Обрезка «Газпрома»

Общество

На этой неделе стало известно, что сразу пять европейских деловых партнеров «Газпрома», то есть импортеров российского газа, инициировали арбитражные разбирательства против российского газового гиганта. Европейцы желают сбросить установленную Россией цена ну газ. Точнее не просто цену, а саму концепцию газового ценообразования, привязанную к цене на нефть.

 

 

Пересмотра цены на газ в судебном порядке добиваются: датский концерн DONG Naturgas A/S, польская нефтегазовая компания PGNiG, турецкий концерн BOTAŞ Petroleum Pipeline Corporation, нидерландская компания Gas Terra B. V. и британский концерн Shell Energy Europe.

 

Турецкая госкомпания BOTAŞ Petroleum Pipeline Corporation потребовала через суд снижения цены на газ, закупленный по соглашению от 29 декабря 2014 года. График арбитражного разбирательства будет утвержден в ближайшее время. Нидерландская Gas Terra B. V. обратилась в суд в конце марта 2016 года, решений о дате слушания пока нет. В течение месяца ООО «Газпром экспорт» должно отправить свой ответ относительно процесса.

 

В деле Shell Energy Europe арбитражный трибунал уже сформирован. Слушания пройдут, как ожидается, в феврале 2018 года. Слушания по иску датского DONG Naturgas назначено на октябрь-ноябрь текущего года – сообщается в отчете «Газпрома» за первый квартал 2016 года.

 

В этой ситуации с исками стоит обратить внимание на одну деталь. Оказывается некоторым европейским импортерам удалось договориться с «Газпромом» полюбовно. Например, в начале этого года свои претензии к цене на российский газ выражала французская энергетическая компания Engi SA. Однако в марте сторонам удалось заключить контракты уже по новым, более низким ценам.

 

Добивался ценовой скидки и энергетический гигант E. ON – крупнейший немецкий покупатель российского газа – точнее его дочерняя компания Uniper, которая собственно и занимается сделками с Москвой. И на протяжении апреля этого года все проблемы были сняты и в этом споре.

 

То почему в одних случаях «Газпром» довольно легко соглашается на компромисс, а в других – готов терять деньги и хорошие отношения, полагаясь на вердикт арбитража? Ответ указали немецкие журналисты, она оказалась очень простой: и немецкий E. ON и французская Engi SA участвуют в газпромовском мегапроекте Nord Stream-2.

 

Так, заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев в комментарии для немецких СМИ опроверг связь, отметив: «Это совпадение, с кем-то переговоры шли дольше, с кем-то быстрее». Однако факты говорят искреннее российских чиновников, привыкших к лукавству. Трудно поверить в то, что российский газовый великан, вкладывая все свои силы и средства в продвижение Nord Stream-2 не руководствовался в двух упомянутых случаях соображениями корпоративной стратегии и большой политики. Эти же соображения склоняют нас к мысли, что договоренность с компанией Shell, которая тоже участвует в мегапроекте, будет достигнут значительно скорее, чем с другими участниками судебной тяжбы.

 

А через что вообще возникли ценовые споры европейских энергетических компаний с «Газпромом»? В российских масс-мадіа довольно часто публике объясняют это коварством Запада, его намерениями нанести еще больший вред российской экономике. На самом же деле эти судебные тяжбы не имеют ничего общего с политикой.

 

Прежде всего надо отметить, что в хозяйственных арбитражах нет ничего необычного, и тем более они не являются свидетельством злых намерений одной из сторон. Это общепринятый цивилизованный способ решения коллизий интересов, которые неизбежны в бизнесе неизбежны. В данном случае коллизия возникла через формулу образования цены на газ.

 

Вспомним, хотя бы январь 2009 года, когда гордая и сияющая вернулась в Киев из Москвы тогдашняя премьер-міністрка Юлия Тимошенко. «Я подписала прекрасный контракт на газоснабжение!», – заявила тогда бывшая «газовая принцесса». О том, насколько он был «прекрасным» мы ощущаем до сегодняшнего дня. Но сейчас – не об этом. Тогда впервые рядовой украинский обыватель узнал о формуле ценообразования российского газа для нашего потребителя. Она, как выяснилось, базировалась на ценах на нефть и нефтепродукты.

 

Так же основой цены на газ в долгосрочных контрактах «Газпрома» с европейскими потребителями была все та же нефть, то есть ее цена. Российский газовый великан четко придерживается этой формулы, которая сложилась в Западной Европе еще в 60-ых годах прошлого века. Однако теперь европейские концерны настойчиво желают отречься от устаревшей практики по привязке к нефти.

 

Почему же сейчас Запад так интенсивно отказывается от им же самим придуманной формулы? Дело в том, что полвека назад на континенте газовый бизнес был еще слабо развитым. То есть конкуренции практически не было, существовали природные газовые монополии, поэтому о ни одно нормальное рыночное ценообразование не могло быть и речи. Поэтому цены на газ и привязали тогда к другого энергоносителя – нефти.

 

И за прошедшие 50 лет на рынке газа происходили невероятные вещи. Одна за другой совершались революции: лупакова, LNG-революция и тому подобное. Отрасль изменилась кардинально. В Европе сформировался рынок газа, на котором конкурируют между собой компании с достаточно большого числа стран, которые поставляют «голубое топливо» уже не только газопроводами, как раньше, но и морем в сжиженном виде.

 

В таких условиях долгосрочные газовые контракты начали стремительно терять популярность, а с ними и нефтяная привязка. На первый план вышли так называемые спотовые котрактам и соответственно спотовые цены, которые формируются в центрах торговли газа на основе спроса и предложения. Как объяснил ведущий эксперт по энергетике аналитического центра Deutsche Bank во Франкфурте-на-Майне Йозеф Ауэр: «Меняются технологии, меняются структуры, поэтому совершенно логично встает вопрос о пересмотре устаревших элементов древних долгосрочных контрактов».

 

Доклад Международного газового союза, опубликованная в начале мая этого года, четко показывает, что Европа стала одним из тех регионов, где в последнее время произошли радикальные изменения в механизмах газового ценообразования. Если еще в 2005 году 78 процентов газа на европейском рынке продавалось на через долгосрочные контракты с нефтяной привязкой, то уже через десять лет объем газа, проданного таким образом упал до 30 процентов. За то же время доля газа, реализованного по спотовым контрактам выросла с 15 до 64 процентов.

 

Хотя логично может возникнуть следующий вопрос: а выгодно европейским партнерам отказываться от нефтяной привязки? Ведь цена на нефть за прошедший год упала в три раза, и даже несмотря на то, что в последнее время она немного поднялась, перспектив для подорожания нефти нет никаких. Но, оказывается, газ, благодаря стремительному развитию рынка, подешевел еще больше. И теперь те европейские партнеры «Газпрома», которые в свое время повелись на долгосрочные контракты, остались в дураках. Не раз возникали ситуации, когда им приходилось вести бизнес себе в убыток, покупая российский газ дороже, чем потом удается продать его конечным потребителям, которые ориентируются на уровень спотовых цен.

 

И это отнюдь не временное явление. Соединенные Штаты начали активно завозить в Европу сжиженный газ, строятся новые газопроводы из Каспийского региона, из Средиземного моря, Персидского залива. Диверсификация идет полным ходом. Поэтому и «Газпрому» придется сбрасывать цену. И это лишь вопрос времени. Чем дольше Россия будет упираться, тем меньше будут его шансы остаться ведущим игроком на европейском газовом рынке.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*