Совок львовской декоммунизации

Общество

Комиссия Львовского горсовета в вопросе, сносить или нет памятник Степану Тудору, кажется, и сама до сих пор находится в плену советской пропаганды. В советское время создали образ Тудора-коммуниста, и таким его воспринимают теперь в стенах львовской ратуши.

Официально решение должны объявить после 11 июня, а неофициально, говорят в городском совете, уже все решено — памятник Тудору перенесут в музей. Сейчас рассматривают три новые локации для памятника. Между тем дискуссии о целесообразности такого шага во Львове продолжаются. Так кто же такой Степан Тудор — певец левых взглядов и противник Церкви или философ, который стоит того, чтобы то, что есть, памятник ему оставить на площади во Львове?

 

 

Столкновения у Тудора

 

Люди в балаклавах и с арматурой и несколько десятков правоохранителей. Таким был День победы, 9 мая, в центре Львова. Конфликт возник вокруг памятника Степану Тудору, а точнее украинскому писателю и философу Степану Олексюку, который больше известен общественности за литературным псевдонимом Тудор. Группа молодых людей, которые назвались представителями батальона ОУН и членами ОО «Сокол», предприняли попытку сноса памятника. Объясняли это тем, что делают это в рамках декоммунизации и якобы сносят памятник человеку, который насаждал советскую идеологию и даже составляла расстрельные списки.

 

По факту группового хулиганства и попытку снести памятник Тудору полиция открыла производство по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 296 УК Украины.

 

Однако эти события спровоцировали широкие обсуждения: что же делать с памятником на одной из площадей в центральной части города. Во Львовском городском совете создали рабочую группу из представителей горсовета, общественных деятелей, активистов и ученых.

 

«Окончательное решение примем на заседании, которое состоится после 11 июня. Но предварительно можно сказать, что рабочая группа считает целесообразным убрать памятник с площади и передать в один из музеев города как музейный экспонат», — рассказывает «Z» начальник управления культуры Львовского городского совета Михаил Мороз.

 

Со слов одного из участников рабочей группы, историка Романа Шуста, решение комиссии было почти единодушным. При том аргументы, говорит г-н Шуст, были похожими:

 

«Он (памятник Тудору. — Z) там не подходит по нескольким причинам. Во-первых, это площадь Маланюка, а это две противоположные личности. Во-вторых, работы Тудора являются очень противоречивыми для разных групп. Такие острые споры и принципиальная позиция могут привести к уничтожению памятника. А памятник работы Крвавича заслуживает того, чтобы быть сохраненным».

 

Попытка №2

 

На самом деле это уже не первая попытка снести памятник Тудору. Он имел все шансы попасть под декоммунизацию во Львове еще в 1990-х годах, когда город позбувалося наследия советского времени. В начале 2000-х на его месте хотели поставить памятник Билозора. Тогда скульптуру спас особенный воспоминание из прошлого — именно здесь в 1987 году состоялся первый демократический митинг во Львове. Вот как это вспоминает Игорь Мельник, бывший депутат Львовского городского совета:

 

Выступление Виктора Морозова возле памятника С.Тудору во время вечера памяти Богдана-Игоря Антоныча (5 октября 1987 года). Фотография Валентина Стецюка

 

Я против ликвидации памятника С.Тудору. Мне удалось в 2000-х годах отказать.Куйбиду от установки на этом месте памятника Игорю Билозиру… А еще это памятное место первого веча во Львове в 1997 г. Это не была случайность: 4 октября 1987 года. возле памятника Степану Тудору «Общество Льва» провело неформальный вечер поэзии Богдана Игоря Антонича — одну из первых несанкционированных коммунистической властью акций времен «перестройки». Об этом событии вспоминает Игорь Калинец, который был ведущим того вечера, в своей книге «кое О ком, кое о чем, прежде всего, о себе», цитируя самвидавний журнал «Евшан-Зелье» (ч. 10): «О этот вечер не извещали афиши — еще не устоялась традиция по долгих годах застоя проводить такие вечера. Пришло до тысячи поклонников Антоничевої музы, немало молодежи. Были и представители общественных организаций. Не было только… членов Львовского отделения Союза писателей!». И далее И далее. Калинец, который был ведущим этого вечера, добавил еще от себя: «Итак, мы решились на более широкие собрания, несанкционированные властями. Это было штукой собрать тысячу человек без расклеенных объявлений, радио или даже телефонов (мы его не имели). Так передавали из уст в уста своим знакомым, когда и где следует прийти… Фактически это было первое вече…».

