Новости Украины и мира

Крах прокурорской реформы

Общество

За кулисами одной из важнейших реформ происходят удивительные вещи.

Уже, кажется, даже дети знают, что одним из самых главных тормозов изменений в стране стала прокуратура. Она блокирует расследование громких дел. Прокуратура стала рассадником коррупции и очень нуждается в изменениях.

Именно поэтому под давлением Запада в стране началась реформа прокуратуры. Был принят соответствующий закон. Появилась надежда на перемены.

«Наша основная задача – открыть двери прокуратуры компетентным, мотивированным и порядочным людям, которые способны изменить систему изнутри и стремятся превратить ее таким образом, чтобы она действительно служила интересам украинского народа. Открытый, честный и прозрачный конкурсный отбор – единственный способ сделать это». Так пафосно и оптимистично заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе летом и дал старт конкурса на замещение должностей руководителей новых местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей.

До конца года в стране должно было появиться 700 новых руководителей прокуратур. Они должны были в корне изменить характер учреждения.

А затем, как свидетельствуют очевидцы, в какой-то момент неожиданно что-то опять пошло не так. В разгар самого конкурса Давид Сакварелидзе, двигатель прокурорской реформы, оказался, хоть и с сохранением должности заместителя генпрокурора, в Одессе – де-факто ему приходится управлять тамошней областной прокуратурой.

А из-за кулис конкурса прокуроров поступает все тревожнее информация: мол, кадры Шокина взяли под контроль кадровую комиссию и фактически заблокировали любую возможность новым людям попасть на работу в обновленную прокуратуру.

Что же происходит? Это согласился рассказать только один член конкурсной комиссии, секретарь регионального центра тестирования (охватывает семь областей Западной Украины) Денис Монастырский.

— Как происходит процесс отбора новых прокуроров?

— Для этого предусмотрено четырехуровневый конкурс. На первом этапе кандидаты сдают профессиональный тест. Максимум, который можно на нем набрать – 100 баллов.

Второй этап – тестирование на так называемые общие способности. Речь идет о всемирно известном тесте для менеджеров «General skills». Максимум – также 100 баллов. Именно этот тест стал вызовом для кандидатов, многие не справились или справились неудовлетворительно.

Третий этап – психологический тест. Он не решающий, баллы из него не причисляли к общему баллу, но комиссия может его учитывать.

Четвертый этап – собеседование. Это, как выяснилось, интересный момент конкурса.

— Почему?

— Потому что есть, как говорится, нюансы! Собеседование – завершающий этап конкурса. Это не тесты, это субъективный процесс. И здесь решающее значение имеет то, кто именно оценивает результаты собеседования и как они влияют в целом на результат конкурса.

— И здесь, как говорится, и кроется дьявол?

— Да. Мы в той, так сказать, преобразованной прокуратуре увидим много «старых» лиц. И причин тому несколько.

Соотношение в комиссии – четыре представителя прокуратуры и три – от Верховной Рады. То есть «старых» прокуроров большинство с самого начала. К тому же из представителей прокуратуры обычно на заседаниях присутствуют все четверо, а от парламента – преимущественно только двое, а бывает, что я сам остаюсь.

Понятно, что прокурорская часть нашей комиссии очень положительно реагирует, когда кандидатами являются действующие работники, собственно, коллеги членов комиссии. Мол, они руководящий опыт имеют, знают местную проблематику. И в этом есть своя логика.

— А разве набранные на разных этапах баллы существенно не влияют на окончательный результат?

— Конечно, если лицо набрало очень мало баллов в каком-то из тестов, то есть основания не рекомендовать ее на руководящую должность. Однако результаты выполнения тестовых заданий не являются решающими, решающее – собеседование. И в ней очень часто прокурорское большинство выбирает человека, который не показал знаний должного уровня.

— А почему представители парламента не бывают на заседаниях конкурсной комиссии?

— Парламент мог выбрать своих представителей квалифицированных лиц по своему усмотрению. Однако мой случай оказался скорее исключением. В состав комиссий от Верховной Рады входят преимущественно народные депутаты. Заседание всех региональных комиссий проходят в Киеве, и парламентарии все равно часто на них не появляются, тем более, когда есть заседание парламента, где каждый их голос может быть на вес золота.

— Можете сказать, сколько новых кандидатов подает документы, а сколько тех, которые уже работали в прокуратуре?

— 27% — новые, так называемые внешние кандидаты, люди, которые прежде не работали в органах прокуратуры, а 73% — кандидаты, которые уже имеют опыт работы в прокуратуре. Но среди новых многие из адвокатской среды, которые сотрудничали с прокуратурой, решая деликатные вопросы в судах.

— И из этих 27 процентов значительная часть будет «зарублена» на собеседовании?

— Конечно. Но проблема здесь шире. Потому что есть существенные недостатки в этом процессе, не способствующие реформе прокуратуры. Начнем с недостаточной пиар-кампании реформы. Я много раз слышал о том, что люди, в частности из адвокатской среды, не слышали о возможности принять участие в конкурсе на должность руководителя местной прокуратуры. А именно адвокатская среда могла бы стать источником качественного кадрового ресурса.

Еще одна проблема – нерешенная материальная составляющая. В отличие от реформы патрульной полиции, когда перед началом набора четко сказали, что рядовые работники получат 8,5 тысячи гривен зарплаты, в случае реформирования прокуратуры такого не было.

В законе о прокуратуре написали, что новые прокуроры должны получать минимум 14 000 гривен заработной платы. Однако представители Минфина и нардепы не дали никаких гарантий, что именно такая зарплата будет уже с 2016 года. Это демотивировало немало честных представителей адвокатуры. Потому что порядочные люди не понимают, какой будет их зарплата, а жить с взяток, как предшественники, не хотят.

— Итак, итог конкурса на должности руководителей в эту, теперь уже вряд ли новую прокуратуру, будет предсказуемо неутешительным?

— Похоже, что так. По результатам собеседования комиссия положит на стол генпрокурору Шокину список, где будут доминировать люди, которые и сегодня возглавляют прокуратуры. Обновления не произойдет. Нам приходится выбирать кандидатуры на прокурорские должности из отнюдь не самых лучших кандидатов. Надо определять лучшего среди худших.

— Это провал?

— Не удивлюсь, если общество многими назначениями будет недовольно.

Ирина Коваленко, «Экспресс»

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Общество

Go to Top