Кто предал гетмана Мазепу?

Общество

Мазепинский срыв потерпел неудачу из-за жадности украинской старшины к деньгам и стремление духовенства к собственной значимости

Переход гетмана Ивана Мазепы на сторону шведов 4 ноября 1708 года создает больше вопросов чем ответов на них. Мазепа никогда не находился в оппозиции к России. Что же подвигло гетмана на такой шаг? И почему соглашение Мазепы со шведами не была поддержана всем украинским обществом? Причина – в планах царя Петра в отношении Украины и в противоречиях внутри украинской элиты.

Милость царская

К осени 1708 года отношения гетмана Мазепы с царем Петром никак нельзя было назвать враждебными. Именно Мазепа подарил царю одеяния, в которых Петра венчали на царствование. Он же посылал царю-західнику книги из своей библиотеки. Мазепе принадлежала первая победа в Азовских походах – взятии турецкой крепости Кызы-Кермен. Атака присланных Мазепой казаков-запорожцев на редуты Азова заставила турок к сдаче крепости. За эти действия Иван Мазепа был награжден орденом «Андрея Первозванного» №2. Он первый получил этот орден за боевые заслуги, опередив не только Шереметева с Меншиковым, но и самого Петра.

В те времена Петр и Мазепа были фактически союзниками. Но все изменилось в марте 1707 года после совещания в Жовкве. Вернувшись от царя, седой гетман раздраженно воскликнул: «Если бы я так верно служил Богу, как служил царю, я получил бы высшую награду. И здесь хоть бы я был ангелом, не достану благодарности за свою милость!» Оценивая фигуру гетмана, надо не забывать важный факт – гетман Мазепа первый после Хмельницкого смог объединить под одной булавой территории всей Украины. В 1704 году он воспользовался просьбой поляков до Петра выслать войска для подавления на польской части Украины восстание Семена Палия. Казацкое войско зашло на Правобережье… и там осталось. В следующем году Мазепе был выдан карт-бланш на наказание магнатов оппозиционных союзного Петру польского короля Фридриха Августа. Воспользовавшись случаем, 30-тысячный казацкий корпус Андрея Войнаровского занял Волынь и часть Галиции.

Но в конце Северной войны все заняты казаками земли были вновь возвращены Речи Посполитой, в соответствии с соглашением между царем Петром и королем Августом. В январе 1708 года Петр отдал гетману прямой приказ вывести свои полки с Правобережья. Гетман медлил с исполнением, но царь настаивал: «писать ныне к гетману Мазепе… то бы оной Белоцерковской уезд… Поляком… отдал для их удоволства». Гетмана Мазепу обвиняют в измене Петра. Хотя на самом деле стоит обвинить самого Петра в измене половины Украины во главе с гетманом, который собрал воедино земли своего народа.

Впрочем, в Жовкве обсуждались и другие дела. Российский историк Татьяна Таирова-Яковлева утверждает, что в марте 1707 года были отданы указы о передаче из Малороссийского приказа «города Киева и прочих малороссийских городов». Фактически – города выводились из-под власти гетмана. Решение откладывалось до «приезда в Жолкву гетмана и кавалера Ивана Степановича Мазепы». Угроза нависла и над казацкой слоем. Петр намеревался превратить казацкие полки на обычные драгунские, потому что казаки привыкли к войнам с легкими резвыми татарами и турками не могли сражаться на равных против шведской линейной пехоты. Седой гетман прекрасно понимал что такое преобразование приведет к ликвидации казацкой слои и полного покорения Украины Россией.

Наверное именно за это гетман не обрадовался присуждению ему титула князя Священной Римской империи: «Хотят меня порадовать княжеством Римской державы, а гетманство забрать». Именно после совещания в Жолкве Иван Мазепа через княгиню Анну Дольской связался со шведским королем Карлом ХІІ. Переход гетмана Мазепы к шведам отложил планы Петра на долгие 60 лет.