 

(Игорь Мельник «Галицкое предместье»)

 

Частично декомунізований

 

В этом году Тудор уже частично попал во львовскую декоммунизации. Так, 19 февраля городской председатель Львова подписал распоряжение «О выполнении Закона Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики» в г. Львове». Документом было предусмотрено демонтаж объектов, является символикой коммунистического тоталитарного режима, размещенных на территории города Львова, с последующей передачей до Мемориального музея тоталитарных режимов «Территория террора». Речь шла, в частности, о мемориальную таблицу В.Гаврилюку и С. Тудору на фасаде дома №48 по ул. П.Дорошенко. Поэтому 25 мая работники Галицкой районной администрации Львова демонтировали таблицу. Правда, Михаил Мороз объясняет, что суть была не в фигуры обоих писателей, а в надписи, которая гласила, что доска установлена в честь советских писателей-коммунистов».

 

 

На самом деле персона Тудора под закон о декоммунизации подпадает. Это подтвердили «Z» и в Украинском институте национальной памяти.

 

«К нам не поступало обращений с Львовского городского совета, чтобы дать разъяснение, подпадает ли памятник Тудору под демонтаж. Могу сказать, что формально лицо Тудора не подпадает под закон о декоммунизации. Он не занимал руководящих должностей, не причастен к установлению советской власти на территории Украины и не был сотрудником органов государственной безопасности. Но это не говорит о том, что памятник нельзя демонтировать, если есть желание территориальной громады и органа местного самоуправления», — прокомментировал «Z» начальник отдела анализа региональных особенностей и политики национальных меньшинств УИНП Богдан Короленко.

 

Зато его лицо может подпадать под действие закона о правовом статусе и чествования памяти участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке — во время Украинской революции он воевал в Сечевым Стрельцам на Большой Украине.

 

В городском совете о неформатность Тудора в контексте декоммунизации хорошо знают, однако арґументацію таки нашли.

 

«Если Тудор не подпадает под формальные критерии закона о декоммунизации, то подпадает под фактические. Он был участником народного Собрания, которые принимали решение о включении Западной Украины в состав УССР. И он разделял эти взгляды», — объясняет решение рабочей группы Михаил Мороз.

 

Стоит напомнить господину Морозу, как и всем другим, кто прибегает к этому арґументу, что участниками этого Собрания были такие лица, как Василий Барвинский, Филарет Колесса, Петр Франко или Александр Луцкий, который был членом ОУН с 1930 года и затем воевал в УПА…

 

Певец левых взглядов или проґресивний философ?

 

Степан Тудор (настоящая фамилия Олексюк) происходил из пастырской семьи, с Бродовщины, что на Львовщине. Получил образование философа в Львовском университете и принадлежал к известной в довоенном Львове Львовско-Варшавской философской школы Казимира Твардовского.

 

 

Для многих, кто застал период советской пропаганды, Тудор — советский писатель, произведений которого они, вероятно, никогда не читали. Советы в свое время «раскрутили» его роман «День отца Сойки», который трактуют как антиклерикальний. Но следует еще и знать (особенно в комиссии, которая принимает ответственные решения относительно сноса памятника) историю этого романа.

 

Итак. Писать роман «День отца Сойки» Олексюк начал в 1930-х годах. Первая его часть была готова, а вторая — далека от завершения. Автор никогда не обнародовал целостный роман, это уже после войны советы нашли разорен рукопись первой части и машинопись той же первой (в другой редакции) и неоконченной второй части. Все то скомпилировали, причем по-варварски меняя текст…

 

Интересно, что несколько вступительных страниц этого романа Тудор опублікукав в альманахові «Поцейбіч» (1934), который стал своеобразным манифестом бывших членов левацкой литературной группы «Горн» против новой сталинской политики на Украине. Твердые коммунисты П.Козланюк и Я.Галан в своей манере заклеймили «отступников»: «Альманах «Поцейбіч» выпустили мошенничеством замаскированные националисты, чтобы под маской горнівської идеологии… пройти в рабоче-селянськї ряды на зап.-украинских землях с целью двурушничества и национал-фашистского вредительства», «…упомянутый альманах «является делом агентов Коновальца, которые еще при существовании «Окон» всеми средствами пытались саботажувати работу «Горна» и возвести ее в болото украинского национализма».

