Ярмолинцы. Как не военная база, то концлагерь

Общество

В совєцькій массовом сознании начало войны 1941-1945 годов связан исключительно с датой 22 июня и сконцентрирован в строках известной песенки: “…ровно в чєтирє часа Киев бомбілі…”. Но если речь идет о немецкие бомбы над Украиной, то первые из них упали еще 1 сентября 1939 года, когда в 11:30 бомбардировщики Люфтваффе заатакували Львов. Но наш рассказ немного о другом.

 

 

18 мая 1935 года на окраине железнодорожной станции Ярмолинцы (райцентр современной Хмельницкой области) начали возводить немалое военный городок с казармами для красноармейцев, общежитиями для командиров и их семей, технічніми службами, аэродромом (правда, только грунтовым) и тому подобное. Уже в начале 1939 года здесь дислоцировали учебную танковую часть по подготовке младших командиров (“танковую учєбку” – на жаргоне советской армии). В июле того же года сюда подселили переброшен из-под Пскова 278-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, входивший в состав 5 кавалерийского корпуса.

 

Место для военной базы выбрали не просто так. Железнодорожная станция Ярмолинцы стоит почти посередине дороги Хмельницкий (тогда-Проскуров) – Каменец-Подольский. Еще одна железнодорожная ветка от нее тянется к Гусятину. Ее проложили во время Первой мировой войны для обеспечения российских войск на оккупированной тогда ими Галичине. Эта ветка, кстати, проходит под самой оградой воинской части. Следовательно, при надобности красных воинов можно было за считанные часы перебросить в тогдашних границ СССР – румынского или польского.

 

Все это, конечно, подавалось исключительно как меры для укрепления рубежей наймиролюбнішої государства мира и как ответ на угрозу вторжения “пілсудчиків”. На самом же деле в такую басню даже пионеры не верили. Кавалерия – это последнее, что нужно в обороне (как и танки), а вот для нападения – самое то. А, впрочем, Советы никогда не скрывали своих экспансионистских намерений. В частности, знаменитую помпезную колоннаду, установленную над Збручем в Гусятине, украшал не только надпись “СССР”, но и лозунг “Коммунизм сметет все границы!”. Чтобы никто не сомневался.

 

Пограничную колоннаду, что и до сих пор возвышается на берегу Збруча, некогда украшало зловещее предупреждение: “Коммунизм сметет все границы!” (надпись видно, если кликнуть по фотографии). Фотография 1942 года.

 

 

В сентябре 1939-го наконец поступил тот долгожданный приказ. Вот фрагмент директивы №16634 “О начале наступления против Польши”, изданной наркомом обороны СССР Климом Ворошиловым и начальником Генштаба РККА Борисом Шапошниковым:

 

«Народный комиссар обороны

Союза ССР

14 сентября 1939 г.

 

№16634 Военному совету Киевского особого военного округа

 

Сов. секретно

Особой важности

Лично

Экз. №2

 

Приказываю:

 

1. К исходу 16 сентября скрытно сосредоточить и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника:

а) Каменец-Подольская группа – командующий группой командарм 2-го ранга тов. Тюленев, в составе 16-й, 9-й, 32-й и 34-й кав. дивизий, 72-й и 99-й стр. дивизий, 25-го танк. корпуса, 26-й и 23-й танк. бригад, 283-го и 274-го корп. артполков в районе Гусятин, Каменец-Подольск, Ярмолинцы [выделение Z]. (…)

 

Воины РККА возле свергнутого польского пограничного столба

 

Задача – нанести мощный и молниеносный удар по польским войскам, надежно прикрывая свой левый фланг и отрезая польские войска от румынской границы, решительно и быстро наступать в направлении на Чортков, Станиславов и к исходу 17 сентября выйти на р Стрыпа; к исходу 18 сентября овладеть районом Станиславов, имея дальнейшей задачей действия в направлении Стрый, Дрогобыч».

