Страдания агента Болека

Общество

То легендарен лидер Solidarności Лех Валенса таки был агентом спецслужб коммунистической Польши? Вновь выявленные документы якобы подтверждают этот тезис. Хотя остается шанс и для версии фальсификации. Так или так по реноме экс-президента Польши нанесен болезненный удар, а заодно и по его делу.

 

 

На этой неделе в Польше взорвалась информационная бомба с названием «Архив генерала Кіщака». Здесь надо вспомнить, кем именно был тот генерал.

 

Еще с 40-х годов прошлого века Чеслав Кищак служил в органах военной контрразведки. В 1957 году окончил Академию Генерального штаба. От 1972 года он начальник военной разведки, заместитель начальника Генерального штаба Войска Польского. В 1973 году Кіщакові присвоено звание генерала бриґади. С 1979 года он уже начальник военной внутренней службы Министерства национальной обороны ПНР с присвоением звания генерала дивизии.

 

Одновременно Кищак заботился и о свою партийную карьеру: в 1980 году стал кандидатом в члены ЦК Польской объединенной рабочей партии (ПОРП). В июле 1981 года, именно в то время, когда протестные настроения в польском обществе достигли своего пика, Кищак был назначен сначала председателем комитета Совета Министров по вопросам соблюдения закона, общественного порядка и дисциплины. Очевидно, со своими обязанностями он справился на «отлично», поэтому сразу идет новое назначение — заместителем министра внутренних дел, а затем — исполняющим обязанности министра. Тогда же он был избран членом ЦК ПОРП.

 

31 июля 1981 года Чеслав Кищак уже стал полноценным министром внутренних дел. В июле 1986 года получает кресло в политбюро ЦК ПОРП.

 

 

Пика своей карьеры Кищак достиг 2 августа 1989 года, когда Войцех Ярузельский, который с первого секретаря ПОРП превратился в президента Польши, назначил его председателем Совета Министров ПНР. Правда, продержался на этой должности он всего две недели.

 

Этот короткий отрывок из жизнеописания Чеслава Кіщака удостоверяет, что генерал был не найкомпетентнішою лицом в делах спецслужб коммунистической Польши и имел доступ к любым секретным документам. Поэтому, как предполагают эксперты, некоторые полезные бумаги он, уходя из «большой политики», прихватил с собой. Среди тех документов были досье на будущих польских политиков самого высокого ранга, прежде всего на Леха Валенсу.

 

5 ноября 2015 года генерал отошел в лучший мир, оставив весь этот компроматський наследство своей вдове Марии Кищак. Она осознавала, какой «клад» попал ей в руки, однако до конца не знала, как его можно превратить в материальные ценности. Поэтому решила пойти напрямик: предложила купить те все документы Института национальной памяти за кругленькую сумму — 90 тысяч злотых (примерно $23 тыс).

 

Сдать документы государственной институции было нездалою идеей, ведь, согласно закону, они и так принадлежат государству. То есть граждане обязаны сдавать документы такого рода в Институт национальной памяти. Закончилось все тем, что сотрудники ИНН появились в доме Кіщаків с полицией и прокурором, произвели обыск и конфисковали целый генеральский архив, который более четверти века ждал свое применение. Так и был обнаружен новый компромат на Валенсу.

 

 

Слухи о аґентурну деятельность Валенсы летали Польшей еще с 80-х годов. А в 1992 году они даже получили определенного документального подтверждения. Напомним, что тогда Валенса уже превратился из непримиримого борца с режимом на респектабельного президента Третьей Речи Посполитой. Так вот, того года тогдашний министр внутренних дел Антоний Мацєревич, выполняя люстраційну постановление Сейма от 28 мая 1992 года, обнародовал список сексотов коммунистической Службы безопасности. Был в том списке и «Болек»-Валенса.

 

Однако впоследствии «списки Мацєревича» странным образом исчезли из общественного пространства, лишь очень ограниченный круг лиц успело с ними ознакомиться.

 

По утверждению некоторых историков, все документы, связанные с «Болеком» потребовала к себе администрация президента РП, а вернулись они оттуда якобы в очень втятому виде.

 

Польский историк Ян Скужинський в своей книге «Оппозиция в ПНР. Биографический словарь 1956-1989» (Opozycja w PRL. Słownik biograficzny 1956-89) написал об аресте Леха Валенсы после протестных акций декабря 1970 года. «После четырех дней содержания за решеткой он, скорее всего, пошел на сотрудничество со Службой безопасности. В любом случае вышел на волю он не совсем чистым», — читаем в книге Скужинського.

 

Подобные утверждения находим и в книге историка Анджея Ґарліцького «Рыцари круглого стола» (Rycerze okrągłego stołu): «В декабре 1970 года принимал активное участие в забастовке на Гданьской судоверфи. Был арестован на четыре дня. Очевидно, в то время подписал — о чем он впоследствии сам признался — обязательство сотрудничать со Службой безопасности. Но не похоже на то, чтобы с него была польза».

 

Поэтому упреки в том, что Валенса был тайным агентом, звучат давно. А в 2000 году дело дошло до суда. Люстраційний отдел Апелляционный суд Варшавы признал леґендарного основателя Solidarności невиновным. Согласно вердикту, Служба безопасности Польской Народной Республики намеренно завела досье секретного агента на Леха Валенсу, чтобы дискредитировать его и тем самым помешать присуждению Нобелевской премии мира 1983 года.

 

 

На этом можно было бы поставить точку в истории с «Болеком». Но нет, судебный вердикт только вдохновил некоторых исследователей на еще более тщательные поиски доказательств.

