор вторсырья, а из того, что остается, под большим давлением выдавливается жидкость. Далее таким образом подготовленное мусор заворачивают в специальную пленку и захоранивают на полигонах ТМВ. И какой бы долговечной не была бы пленка, каким бы совершенным не был бы полигон, через определенное время все равно может возникнуть угроза загрязнения окружающей среды.

 

То есть если идти путем захоронения ТМВ на полигонах, то мы, по сути, удваиваем проблему ликвидации ОМУ. Ибо, с одной стороны, все же останется проблема Грибовицкой свалки — оно очень долгое время так и останется не гарантирован стабильным экологическим объектом, за которым нужен постоянный надзор и, соответственно, трата средств. А с другой стороны, будет еще один объект, который тоже потребует надзора и средств. Учитывая реалии нашего времени и методы деятельности нашей власти, со значительной долей вероятности могу допустить, что после прекращения эксплуатации Грибовицкой свалки и проведения такой-сякой рекультивации, его просто могут бросить на произвол судьбы. И в этом случае последствия могут быть непредсказуемы, а местные жители останутся наедине с этой проблемой.

 

Поэтому, по моему глубокому убеждению, в данном случае лучший выход из ситуации, что сложилась с грибовицкой мусорной свалкой, — это строительство завода термической переработки ТМВ. Правда, в этом подходе ликвидации ОМУ есть противники. И в первую очередь предприятия, которые вывозят мусор из города. Потому что самая большая составляющая в стоимости вывоза мусора — это расстояние его перевозки. И что дальше полигон от города, тем больше они на этом зарабатывают. А мы будем терять, потому что будем платить за удаление отходов гораздо больше. А если построить завод термической переработки, то расходы горожан не изменятся. К тому же, жители близлежащих сел получают возможность работать на высокотехнологичном предприятии и получать достойную зарплату.

 

— На чем же будет зарабатывать завод?

 

— Подобный завод работает, например, в Чехии в пригороде Праги. Все, что осталось после предварительной сортировки ТМВ, везут на завод и сжигают. Здесь особенно заботятся о том, чтобы не было вредных выбросов. Где-то до 30% от стоимости этого завода составляет система очистки дымных газов от вредных примесей.

 

Завод производит тепло — и электроэнергии и продает их. После сжигания остается пепел, который используют для производства цемента, остатки металла и конґломерат, который также используют в строительстве. А также не более 50 кг токсичных отходов из 1 тонны мусора, которые улавливаются системой очистки дымных газов. Эти отходы утилизируются специальным методом и захораниваются на соответствующем полигоне, который требует гораздо меньших площадей и средств.

 

Знаменитый мусоросжигательный завод в Вене, построенный по проекту Гундертвассера

 

В свое время я ездил в Чехию, и тамошние бизнесмены заверили, что готовы работать на условии львовских тарифов, без всяких повышений. Это были две чешские фирмы ЧКД и «Гранекс». Первая должна была бы заниматься сооружением завода, а вторая — финансированием проекта. Это было в 2004 году.

 

Я в свое время был противником строительства такого завода. Но, побывав в Праге, понял, что это вполне приемлемый вариант решения проблемы. Чтобы контроль за выбросами предприятия был жесткий, как в Чехии, где один монитор с данными о выбросах стоит на проходной завода, а еще один — в центре Праги. Подобное предприятие чехи построили и для Вены.

 

Если бы этот завод построили, проблема ТМВ уже давно решилась бы. У наших чиновников всегда присутствует элемент «Что я с этого буду иметь?». И «пасутся» вокруг этой проблемы чаще всего люди, которые не имеют соответствующего образования и не понимают, что действительно надо делать. К сожалению, в депутатском корпусе и в исполнительной власти города, насколько мне известно, всегда не хватает профессиональных экологов. Не является исключением и нынешняя каденция городских депутатов.

 

— Все уже знают о сорока трех инвесторов, которые предлагали свои услуги в решении проблемы. Но есть сомнения, что все эти предложения были реальными. Помните историю с двумя шведскими таксистами, которые при правлении Куйбиды хотели построить во Львове мусоросжигательный завод?..

 

— Я из собственного опыта могу утверждать, что из тех более сорока фирм может быть реальными инвесторами не больше 20%. Большинство из них предлагают прожекты, которые не имеют реального воплощения. Были попытки решения определенных проблем свалки. В частности, решения едва ли не крупнейшей в настоящее время проблемы — утилизации фильтратов.