 

О каком-то «освобождения угнетенных братьев», заметим, в приказе не говорится. Сам документ составлен 14 сентября – еще до того, как поражение Польши стало очевидным.

 

 

Подробности дальнейшего боевого пути «ярмолинчан» опустим, ибо это не касается истории военного городка (а именно ему посвящена наша рассказ).

 

С началом планируемой войны упомянутое местечко расширило сферу своей деятельности. 20 сентября вышла Директива №12 наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии об организации пунктов приема пленных:

 

«20 сентября 1939 г.

 

Из Киева 20.IX-39, 7[время] 40[мин]

 

Волочиск т. т. Меркулову и Серову.

 

По договоренности с Генштабом РККА, развертываются новые пункты приема военнопленных…

 

…на станциях Олевск, Шепетовка, Пограничная, Волочиск, Ярмолинцы, Каменец-Подольск, куда впредь части РККА и будут доставят взятых военнопленных.

 

Существующие пункты приема военнопленных передислоцировать к 21 сентября:

 

…со станций Хоровичи на ст. Олевск, с Ерша на Шепетовку, с Погребище на Волочиск, с Хировка на Ярмолинцы…»

 

Польские пленные, сентябрь 1939.

 

 

Лагерь для пленных поляков разместили на территории военной базы. Огромная территория, раскинутая у самой железнодорожной станции (еще и к тому же уже окружена высоким забором) – очень удобно. Первые партии пленников разместили в отдаленной казарме, потом расселяли в палатках, а то и под открытым небом (уже не паны – перебьются…).

 

Пока еще друзья и союзники…

 

 

Стоит отметить, что ярмолинский лагерь все же не был классическим стационарным концентрационным лагерем. Это был фильтрационный лагерь, который имел целью выделить из общей массы пленных самых опасных или самых ценных для советов. Также его использовали как пересыльный лагерь. Правда, сам статус лагеря мало что менял для пленников. Условия их содержания были ужасными, а отношение к “панам” – нечеловеческим.

 

Польские пленники на сборном пункте.

 

 

Сколько пленных польских воинов прошли через лагерь в Ярмолинцах, выяснить не удалось. Возможно, речь идет о десятках тысяч. Последнее подтверждают косвенные данные. В частности, в конце сентября 1939 года правительство СССР поручило Нквдистами организовать строительство шоссейной дороги Новоград-Волынский – Львов. И уже 27 сентября заместитель Берии комдив Василий Чернышев издал распоряжение: отрядить на новое строительство 6 тысяч польских пленных, отобранных среди заключенных ярмолинецкого лагеря. Перед тем, 24-25 сентября, к (стационарного) концлагеря в Старобельске (Луганская область) отправили 7 тысяч узников. Старобельский лагерь был предназначен для офицеров – там удерживали 8 польских генералов, 57 полковников, 130 подполковников, 321 майор, 853 капитаны и 2519 офицеров низшего ранга.

 

Кроме поляков, в Ярмолинцах держали еще и большую группу чехов и словаков. Откуда они там взялись? 3 сентября 1939 года президент Польши Игнаций Мосцицький издал декрет о формировании в Польше чехословацкого легиона под командой генерала армии Прхали и подполковника Людвига Свободы. В него вошли чешские и словацкие военные, которые в свое время не смирились с немецкой оккупацией их страны и перебрались в Польшу.

 

Принятие присяги воинами чехословацкого легиона

 

 

15 сентября группа из 24 воинов легиона усилила противовоздушную оборону Тернополя и вскоре даже сбила один бомбардировщик, еще один — повредил. 18 сентября возле села Раковец советские войска окружили еще одну группу чехословацких воинов и заставили их сдаться. 6 ноября 725 бывших легионеров доставили до Ярмолинцев, где они и находились до 23 марта 1940 года.

 

В отличие от поляков, чехи и словаки имели статус интернированных, а не военнопленных. Они даже имели ограниченную свободу передвижения, хотя условия их содержания мало чем отличались от условий, в которых жили поляки.

