Польша под монитором ЕУ

Общество

Польша попала под униатский монитор. Таким было решение Европейской Комиссии, которая в среду, 13 января, провела в Брюсселе заседании, на котором обсуждался вопрос о соблюдении норм и принципов правового государства в Польше. На нем, в частности, решался вопрос, не задействовать правовой механизм ЕС и не прибегнуть к мониторингу соблюдения принципа верховенства права в Польше.

 

 

«Сегодня ЕК приняла решение дать предварительную оценку ситуации в рамках процедуры контроля верховенства закона», — сообщил вице-председатель Єврокомсії Франс Тіммерманс. Это первый такой случай в истории Ес.

 

Между Брюсселем и Варшавой серьезный конфликт зрел последние несколько месяцев. Его вызвали недавние реформы Конституционного трибунала и общественных радио и телевидения. Главным обвинувачувачем нового польского правительства выступил президент Европейского Парламента Мартин Шульц. Именно через гражданство последнего поляки рассматривают этот конфликт скорее как польско-немецкий.

 

Конечно, среди немецких политиков не только Мартин Шульц критиковал в последнее время новое польское руководство. Однако именно его слова были для Варшавы наиболее язвительными. Президент Европарламента, в частности, назвал политику нового польского правительства «опасной путінізацією», «государственным переворотом», она, по мнению чиновника, нарушает базовые европейские ценности. Что больше, Шульц выступал за то, чтобы не ограничиваться критическими заявлениями, а ввести против Польши экономические санкции.

 

Рассмотрим подробнее, что Мартину Шульцу и его единомышленникам не понравилось в действиях нового польского президента и правительства. Прежде всего критика касалась ограничения влиятельности Конституционного трибунала (КТ) в Польше.

 

После парламентских выборов, которые состоялись в Польше в конце октября прошлого года, правоконсервативная партия «Право и Справедливость» (Пис) под руководством экс-премьера Ярослава Качиньского получила абсолютное большинство в Сейме и Сенате. Она и сформировала однопартийное правительство во главе с премьером Беатой Шидло.

 

Несколькими месяцами ранее президентом страны был избран представитель Пис Анджей Дуда. Он заменил на этом посту Бронислава Коморовского с либеральной «Гражданской платформы».

 

Следовательно, правительство, Сейм, Сенат, президентская канцелярия оказались в руках Пис. Для абсолютного контроля не хватало «своего» Конституционного трибунала (КТ).

 

Для устранения упомянутой преграды новое польское руководство страны и провело через Сейм и Сенат закон, который фактически является реформой КТ. «Z» уже писал об этой реформе, поэтому лишь кратко напомним ее суть.

 

Состав трибунала теперь расширен до 15 членов, в основном за счет кандидатов от Пис. Кроме того, введена норма, согласно которой решения принимаются большинством в две трети голосов судей, а не простым большинством, как прежде. На каждом заседании КС должны присутствовать как минимум 13 судей. А слушаться дела должны не в зависимости от их важности или актуальности, а строго в порядке поступления. При том президент Польши получил ряд полномочий, в частности право назначать председателя КТ.

 

Многие эксперты в Польше и за рубежом выразили опасения, что принятые поправки подрывают принцип разделения властей. В частности, бывший судья Федерального Конституционного суда Германии Дитер Гримм (DieterGrimm) написал довольно пространную статью, опубликованном в авторитетном немецком издании Frankfurter Allgemeine Zeitung, где детально проанализировал польскую реформу КТ. В тексте немецкий юрист делает вывод, что нововведения практически парализуют работу суда.

 

«Трибунал, который состоит теперь из 15 судей, не имеет больше права принимать решения небольшой группой. Все дела должны рассматриваться полным составом. Чтобы принять решение необходимо присутствие как минимум тринадцати судей. При отсутствии более двух членов КТ становится недееспособным. Странным является требование рассматривать дела не в зависимости от их важности и срочности, а руководствоваться исключительно порядком поступления. Кроме того, для признания какого закона противоречащим Конституции, необходимо решение двух третей судей.

 

Федеральный Конституционный суд Германии – «Z») в таких условиях был бы практически парализовано. Ведь ему приходится рассматривать около семи тысяч дел за год. Менее важные дела можно рассматривать в так называемых камерах. Только от 30 до 40 дел за год приходилось рассматривать полным составом суда… Если бы пришлось рассматривать все дела полным составом в порядке поступления, то заявители должны были бы ждать годами на вердикты. А к тому времени противоречащие конституции законы беспрепятственно бы применялись», – пояснил Дитер Гримм.

 

 

Теперь о второй реформе, которая касается общественных СМИ. Отныне они должны приобрести статус «национальных институтов культуры». Среди прочего, принятые Сеймом и уже подписанные президентом поправки в законодательство позволяют правительству без объяснения причин увольнять руководителей Польского общественного телевидения и Польского радио, после чего кандидатов на эти должности будет утверждать министр казначейства. Правительство и не скрывает, что намерена таким образом усилить свое влияние на СМИ.

 

В знак протеста против нововведений руководители четырех общественных каналов подали в отставку. А бывший министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына прокомментировал поправки так: «Партия «Право и справедливость» должна изменить свою политику с тем, чтобы избегать таких посягательств на демократию, независимость и приличие в Польше».

