Конец бумажных выборов

Общество

Группа народных депутатов зарегистрировала в Верховной Раде революционный законопроект, которым предусматривается переход Украины к электронным выборам. Парламентская инициатива не примечательная тем, что является данью моде и современным технологиям, а вполне «приземленными» преимуществами — она нивелирует угрозу типичных для украинских выборов фальсификаций.

 

Авторы проекта №4404 решили сохранить явление бумажного бюллетеня и оставить «дедовский» метод голосования «галочками» или «крестиками», однако подведение итогов будет возлагаться уже на электронную систему. Голоса будет считать специальный сканер, который зчитуватиме отметки с избирательного документа. На момент закрытия участков машина уже будет знать результаты волеизъявления. Впрочем официальные итоги будет утверждать human mind, то есть человеческий ум, после верификации.

 

 

Как утверждает в интервью «Z» автор законопроекта Алексей Скрипник, народный депутат от «Самопомочі» и основатель компании ELEKS, внедрение электронной системы избавит членов избирательных комиссий возможности искажать волеизъявление: переписать бюллетени, подбросить пачку с «галочками», «спутать» кучки бюллетеней и тому подобное. Из-за того Скрипник предполагает, что сопротивление законопроекту будут пытаться оказывать лица, заинтересованные в фальсификациях. Однако он прогнозирует, что главным оппонентом инициативы будет совсем другой пласт общества — рядовые украинцы, которые не могут поверить в «искусственный разум».

 

ГЛАВНАЯ НАША ПРОБЛЕМА — УБЕДИТЬ ЛЮДЕЙ В АНОНИМНОСТИ ИХ ГОЛОСА

 

— Господин Алексей, законопроект об электронных выборах касается только местных выборов. Почему решили начинать с этого уровня? Местные выборы как раз являются самыми сложными для организации и подсчета, ведь выбирают депутатов многих уровней, городских и сельских голов. Почему бы не начать с «простых» — парламентских или президентских?

 

— На самом деле у нас в разработке есть три законопроекта о электронные выборы. Начали с местных, потому что необходимо какой-то из них испытать. Подавая законопроект 4404, мы отталкивались от того, что плановые президентские и парламентские выборы состоятся еще не скоро, а вот на местном уровне можно имплементировать предложенные изменения в ближайшее время. Плюс ко всему, мы предполагаем сопротивление людей предлагаемой системе голосования. Бесспорно, найдутся те, кто будет переживать за анонимность своего голоса, возможность фальсификаций результатов волеизъявления и так далее.

 

— То есть идея в том, чтобы начать с уровня, где малейшее политическое сопротивление?

 

— Идея в том, чтобы начать. Прежде чем выходить на глобальный уровень, надо получить опыт на более низком, а затем распространять его в общеукраинских масштабах.

 

— Расскажите об основных новшествах, которые несет предлагаемый законопроект? На первый взгляд, ключевая новация — это подсчет голосов: фактически, система способна в онлайн-режиме подсчитывать голоса.

 

— Мы хотим внедрить систему, которая исключит возможность фальсификации и нивелирует все возможные схемы искажения результатов. Во-первых, система будет иметь несколько ступеней верификации бюллетеня и определения волеизъявления, поэтому обмануть ее во время подсчета голосов будет сложно. Во-вторых, мы минимизируем человеческий фактор и тем самым знівелюємо фальсификации на уровне комиссий (участковых, территориальных, областных, центральной). В-третьих, информация с избирательных участков будет передаваться на много серверов сразу, будет сохраняться одновременно на каждом из них, и — что самое важное — эти серверы будут надежно защищены. В-четвертых, предварительные результаты голосования мы узнаем уже через несколько часов после закрытия избирательных участков и сможем следить за ходом подсчета бюллетеней в режиме онлайн. Это основные цели нашего законопроекта. Техническое средство его реализации — голосование с использованием специальных сканеров, которые «зчитуватимуть» бюллетень и будут учитывать голос избирателя согласно проставленной отметкой, делая предварительный подсчет.