 

На свалке начали реализовывать проект очистки фильтратов, разработанный фирмой из Ровно. Но по непонятным причинам строительство этой станции, когда мэром города стал Садовый, приостановили. Хотя на то время в этот проект было вложено около 600 тысяч гривен.

 

Когда недавно меня спрашивали телевизионщики, что делать с теми фільтратами, я честно ответил, что не знаю. Там их большие объемы. В принципе, их небольшими порциями можно было бы сбрасывать в городские очистные сооружения при условии, если бы они хорошо работали. И, к сожалению, и сами очистные сооружения скорее не работают, чем работают, сбрасывая практически неочищенные стоки прямо в реку Полтву, хотя Водным кодексом запрещено сбрасывать неочищенные стоки в природный водоток. Это также криминал. А городской голова играет — концерты устраивает, фестивали и всякое другое. Истинное лицо Львова как раз не в этом, а в том, чтобы мы комфортно жили и не чувствовали экологической угрозы. Именно решением таких проблем в первую очередь должен был бы заботиться господин Садовый.

 

— То есть это проблема только городской власти?

 

— Прежде всего так. Хотя и мещане тоже причастны к ее решению. В первую очередь ответственность лежит на Садовом и на депутатах. И почему эти проблемы не решались — вопрос риторический. Там царил и, думаю, господствует и в дальнейшем сплошной «договорняке». Приходят инвесторы, очевидно, что часть из них имеет вполне реальные предложения, но разве мы видели? Общественность вообще не допускают к этому вопросу, хотя у нас есть много специалистов в этой проблеме.

 

— Ладно. Грибовицкую свалку теперь мусор не принимает. Есть какие-то временные решения. Что делать дальше?

 

— Известно, что складирование мусора на этой свалке приостановлено. Или даже остановлено навсегда. Так же известно, что есть временные разрешения вывозить ТМВ Львова на свалки других городов области. Но я более чем уверен, что тамошние жители быстро будут протестовать против этого. Потому что с такими большими объемами ТМВ, которые продуцирует Львов, не справятся даже свалки всех других городов области вместе взятые. Делается это для спасения Львова. И ради того, чтобы спасти Львов, мы не можем гадить другим людям…

 

— Хорошо, а какой выход из ситуации?

 

— Уже теперь, когда зашли в тупик, такой дальний, что я даже не знаю… Например, кто может убедить людей, что завтра будет начата реализация проекта и мусоросжигательный завод встанет за три года. Но не за каденции Садового — это однозначно.

 

— Завод можно построить на территории ЛКП «Збиранка»?

 

— А только там, у подножия свалки и надо сооружать. Это, по моему мнению, самый оптимальный вариант выхода из ситуации, что сложилась.

 

— Все считают, что на свалке есть настоящий клондайк и с того кто делает большие деньги. Садовый говорит о каких-то цыган, которые там «пасутся», и это вроде как одно из препятствий для строительства завода. Можно как-то в деньгах оценить «стоимость» свалки?

 

— Этот бизнес является действительно сверхприбыльный. В некоторых странах его оседлала мафия. Местные жители собирают вторсырье, которую скупают у них неизвестные люди и структуры. А должно бы это быть прозрачно и открыто, чтобы этот бизнес приносил выгоду не только для отдельных лиц, но и для общества.

 

 

По моим данным, строительство мусоросжигательного завода обойдется в 76 миллионов евро. К тому же чехи говорили, что часть средств ЕС готов был предоставить как грант.

 

А здесь нам говорят о 273 миллиона гривен на рекультивацию Грибовицкой свалки. И даже Садовый объявил о сумме в 600 миллионов. По моему мнению и мнению моих коллег-экологов, эти суммы на рекультивацию свалки очень завышены. Потому что работа по рекультивации в первую очередь и в основном состоит из перекрытия поверхности тела свалки слоем глины и почвы. Все это местный материал. Более того, его можно завозить из строительных площадок, где роют котлованы под дома, практически бесплатно. После рекультивации необходимо провести фітомеліорацію — то есть засадить поверхность почвы растениями. И где здесь на 33 га свалки расходы на сотни миллионов гривен? Не могу понять.

 

— Ваш прогноз, чем все закончится? Найдут стрелочника?

 

— Пока что власть во Львове — это звено общей системы, которая разрушает государство, а не строит ее… Скорее всего, официально будет отвечать руководство ЛКП «Збиранка». А выше волна расследование вряд ли поднимется.

 

Беседовал Тарас БАЗЮК

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*