 

В течение 1940-1941 годов большинство чехословацких легионеров перебрались на Ближний Восток, где успешно воевали в составе британских войск (в частности, под Тобруком в Ливии). В СССР осталась только немногочисленная группа из 93 офицеров, которая впоследствии стала основой чехословацкой воинской части в составе армии СССР – 1-го отдельного батальона, который формировался за Волгой, в городке Бузулук.

 

Ярмолинский лагерь для рядового состава бывшего польского войска действовал до июня 1941 года. На то время в нем находились 1138 пленных, которых использовали на строительстве военных объектов. В первые же дни новой войны (теперь уже немецко-советской) всех их срочно вывезли вглубь СССР. А лагерь со всей инфраструктурой остался.

 

Как известно, «свято место» долго не пустует. «Нечистое» – тоже. 11 июля 1941 года Ярмолинцы заняли немцы. Уже обустроен концлагерь в месте, где удобно сходятся две железнодорожные колеи, пришелся нацистам понравится. За несколько недель здесь развернули лагерь для советских пленных. Преимущественно для командиров РККА. Как рассказывают местные старожилы, среди узников была и большая группа военных из той же части, которая стояла здесь до войны.

 

 

Как помним, в Ярмолинцах базировалась и танковая “учєбка”. С началом немецко-советской войны всех солдат призыва 1939-1940 годов вместе с танками бросили затыкать дыры во фронте. Но оставалась огромная группа только что призванного “молодняка”, еще даже не обмундированого и не заприсяженого. Последние недостатки скорую ликвидировали. Есть свидетельства, что рекрутам сперва приказали принести присягу и лишь спустя объявили о начале войны (видимо, для того, чтобы последние уже не пытались бежать).

 

После такого-сякого (ускоренного) обучения неофитов РККА вооружили «дедовскими» винтовками Мосина и бросили против немцев, которые быстро продвигались на восток. Но в бой они не вступили, потому что уже на марше (рта шла пешком) оказались в плену и были возвращены немцами к месту предыдущей дислокации, но уже в другой роли.

 

 

Самый ужасный эпизод из истории концлагеря в Ярмолинцах приходится на осень 1942 года. На то время его “специализация” снова изменилась. Место польских, чешских и советских пленных заняли гражданские лица – евреи.

 

С осени 1941-го на территории городка Ярмолинцы нацисты организовали гетто, где собирали евреев с территорий современных Ярмолинецкого, Городокского, Дунаевецкого и частичного Хмельницьького районов (на то время административно-территориальное деление был очень отличным, поэтому для простоты пользуемся современным).

 

Излишне говорить, что условия пребывания в гетто и каторжный труд были нечеловеческими, а смертность – высокой (еще и постоянные казни).

 

Нацисты не стали ждать, пока жители гетто от всего вымрут сами. В конце октября 1942-го по приказу окружного комиссара (ґебітскомісара) Эмиля Мерцеля начали его ликвидацию. Обставили это по традиционным лекалам. Еще живым обитателям гетто объявили, что их будут переселять в комфортное место (как в случае с Бабьим Яром). После чего всех евреев перегнали из гетто в военный городок, расположенный, напомним, как раз возле железнодорожной станции.

 

За тюрьму снова использовали удаленную трехэтажную казарму.

 

Согласно разным источникам, в концлагеря согнали от 6 до 14 тысяч человек. Автор склонен считать, что цифра 14 тысяч – преувеличение. Даже если бы в казарму-тюрьму людей напихали, как селедок в бочку, столько бы тут просто физически не уместилось. Вероятнее всего, можно говорить о 6-7 тысяч жертв “военного городка”. А впрочем, есть информация, что под тюрьму использовали и другие казармы. В таком случае цифра в 14 тысяч заключенных вполне реальная. Всего в ярмолинецьких гетто и концлагере уничтожили почти 24 тысяч человек (по другим источникам, свыше 26 тысяч).