 

— Если изображение бюллетеней будут идти на сервер в онлайн-режиме, то есть теоретически возможно, что результаты голосования будут известны одновременно с закрытием участков?

 

— Теоретически, да. Но наша идея заключается в двойной системе верификации: голоса считает сканер, а позже их подтверждает избирательная комиссия. Преграда заключается в том, что мы не можем ґарантувати стопроцентного распознавания бюллетеня сканером, поэтому нужна дополнительная проверка. Случаться бюллетени с неопознанным голосом или ошибочно заполненные бюллетени. Поэтому, собственно, после закрытия участков комиссия «пересмотрит» голоса — бюллетени будут отображаться на экране, их сможет увидеть каждый член комиссии, каждый наблюдатель. Посчитать голос за другого кандидата или «переписать» или уничтожить бюллетень будет невозможно: сканер сохраняет все цифровые копии. Конечная формула в идеале будет выглядеть так: количество посчитанных голосов, что пошли на сервер, должна равняться голосам, которые в общем посчитала комиссия, минус испорченные или бракованные бюллетени.

 

— А если не совпадает?

 

— Здесь должны перекладывать большую ответственность на комиссию, а не на электронику. Компьютеры не виноваты — скорее проблема в людях (вброса «дополнительных» бюллетеней и тому подобное). Поэтому если что-то не совпадет, это будет автоматическим сиґналом для комиссий высших уровней проверить конкретную участок и убедиться, что каждый голос на ней был подсчитан правильно.

 

Также хотим сделать так, чтобы варианты, когда участковая комиссия не соглашается с результатами, порахованими компьютером, были минимизированы. Это исключит возможность фальсификации со стороны ее членов.

 

— В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что система могла бы отслеживать аномалии на избирательных участках: или стремительный вброс бюллетеней в течение короткого промежутка времени, или аномальные совпадения. Каким образом эту статистическую информацию можно перевести в плоскость юридической ответственности?

 

— Такая аномалия — это «звоночек» для того, чтобы на участок приехали или представители вышестоящих комиссий, или следователи, или полиция, чтобы убедиться, все ли в порядке. Но вбросить сразу несколько бюллетеней будет чрезвычайно сложно: пачка документов просто не «влезет» в сканер.

 

К сожалению, мы не можем сделать эти статистические данные доказательными, но они будут информативными. Если из 100 участков одна «выбивается» из общей картины, то это сиґнал для ее проверки. На выборах мэрах в Кривом Роге аномальных было всего несколько участков, но, как стало известно позже, именно там произошли значительные фальсификации. Если бы эта информация была сразу доступна для широкой общественности, если бы члены ЦИК были добросовестными, а правоохранители вовремя отреагировали на вызов, результат выборов никто бы не исказил. Да и дополнительные средства из бюджета, которые были потрачены на повторные выборы, были бы сэкономлены.

 

— Будет доверие в обществе к такой автоматизированной системы? Мы помним 2004 год, когда одним из элементов фальсификации было вмешательства в работу сервера. Кажется, что украинцы еще не отошли от той травмы, и им будет трудно поверить, что какая-то невидимая глазу система является справедливой. Как восстановить доверие? И как ґарантувати безопасность?

 

— Я бы озвучил эту проблему иначе. Наше общество «поломанное» тоталитарной историей, поэтому мы до сих пор не доверяем изменениям и боимся всего неизвестного. Эта травма является очень глубокой и постоянно дает о себе знать. Мы боимся, чтобы сканер не увидел, за кого мы проголосовали; переживаем, чтобы члены нашей семьи не «поплатились» за наш выбор, и так далее. Я вообще сторонник идеи исключительно электронного голосования (без бумажных бюллетеней), но главная наша проблема состоит как раз в том, что мы не сможем убедить людей в анонимности их голоса и заверить, что он будет правильно учтен. И это не потому, что система не будет иметь достаточно уровней защищенности, а потому, что украинцы вряд ли захотят в это поверить.