 

Кстати, сам Валенса не отрицал, что имел какие-то контакты со спецслужбами. Осенью 2003 года, на конференции ИНН, посвященной 25-й годовщине Solidarności, он снова услышал упреки в свой адрес. Тогда он рассказал следующее:

 

«Я несколько раз переживал тяжелые моменты. Один из них я имел в той моей борьбе в том комитете, когда состоялась встреча с Эдвардом Ґереком (Валенса как представитель забастовочного комитета Гданьской судоверфи принимал участие во встрече с тогдашним первым секретарем ЦК ПОРП Эдвардом Ґереком. — Z) […] на Следующий день СБ уже была у меня… Или Вы будете помогать, сотрудничать для восстановления Польши? — Буду сотрудничать. Поэтому от меня и требовали сотрудничества, но не аґентурної, я никогда не доносил на своих коллег. […] Были политические разговоры. Пока я сориентировался, это потривало несколько лет, где-то в 1976 году, когда я получил аргументы, что это не труд для Польши, что коммунизм не предоставляется на реформирование, то я на встрече — и это указано в документах — откровенно заявил: господа, никаких разговоров, никаких встреч, дверь вон там».

 

Но и на этом история не закончилась. 2008 года взрывается новая информационная бомба. ИНН издает книгу двух историков — Славомира Ценцкєвича и Петра Ґонтарчика — с говорящим названием «СБ и Лех Валенса. Причинок к биографии» (SB a Lech Wałęsa. Przyczynek do biografii).

 

В книге говорится о том, что Валенса таки был агентом с псевдонимом «Болек», который работал под руководством капитана СБ Эдварда Ґрачика. И что якобы будущий лидер Solidarności и президент Третьей Речи Посполитой передавал в 70-х годах своему куратору щонайрізнішу информацию, в частности о настроении в коллективе судоверфи. Авторы доказывают, что Валенса и доносил на своих товарищей, которые через это терпели преследования. Более того, Ценцкєвич и Ґонтарчик утверждают, что Валенса контактировал с ВБ и в 1980-1981 годах.

 

Однако за несколько лет уже сами сотрудники ИНП посчитали, что «акты Болека» могут быть фальшивкой. Исследователи Института установили, что функционеры из ВБ активно подделывали аґентурні документы. Даже было названо имя майора Адама Стилінського, который руководил фальшувальною группой. Известно, что эта группа имела в свое распоряжение образцы письма Валенсы со школы, с армии, с работы…

 

Поэтому вопрос о «Болека» фактически зависло в воздухе. Поскольку Лех Валенса больше не лез в большую политику, то и релевантность вопрос каждый раз уменьшалась. И вот экс-президент неожиданно снова проявил активность, он стал жестким критиком действующей власти, которая теперь принадлежала партии «Право и справедливость».

 

И в этом контексте стоит еще раз вспомнить скандал со «списком Мацєревича». Он закончился тем, что Сейм Польши при активной политической поддержке президента Валенсы выразил вотум недоверия тогдашнему правительству Яна Ольшевского.

 

А партия Мацерєвіча и Ольшевского тогда называлась Porozumienie Centrum. Среди основателей этой политической силы были и братья Лех и Ярослав Качиньские. Сейчас Антоний Мацєревич занимает должность министра обороны, а Ярослав Качиньский — должность лидера Пис и считается самым влиятельным лицом в стране. И один, и второй имеют достаточно причин не любить основателя Solidarności, а также достаточно сил, чтобы наказать его.

 

В январе этого года в ИНП был запланирован круглый стол, на котором Валенса имел бы в дискуссии с историками отстоять свою честь и достоинство в той истории с «Болеком». Однако он неожиданно отказался, прибегнув к не совсем убедительных отговорок.

 

И вот в момент, когда Валенса улетел в Венесуэлу по приглашению местных оппозиционных политиков, возникает скандал с архивами Кіщака. Директор Института национальной памяти Лукаш Каминский уже успел подтвердить подлинность документов.

 

«В личном деле Валенсы найдено папку, в которой — бумага с подписью о согласии на сотрудничество со Службой безопасности. Подпись: Lech Wałęsa «Bolek». В деле также, среди прочего, найдены подписанные тем же псевдонимом квитанции, подтверждающие получение денег», — рассказал Каминский.

 

С его слов, в деле выявлены также многочисленные доносы тайного агента, который работал под псевдонимом «Болек», а также записи сотрудников службы безопасности, сделанные после встреч с этим агентом. Материалы состоят из двух частей: личное дело Валенсы на 90 страниц и документы, которые касаются сотрудничества с ним, — еще 279 страниц. Документы датированы периодом с 1970-го до 1976 года.

Сам Лех Валенса уже успел отреагировать из Венесуэлы на последние события. Он написал на своей странице на сайте микроблогов wykop.pl: «Не может быть никаких материалов относительно моего сотрудничества. Если бы они были, то не было бы нужды их подделывать».

 

А впоследствии появилось сообщение от Валенсы с намеком на некий таинственный персонаж:

 

«Меня не смогли сломать в декабре 1970, я не сотрудничал с СБ, я никогда не брал деньги, никогда не делал устных или письменных доносов. Я сделал ошибку, но не такую, я дал слово, что не назову его, не буду раскрывать, не сейчас, еще не сейчас. Разве что раскроют его другие. Еще живет человек — преступник, который должен раскрыть правду, и я рассчитываю на это… Верю, что правда себя защитит».

 

Что это за персонаж, откуда он, где сейчас? На эти вопросы в польской прессе пока что не прозвучало ответов. Следовательно, история становится еще таємничішою.

 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*