 

В польских городах снова, как и после реформы КТ, прошли массовые демонстрации протеста. Участники акций выступали против подчинения общественных СМИ правительства.

 

Протест выплеснулся за пределы Польши. Международная правозащитная организация «Репортеры без границ» заявила, что «крайне обеспокоена судьбой средств массовой информации в Польше». По мнению ее представителей, правительство в Варшаве планирует взять СМИ под свой контроль и тем самым влиять на общественное мнение недемократическим образом. Председатель Союза журналистов Германии Франк Юбераль (Frank Überall) прямо заявил: «Попытка надеть правительственную уздечку на радио и телевидение несовместима с основополагающими ценностями Европейской Унии, в первую очередь – с принципами свободы мысли и независимости общественно-правовых каналов».

 

Значительно серьезнее относительно вероятных последствий для Варшавы прозвучала критика Европейской Комиссии. Еще до принятия закона о СМИ с письмом к министру иностранных дел Польши Витольда Ващиковского и министра юстиции Збигнева Зьобра обратился вице-президент Еврокомиссии Франс Тіммерманс. Он предостерег польское руководство от такого противоречивого шага.

 

Впоследствии на эту тему высказался европейский комиссар по делам цифровой экономики и общества Гюнтер Эттингер. В комментарии для Frankfurter Allgemeine Zeitung он предостерегает: «Мы будем вынуждены запустить механизм контроля правового государства и ввести в Польше соответствующую наблюдательную миссию».

 

Как обобщенную реакцию польского правительства на выпады внутренней оппозиции и внешних критиков можно воспринять высказывания министра иностранных дел Витольда Ващиковского. В интервью немецкому таблоиду Bild он заявил: «Мы лишь хотим вылечить нашу страну от нескольких болезней, чтобы она снова поправилась. Предыдущее правительство воплощал в них (СМИ – «Z») определенную левую программу. Так, словно мир, согласно марксистским образцом должен автоматически развиваться только в одном направлении – новой мешанины культур и рас мира, который состоял бы из велосипедистов и вегетарианцев, которые пользуются исключительно возобновляемыми источниками энергии и борются с любыми проявлениями религии. Это имеет мало общего с традиционными польскими ценностями».

 

О том, что новое правительство не зрезиґнує с миссии «ремонта государство» (naprawy państwa) заявила и премьер-министр Беата Шидло. Звучит это немного дико, поскольку вызывает прямые ассоциации с лозунгами российских коммунистов, итальянских фашисті и немецких национал-социалистов.

 

Хотя на самом деле две упомянутые реформы не являются чем-то таким необыкновенным и опасным, как это может показаться на первый взгляд. Анализируя весь этот скандал стоит вспомнить, что еще совсем недавно оппозиционная «Гражданская платформа», которая тоже недавно контролировала и законодательную, и исполнительную ветви власти, сама пыталась установить контроль и над Конституционным трибуналом и над общественными масс-медиа в Польше. Правда либералы делали это не так стремительно и безапелляционно, хотя практически сути это не меняет.

 

Также надо обратить внимание на тот факт, что во многих странах-членах Европейской Унии такой институт как Конституционный трибунал вообще отсутствует. Хотя это совсем не значит, что такая страна является антидемократической.

 

С другой стороны, попытки европейской страны в тот или иной способ ограничить демократические институты должен наталкиваться на сопротивление ЕУ. Однако это сопротивление должно быть значительно делікатнішим, по крайней мере совсем не таким, как резкие и безапелляционные заявления Мартина Шульца.

 

Польско-немецкий публицист Бартош Дудек, комментируя спор между Варшавой, Берлином и Брюсселем, резонно замечает: «Использование формулировок типа «установить надзор» или ввести «штрафные меры» в отношении страны, которая в прошлом веке потеряла миллионы жизней под «присмотром» Германии вызывает самые негативные ассоциации не только у германофобів из числа сторонников «Права и справедливости». Немецким политикам в Берлине и Брюсселе следовало бы сохранять сдержанность и тщательнее подбирать слова. А еще лучше – предоставить коллегам из других стран первенство в критике Польши. Каждый, кто знаком с гордым польским народом, понимает, что угрозы из немецких уст абсолютно контрпродуктивны и только ухудшают ситуацию».

 

Поэтому, как уже говорилось в начале статьи Европейская Комиссия решила прибегнуть к мониторингу ситуации в Польше. Механизм мониторинга был создан Унией прошлого года в связи с авторитарными тенденциями в Венгрии, хотя так и не был до сих пор использован. Он предусматривает регулярное обсуждение на встречах министров или глав государств и правительств стран-членов ЕУ политической ситуации в «підмоніторинговій» стране. Потом в своих рекомендациях Брюссель предложит меры по исправлению ситуации, хотя они не обязательны к исполнению.

 

И только если будет установлено «наличие серьезного и неоднократного нарушения государством-членом принципов, общих для всех стран, которые входят в Унии, в частности, принципа верховенства права, может быть принято решение о применении седьмой статье Договора о Европейской Унии. А она предусматривает санкции вплоть до приостановки для страны-нарушителя права голоса в ЕС.

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*