 

Как человек, много лет работала в сфере компьютерных технологий, просто выскажу предостережение: мы имеем очень искаженную информацию об этой [«серверная» фальсификация 2004 года] да и много других событий и чересчур легко поддаемся манипулированию. Похожая информация — «сломали систему», «взломали хакеры», «вмешались в систему «Рада» — распространяется очень быстро, но на самом деле ситуация выглядит совсем иначе. Проблема в том, что иногда нам гораздо легче поверить в теорию заговора, чем в чью-то безответственность.

 

Понятно, что переход на электронные выборы потребует надежной и защищенной системы. И она будет. Вся информация, которая будет поступать с участков по всей стране, будет сохраняться одновременно на огромном количестве серверов. «Сломать» их не удастся по той причине, что тогда придется «ломать» все серверы одновременно. Информация будет продублирована верифицирована, она будет защищена специальными криптографическими ключами. То есть сомнений относительно надежности такой системы у меня даже не возникает.

 

— Вы постоянно говорите о преимуществах, но пошукаймо уязвимые места. Как предотвратить злоумышленникам, которые будут отключать электроэнергию на участке или повредят сканер гвоздем? После такого будет возможным разве что «старый-добрый» ручной подсчет.

 

— Очевидно, что я не могу заранее знать, к чему прибегнут изобретательные негодяи, чтобы помешать людям сделать честный выбор. Но если пофантазировать, то такие варианты найдутся. Как с ними бороться или как избежать? Например, озвученные вами варианты форс-мажоров на участке — это повод усилить наблюдение; там должны появиться дополнительные люди, правоохранители. Однако, по моим оценкам, на 98% будет происходить нормальное спокойное волеизъявление. Оставшиеся 2% должны проконтролировать. В конце концов, ни одна система не будет работать без того, чтобы кто-то не пытался ее перехитрить. Электроника — лишь способ сделать так, чтобы минимизировать эту безобразную проблему, которая до сих пор «душит» Украину от выборов до выборов.

 

Дополнительно мы хотим сделать еще и так, чтобы у членов комиссии был страх за фальсификации. Компьютерная техника — это средство зафиксировать избирательный преступление. И если будет доказано, что это их [членов комиссии] вина, то таких фальсификаторов ждет тюрьма. Пока мы не посадим с десяток, простите, «засранцев», которые фальсифицируют выборы, то попытки «переписать» их результаты не будут прекращаться.

 

— Насколько «бумажными» будут выборы? Например, в законопроекте много внимания уделено электронным протоколам. Или бумага будет иметь решающее слово по сравнению с электроникой в подведении итогов, юридическом обжаловании?

 

— Это сильно зависит не от этого законопроекта, а от того, насколько мы будем признавать электронную подпись. Надеюсь, что электронная избирательная документация будет пусть и не первой, но второй по значимости копией. Поначалу, возможно, менее важной, чем бумажная, но впоследствии — основной.

 

Для ускорения этого процесса важно, чтобы мы в Украине наконец убедились, что электронная подпись — это не менее надежный инструмент подтверждения личности, чем подпись ручкой. Тогда необходимость в бумажной документации отпадет сама собой. Это вопрос времени. Нам надо научиться доверять тому, почему весь мир доверяет 10-15, если не 20 лет. Здесь мы отстаем очень сильно.

 

— Согласно смете, приведенным в тексте пояснительной записки к законопроекту, переход к предлагаемой системы выйдет в три миллиарда гривен. Как вычисляли эту сумму? Представляется, что финансовое бремя будет не главным основанием для критики законопроекта.

 

— Подсчет простой. Мы посчитали, сколько стоит обустройство одного избирательного участка, и умножили эту сумму на количество участков в Украине. По моему мнению, эта сумма является смешной для Украины и в перспективе примерно нескольких лет полностью себя окупит. Недавний пример: перевыборы мэра Кривого Рога стоили бюджету около 6 миллионов гривен. На тех выборах работали 293 избирательных участка. На обеспечение этих участков сканерними комплексами нужно было бы разово потратить 16 миллионов гривен. Но эти комплексы будут использоваться на всех последующих выборах. Разница ощутима.