 

Главный зал на 2-м этаже казармы-тюрьмы. Здесь сначала жили бойцы РККА, затем здесь содержали пленных польских и советских воинов. Впоследствии – евреев…

 

 

Согнанных в казарму людей три дня продержали под охраной без еды и, главное, без воды. Рассказывают, что матери, чтобы прекратить страдания малышей, сбрасывали их вниз головой с третьего этажа, а потом сами вешались на скрученных из одежды веревках.

 

Окна на 3-м этаже

 

 

На четвертый день начались казни. Но жертвы не пошли покорно на убой.

 

О последние дни Ярмолинецкого гетто свидетельствует “Черная Книга”: «В Ярмолинцах евреи сопротивлялись два дня. Оружие было заранее приготовлено: ее принесли вместе с домашними вещами. Было это в Военном городке. Первого полицая, который туда зашел, чтобы отобрать партию обреченных, евреи убили, труп его выбросили в окно. Началась перестрелка, причем были убиты еще несколько полицейских. На следующий день прибыли грузовики с полицейскими из соседних районов. Только к вечеру, когда у евреев иссякли боеприпасы, штурмуючі проникли на территорию военного городка. Казнь продолжалась три дня. При сопротивлении были убиты 16 полицейских, среди них начальник полиции, и 5 немцев».

 

 

Есть свидетельства, что руководили обороной пленные советские командиры, которые еще оставались в концлагере.

 

Одна из братских могил (не самая маленькая из всех).

 

 

Не территории воинской части и сейчас сохранились огромные могилы расстрелянных евреев.

 

Мемориал пленным советским военным и евреям, уничтоженным в Ярмолинецком концлагере.

 

 

Страшная казарма-тюрьма тоже сохранилась. Она и до сих пор стоит полуразрушенной. После минувшей войны ее не раз пытались восстановить и использовать по назначению, но страшная энергетика этого места крушила все планы.

 

Еще один памятник расстрелянным евреям. Могила такая огромная, что даже не влезла в кадр. Памятник стоит на ее гребне. Позади – казарма-тюрьма.

 

 

В СМИ, особенно на еврейских Интернет-ресурсах, есть достаточно много фотографий как мемориала на месте массовых захоронений, так и самой казармы-тюрьмы извне. Но фотографий с ее середины – нет. Городок и до сих пор используют как военн базу, а следовательно это режимный объект. Просто так швеньдяти (еще и с фотоаппаратом) здесь нельзя. Автор, чтобы попасть внутрь, воспользовался со своего волонтерского “служебного положения” (подробности читайте здесь) и уговорил командование части разрешить съемку внутри страшного дома (фотографии видите на этой странице).

 

 

Непродолжительная экскурсия объяснила, почему здание пустует уже более семи десятилетий. Такой ужас при посещении заброшенных сооружений автор испытал лишь однажды – когда исследовал внутренности огромного многоэтажного Дота «линии Сталина». В 1941 году его гарнизон так и не показалась нападающим. Нацисты пытались вытравить защитников газами, но тщетно. Тогда они просто залили все входы бетоном. Те, кто остался внутри, умерли от голода.

 

 

Энергетика этой казармы была такой же, как Дота. Внешне – обычная заброшенная многоэтажка, но имеешь ощущение, будто на тебя давит каменная плита, а за спиной скрывается нечто ужасное… Словами не передать, разве только почувствовать самому.

 

Или после 1944 года на территории воинской части уже держали немецких пленных, пока неизвестно. Скорее всего, какую-то группу немцев удерживали. Ведь есть воспоминания о том, что пленные немцы восстанавливали железнодорожную станцию Ярмолинцы и именно военный городок.

 

Памятник расстрелянным командирам РККА

 

 

Вот такая вот ирония судьбы. Военная база, созданная ради броска на Запад, в итоге стала местом заключения для тех, кто планировал “малой кровью да на чужой зємлє….”

 

 

Все современные фото – автора

 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*