Благодарность анафемой

Настоящим шоком для гетмана была реакция на его переход к шведам со стороны украинского духовенства. Почти в полном составе украинские владыки поддержали царя Петра. Период гетманства Мазепы сопровождалось строительством многочисленных церквей и монастырей. Сам гетман профинансировало строительство 26 соборов и колоколен. На средства гетмана были отреставрированы Троицкая надвратная церковь в Киево-Печерской лавре, Софийский и Михайловский соборы. Архитектурный стиль, сформировавшийся во время этих строек и сейчас называют украинским или мазепинским барокко. Этот строительный бум выглядит еще более значительным, если учесть, что за период гетманства Ивана Самойловича было начато и не завершено строительство только двух храмов, а во времена Руины церкви не строили вообще. Строительство церквей повлекло за собой развитие мастерства украинских строителей, золотарей и ювелиров. Немало артефактов работы украинских мастеров ныне хранится в Оружейной палате московского Кремля. Примечательно, что золотой дождь упал на православное духовенство Украины на фоне безумного грабежа церквей, что происходило в самой России. Петр И вел изнурительную войну и поэтому выжимал средства отовсюду, где только мог. Он обложил монахов бешеными налогами и поснимал колокола с колоколен – был нужен металл на пушки. Собственно и гетманство отменять царь Петр принялся с той же целью – вытрясти деньги из украинских городов и казацкой старшины.

Имея такой пример для сравнения, Мазепа наверное и мысли не допускал что осипані милостями украинские священники в этой ситуации поддержат Петра. Гетман недооценил другую жажду, которая в то время овладела украинское духовенство – жажду власти. Союз с Петром обещал украинским священникам духовную власть над территорией, гораздо большей по Украине – над Россией. Украинские священники стали осваивать духовную сферу Московии сразу же после договора гетмана Хмельницкого с царем Алексеем. На «засилье хохлов» сетовал в своих проповедях протопоп Аввакум. Киевские монахи Симеон Полоцкий и Андрей Сатановский начали массово печатать в Москве Библию и это привело к Великому расколу.

Царь Петр И притеснял репрессиями священников московских, однако явно симпатизировал монахам из Украины – нуждался для своих реформ образованных людей. Местоблюстителем патриаршего престола в Москве в то время был галичанин Стефан Яворский. Украинцами были и другие известные церковные деятели времен Петра: Дмитрий Туптало и Феофан Прокопович. А анафему на гетмана Мазепу наложил лично митрополит Киевский и Галицкий Иоасаф Кроковський. Анафема гетману за союз с иноверцами-лютеранами (шведами) отвернуло от него значительную часть украинского общества. Украинские духовные выбрали перспективу возглавить идеологическую машину будущей империи.

Подвох старшины

Во времена гетмана Мазепы среди казаков бытовала поговорка: «от Богдана до Ивана не было гетмана». Важным достижением Мазепы было выздоровление Украине от гражданской войны – Руины. Старшина не раз пыталась сбросить гетмана, чтобы вручить булаву представителю собственной среды. Генеральный писарь Василий Кочубей был инициатором свержения гетмана Самойловича. Донос на гетмана был подписан именно писарем Кочубеем, а не есаулом Мазепой. В 1691 году уже против гетмана Мазепы вспыхнуло восстание Петрика – кочубеєвого свояка. Запорожский кошевой Иван Гусак тогда предупреждал: «Скажи от меня господину гетману… как где не отсечет голов трем тамошнім: первому – Полуботку, другому – Михаилу, третьему – что всегда при нем живет… тогда никогда ему не будет покоя в гетманстве, да и добра не будет в Украине». Михаил – это молодой Самойлович. А «то что всегда при нем живет» – Кочубей. Эти факты показывают, что донос Кочубея на Мазепу в 1708 году имел под собой отнюдь не семейные причины.