 

Просто сейчас, когда мы слышим о три миллиарда гривен, нам не до смеха, потому что Украина находится в такой страшной орбите нищеты, из которой еще неизвестно когда вырвется. К сожалению, наша экономика не показывает достаточного роста, который бы позволил без хлопот отдать долги, накопленные за последние 20 лет. Это результат отсутствия хоть какого-то внимания к развитию своей экономики. Поэтому сегодня эти суммы выглядят настолько «страшными» и неподъемными.

 

Наша проблема в том, что мы — очень бедное общество. Для меня наибольшую защиту от фальсификаций — немного оздоровить общество, сделать его богаче, чтобы людям так не «болели» тех 200 гривен, за которые они готовы продать свой голос. Исправить ситуацию только электроникой — невозможно. Все в наших головах, поэтому, безусловно, если общество не будет меняться, то и выборы не изменятся. Это — дорога с многосторонним движением.

 

Относительно финансирования, то имею подозрение, что Украина уже так замучила иностранных партнеров своими фальсификациями на выборах, что если бы мы смогли продемонстрировать им действительно эффективную модель справедливого голосования, которая бы работала на практике, они бы согласились эту сумму нам «подарить». Только бы забыть о тех выборах, как о страшном сне. И здесь я говорю вполне серьезно. Надеюсь, Запад хотя бы частично «покроет» затраты на эту систему. Потому что это не вопросы электронной демократии — это вопрос демократии как таковой.

 

— Вы уже упоминали, что Ваше видение — это не электронная фиксация голосов, а полноценное электронное голосование. Как это будет выглядеть? Голосование с компьютера, с телефона?

 

— Самый удобный способ — со смартфона. Там есть возможность двойной идентификации. Если ты имеешь свой электронный паспорт, электронный ID (банковский, например), и если ты можешь через телефон делать любые платежи — то почему ты не можешь проголосовать? Это же так очевидно. Единственный минус — люди будут бояться, что по номеру телефона можно будет вычислить, за кого был отдан их голос. Но мы как специалисты хорошо понимаем, как на электронном уровне сделать голосование полностью защищенным. Таким, например, как и в системе онлайн-банкінґу.

 

— Выборы — это вещь, к которой надо приложить усилия: одеться, пойти на участок, не говоря уже об интеллектуальной работе. И очень важны не только те, кто пошел голосовать, а кто остался дома (то есть то, что мы называем «голосованием ногами»). Зато система электронного голосования делает выборы более доступными при минимальных усилиях. А мы хорошо знаем: технология увеличения явки во многих случаях автоматически означает увеличение преимущества для одного кандидата.

 

— Абсолютно откровенно говорю: моя привязанность к полноценного электронного голосования связана с тем, чтобы молодежь хотела участвовать в выборах. Им жить в этой стране после нас, поэтому важно, чтобы молодые люди влияли на внутриполитические процессы в государстве уже сегодня.

 

Как показывает опыт, явка молодежи на выборах является чрезвычайно низкой, поэтому ее судьбу обычно определяют пенсионеры, которые на выборы ходят исправно. Как следствие, «пионеры» и «комсомольцы» и дальше руководят страной, а молодые люди уезжают за границу в поисках лучшей жизни. Да сколько же можно?! Надо меняться, надо брать на себя ответственность, чтобы оторваться от «совка». Участие в выборах — первый, но важнейший шаг в этом направлении. Электронное голосование, которое не потребует ни физических, ни моральных затрат от человека, считаю, вполне сможет решить эту проблему. Как минимум, молодежи станет интересно проголосовать. Как максимум, по результатам выборов она поймет, что имеет реальное влияние на ситуацию в стране.

 

Беседовал Владимир Симаков

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*