Правдивая история Украины будет написана

Общество

Историю превратили в политику. Кажется, базироваться на фальшивой истории могут только фальшивые политики, для которых нет большего бедствия, как принцип, что «чистая цель требует чистых рук»

Год назад, 25 февраля 2010 года, не стало Ярослава Дашкевича, едва ли не самого яркого историка старшего поколения, который по советской эпохи не сломался под давлением идеологии, а во времена независимости стал одним из самых активных пропагандистов люстрации исторической науки. Неделю публикует одно из его выступлений – 20 мая 1994 года в Киеве, во время вручения ему премии Фонда Емельяна и Татьяны Антоновичей. К большому сожалению для украинской гуманитаристики, некоторые критические тезисы Дашкевича не только сохранили актуальность до сегодня, но и приобрели еще большую остроту.

Был я плохим историком, потому что пытался писать и говорить правду – правду про Украину и украинскую нацию – не только чужакам, но и собственному народу. Все понимают, что так делать могут только плохие и нерозважні историки. Был я плохим историком еще и потому, что не был покорным и не пытался никому служить, кроме Украины и украинского народа. Думаю, эти мои черты хорошо подсмотрела «Литературная Украина», сообщая о присуждении премии имени Антоновичей. Фраза «а еще историк», которую применила ко мне газета стала популярной. Для меня она прозвучала интересно: это так, словно бы пролезла черная овца в білесенької стада.

Такой черной овцой я был достаточно долго – и на это не жалуюсь. Хотя семь лучших лет молодости ушло на тюрьмы и спецлагеря, они воспитали меня гражданином. Хотя 16 лет забрало у меня безработица – именно они, как ни парадоксально, сделали меня ученым. В науке, в борьбе за историческую правду я никогда не мог жаловаться на одиночество, у меня всегда были хорошие души украинцев и армян, литовцев, латышей и эстонцев, русских и поляков, евреев и немцев, французов и швейцарцев, татар и даже уйгуров и японцев. Правда, украинцы были разные: и такие, что переходили на другую сторону улицы. Теперь они преимущественно низко кланяются.

Несмотря на очень сердечные отношения с представителями многих наций, ученым-интернационалистом, или, как теперь модно, космополитом, я не стал. Никогда я не проповедовал любовь и дружбу между народами, считая, что взаимное уважение и настоящая равноправие – это тот идеал, к которому без лишнего фарисейства должны следовать все.

Несколько слов хочу посвятить проблеме, которая, кажется, для всех нас достаточно близка, а для меня часто очень болезненна. История и политика. Хотя я глубоко убежден в том, что политические отношения между Украиной и ее близкими и дальними соседями должны строиться в первую очередь на современных реалиях, историческое прошлое, исторические традиции – настоящие или придуманные, а то и вовсе фальшивые – не раз используют как оружие против украинской нации и государства. Это происходит не только за границами нашего государства, где постоянно бушуют грязные потоки очернительства украинского народа, а также и здесь, в Украине, во многих ее регионах, в которых идут антиукраинские эксперименты.

Мне очень часто становится стыдно за современных действительно украинских политиков и дипломатов, за их беззащитность и, откровенно говоря, за их незнание, особенно в те моменты, когда Украине пытаются навязывать дискуссию на исторические темы: о возникновении (а чаще о невиникнення) украинского народа; о якобы безгосударственность украинцев; о, кажется, ничем не обоснованные границы государства; об отсутствии украинской культуры. Поражает безборонність и научная беспомощность тех, что считают себя даже выдающимися политиками. Видимо, им хватает убежденности в том, что они сами творят историю (но о том, какую именно историю они творят, будут говорить историки в будущем). События последних дней, говорят, что украинским политикам, может, стоило бы все же поучиться истории, истории политических движений и организаций в частности.

Правда, незнание и непонимание объективной истории – это недостаток не только украинских политиков. Волна антиісторизму, отрицание целесообразности и морально-этического значения истории докатывается из Запада в Украину. Нетрудно понять причины, почему историю новейшего времени – XX века – в комплексе вычеркивают из учебных планов многих западных университетов, расчленяя ее на отдельные узкие вопросы, подменяя социологией, политологией. Причины достаточно прозрачны: политическая история XX века в целом одна из самых кровавых и самых черных в истории человечества, это история геноцидов и етноцидів, история беспредельной коррумпированной политической верхушки во многих государствах, история кровавых преступлений, несоблюдение договоров, господство политически-криминальных мафий. Поэтому проще было объявить, что новейшая история не существует. Поэтому в Украине с ее десятками тысяч квалифицированных и титулованных историков партии никто не берется написать историю преступной коммунистической организации. Никто не берется писать объективную, неполітизовану историю всех грязных дел, которыми в разных странах занимались диктаторы и президенты, вожди и спасители народа, правительства и парламентарии.

Ибо кто же будет платить таким историкам, которые будут ломать канонизированы табу и придирчиво копатимуться в истории преступлений и предательств XX века, в частности преступлений и измен в отношении украинской нации.

Историю превратили в политику. Кажется, базироваться на фальшивой истории могут только фальшивые политики, для которых нет большего бедствия, как принцип, что «чистая цель требует чистых рук».

Несмотря на все это, верю, что правдивая история Украины, история борьбы украинской нации с оккупантами и коллаборационистами всех мастей за построение действительно независимого Украинского государства будет написана и станет настольной книгой каждого честного политика, честного государственного деятеля, каждого украинца.

К этому призываю тех историков-непристосуванців, которые еще не потеряли веру в свой народ и в лучшее будущее нашего государства.

1994 год

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*