Не менее интересна другая личность упомянутая кошевым Гусаком – Полуботок. В 1692 году по обвинению в мятеже против гетмана было осуждено наказного Переяславского полковника Леонтия Полуботка и его сына Павла. Леонтий Полуботок за три года умер, а его сын Павел сумел вернуть себе милость гетмана, и в 1705 году уже был избран Черниговским полковником. Кроме умершего отца Павел Полуботок имел еще один мотив для ненависти к гетману – он был женат с племянницей гетмана Самойловича, родственники которого тоже интриговали против Мазепы.

Случай представился в ноябре 1708 года, когда гетман Мазепа с частью войска перешел на сторону шведов. Для царя Петра это был страшный удар. Через непопулярные реформы, страшное обнищание народа и длинную неудачную войну собственные подданные Петра ненавидели. Лишь за несколько месяцев до перехода Мазепы было подавлено восстание Булавина. Против царя постоянно интриговали бояре. Были еще живы разогнаны после бунта стрельцы. Петр недаром окружил себя офицерами-иностранцами – своим подданным он просто не мог доверять. Ценой жестоких репрессий Петр смог установить в стране относительный покой. Но известие о переходе на сторону шведов гетмана Мазепы – самого верного царского вассала и соратника, могла устроить бунт в тылу воюющей армии. Петру надо было немедленно создать видимость «подавление бунта изменника Мазепы». Именно для этого было срочно организовано наложения анафемы на Мазепу и был дан приказ взять Батурин. То, что Батурин был почти сразу сдан шведам, и что войска Мазепы со шведами владели Гетманщиной до самой Полтавской битвы (за исключением отдельных городов, типа Полтавы) российский агитпроп предпочитает не вспоминать и до сих пор. Даже взятие русскими беззащитной Сечи чуть больше агитационную, чем военную цель. Запорожцы фактически не понесли серьезных потерь, однако пиар-эффект от штурма был поразительный.

Петру повезло – его поддержала церковь. При постоянной необходимости денег царь пошел на отмену введенных Мазепой налогов. «Канцелярия послов» в Лебедине тщательно разыскивала и наказывала явных и тайных сторонников Мазепы. Но до всего этого надо было убедить всю Россию, что на сторону шведов перешел только Мазепа с небольшой кучкой сторонников, а вся Украина остается верной царю. Здесь и пришло время полковника Полуботка. Поддержать своего гетмана он отказался сам и сумел уговорить сделать то же самое еще трех полковников. Стихийный это был поступок, или ему предшествовал старшинский мятеж, теперь уже несущественно. 6 декабря на раде в Глухове четыре полковники выбрали именно Полуботка гетмана. Но этот выбор не одобрил Петр, поэтому гетманом стал летний и нерешительный Иван Скоропадский.

Полуботок не остался обиженным. Вскоре он получил огромные поместья принадлежавшие ранее писарю Орлику и самому Мазепе. Отдельным указом царь Петр объявил о передаче имений Мазепы и его сторонников тем старшинам, которые пристанут на сторону Петра. И. Зерна попали на плодородные почвы. Письма писаря Орлика свидетельствуют – до перехода Мазепы на шведскую сторону, старшина едва не уговаривала гетмана порвать с Москвой. Но стоило произойти перехода, как и сама старшина массово побежала к Петру за поместьями и привилегиями. Батурин упал из-за измены полковника Носа. Сечь восторженно благодаря измене полковника Галагана. На сторону Петра перешли полковники Апостол, Зеленский, Гамалия, Лизогуб, и тому подобное. Казацкая старшина предала своего гетмана. Поэтому не удивительно, что позже она смаковала тезис о «коварную измену Мазепы» иногда даже больше россиян.

Петр был вынужден пойти на неслыханные уступки казацкой старшине и украинскому населению. И это – на фоне голодной, обідраної, закабаленої Московии. Западный дипломат, посетивший Украину в 1711 году писал: «В казацкой стране все благоденствують, все живут в роскоши… каждый казак ходит в церковь со своим молитвенником… Дома красивые, улицы чистые. В России ничего подобного я не встречал». Терпеть под боком сплюндрованої собственного государства такой «рай на земле» царя Петра заставляло только одно – угроза нового казацкого мятежа и упоминания о гетмане Иване Мазепе.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*