 

Еще один из главных упреков в адрес писателя — участие в Народных Собраниях, а также якобы сотрудничество с карательными органами. О Народные Сборы мы уже упоминали. А насчет другого, то Назар Олексюк, для которого Степан Олексюк является родным братом прадеда, утверждает: это не более чем миф, который не имеет подтверждения.

 

«Я не защищаю памятник. Но меня поражает большая волна мифов относительно Степана Тудора. Например, есть миф, что в день гибели они с Гаврилюком якобы шли в НКВД и несли расстрельные списки львовской интеллигенции. Это абсолютный миф, и мне как родственнику это очень неприятно. Никаких документов об этом нет. Он также не был членом коммунистической партии, как об этом часто говорят. В Польше это вообще был прямой билет в тюрьму. Еще есть миф, что он якобы, будучи в плену, работал из НКВД. Но тогда он не имел бы шанса восстановиться в университете и защитить диссертацию. Кому-то, наверное, выгодно распространять такие мифы», — прокомментировал «Z» Назар Олексюк.

 

О неподтвержденности многих обвинений говорит и известный литературовед, профессор Николай Ильницкий:

 

«Это был очень образованный и очень талантливый человек. Памятник является художественным произведением. Его статьи, новеллы, роман — это очень талантливые вещи. Я не вижу оснований снимать его памятник. Он печатал очень хорошие статьи о Антонича. Мне кажется, что он имеет заслуги перед литературой. Об антицерковной деятельности, ему действительно забрасывают роман «День отца Сойки». Но это первый роман внутреннего монолога. С художественной точки зрения — это высокостоимостный роман. А негативные церковные герои еще ничего не значат».

 

 

Насчет расстрельных списков, отмечает Николай Ильницкий, нет ни одного документа, который бы это подтвердил.

 

«Это только разговоры, никаких документов мне никогда не пришлось видеть. Зато фактом является то, что Тудор был очень начитанным человеком, интересовался не только марксистской философией, но и взглядами Рассела, Ницше, придерживался позитивіських взглядов. В ХХ веке мы имели немало писателей и художников в мире, которые разделяли левые взгляды: Андре Бретон, Луи Арагон, Альберт Камю, Пабло Пикассо, Сартр. Они не заслуживают такого отношения», — убежден профессор Ильницкий.

 

Фондовое будущее

 

Проблему памятника Степану Тудору можно решить очень просто, считает Назар Олексюк. Он предлагает заменить на памятнике псевдо Тудор на настоящая фамилия — Олексюк.

 

«Так он известен как участник украинско-варшавской философской школы. Тудор — это было псевдо, и оно ассоциируется с писателем левых взглядов», — объясняет родственник писателя.

 

Однако в городском совете говорят, что такие предложения не поступали, поэтому такого варианта рабочая комиссия не рассматривала.

 

Предварительно рабочая группа считает целесообразным передать памятник в один из музеев города как музейный экспонат. Сейчас в городском совете прорабатывают вопрос, куда именно отдать памятник. На примете есть три варианта: Национальная ґалерея искусств, Национальный музей Скульптуры и музей «Территория террора». По информации от директоров всех трех учреждений, принять у себя памятник готовы Национальная ґалерея и Национальный музей, но только в фонды. Места в постоянной экспозиции для произведения Крвавича, несмотря на его художественную ценность, у музеев нет. Между тем комплекс «Территория Террора» отказывается принимать памятник у себя.

 

«Нам его никто не предлагал. Но мы и не можем его принять, он не соответствует нашей концепции», — сказал в комментарии в. а. директора Владимир Довжинський.

 

«Окончательное решение будут принимать депутаты Львовского городского совета на основании рекомендаций комиссии», — говорит «Z» начальник управления культуры Львовского городского совета Михаил Мороз.

 

 

Предметом нашей любви была — очевидно — свободная Украина. Но в любовной практике принимала она против нас облик безграничной, серой массы. Становился вот кто-нибудь из нас перед ней и вытаскивал к ней на ладони свое горючее сердце.
Между тем поднималась из толпы черная, твердая ладонь и накрывала то сердце вонючою фронтовой папахой. Оса папахи смотрели холодные, насмішливі глаза. Можно было умереть от этого.

 

(Степан Тудор, 1927 год)
 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*