Тайное – явным. Путеводитель европейскими архивами

Общество

Какие документы коммунистических спецслужб можно найти в европейских архивах, что и о ком они могут рассказать и как с ними ознакомиться — об этом в новом издании «Документы коммунистических спецслужб в Европе: путеводитель сетью архивов», которое сегодня, 22 июня, презентуют во Львове.

 

 

«Очень часто историки чувствуют себя в архивах, как человек с завязанными глазами в темной комнате. Они там бродят и что-то ищут. Это справочное издание для тех, кто хочет больше узнать о том, что по себе оставили коммунистические спецслужбы в архивах стран Центрально-Восточной Европы. В путеводителе рассказывают о сами архивы, их сборники документов, расписано, в каких фондах и коллекциях они сосредоточены, включительно с самыми сокровенными оперативными документами. И что очень важно — в путеводителе расписано, какие права имеют заявители на доступ к материалам и их распространение, ведь законодательство разных стран различается между собой», — рассказал «Z» директор Национального музея-мемориала «Тюрьма на Лонцкого» Руслан Забилый.

 

Тема особенно актуальна для Украины, несмотря на то, что 21 мая 2015 г. вступил в силу закон Украины «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов», согласно которому вводится свободный доступ к архивам и передача их из-под ведомств силовых органов Отраслевого государственного архива Украинского института национальной памяти (ОГА УИНП).

 

Разговор с редактор украинского издания Олеся ИСАЮК, научной работницей Центра исследований освободительного движения об особенностях издания, о том, для кого оно, и как может помочь, в частности, украинским историкам.

 

Олеся ИСАЮК:

 

АРХИВ — ЭТО БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

 

 

— Госпожа Олеся, как возникла идея путеводителя, и чем он должен быть полезен украинскому пользователю?

 

— Идея возникла после ознакомления с ориґіналом сборника. Его подготовили в результате сотрудничества между организациями, которые входят в Европейскую платформу памяти и понимания. Это, в частности, Польский Институт национальной памяти, Институт исследования тоталитарных режимов и другие. Платформа объединяет несколько восточноевропейских стран, которые в той или иной степени имеют потребность разобраться со своим постсоветским наследием, в том числе и с документальными архивами. Учитывая, что Украинский институт национальной памяти тоже стал партнером Платформы, возникла идея переиздать путеводитель и на русском языке.

 

В Украине есть огромные массивы архивов бывших спецслужб и гражданских органов коммунистической системы, и с ними что-то надо делать. Ведь речь идет о рассекречивании, проработка и создание условий доступа для всех желающих к огромному массиву документов. В этом контексте путеводитель может быть очень полезным, ведь нам надо знать, что делать. Чтобы не изобретать велосипед, лучше посмотреть, как это произошло в других странах, в частности у наших соседей.

 

Путеводитель, кроме пользы для специалистов, имеет очень практическое применение. Человек, который имеет потребность найти информацию в иностранных архивах, теперь будет четко знать, какие документы где могут быть, какие требования надо выполнить, чтобы с ними ознакомиться, какова процедура и тому подобное. Это поможет как минимум не ездить дважды. Ведь часто всей нужной информации в Интернете просто нет.

 

Документы в иностранных архивах, в принципе, открыты для всех, но есть определенные «но». Например, кто-то не хочет, чтобы его имя фіґурувало в деле. Это возможно, ведь человек, если это не виновник преступлений против человечества, имеет право на охрану личных данных. Как это решено, например, в Чехии? Заинтересованному лицу дают документ, с которым она хочет познакомиться, но при этом закрывают имена конкретных людей. Отдельные, упрощенные процедуры существуют для бывших жертв спецслужб или для их родственников.

 

В Германии, к примеру, надо учитывать, что процедура получения документов может быть несколько растянута во времени. Все объясняется очень просто: документов невероятно много, работников архивов не очень много. Поэтому это объективно, что они требуют времени.

 

— Для кого путеводитель будет полезен: для рядовых жителей или ученых?

 

— Он больше для людей, которые постоянно профессионально работают с документами тоталитарных режимов. Прежде всего это ученые, общественные активисты, те, кто занимается поиском следов людей. Авторы, переводчики и редакторы старались сделать этот путеводитель максимально доступным, но все же в нем есть специальная терминология, нормативы, которые более понятны специалистам. Некоторые разделы богатые аббревиатуры, особенно это касается разделов о польские архивы. Такова реальность, и часто ее просто надо описать общепринятыми терминами. Но это делает путеводитель более комфортным для специалистов, а также для тех, кто силой обстоятельств является практиком в этой сфере.

 

— Госпожа Олеся, а насколько полным является этот путеводитель, если учитывать весь документальный наследие коммунистического режима? Как выбирали учреждения, которые войдут в путеводитель?

 

— Речь идет не о определенные музеи, учреждения или центры, где хранятся документы. Речь идет о архивные сборники, которые остались после падения тоталитарных режимов. Соответственно, берем определенную страну, а тогда уже учреждение, которое осуществляет надзор и управление документами. Мы понимаем, что иногда в распоряжении такого учреждения может быть не 100% документов. Какая-то часть может быть в другое учреждение. Но если это архив, который максимально полно проработан, он входил в сборник.

 

Поскольку я была редактором переводной версии, то, очевидно, работала с тем текстом, который получила. Ориґінал путеводителя вышел 2013 года. Цель была в том, чтобы максимально полно описать наследие, которое имеем, но сделать это максимально лаконично. В сборнике есть также истории, как архивы открывали, формировали и прорабатывали. Прилагается к этому практические моменты, условия, необходимые документы, сопутствующая библиография тому подобное. Мы хотели в максимально сжатой форме рассказать как можно больше: что где лежит, как выглядит, как к нему добраться и тому подобное.

 

— Много документов тоталитарных режимов ХХ века удалось сохранить различным европейским странам?

 

— На самом деле все банально: все зависит от того, сколько времени должна была тоталитарная власть, чтобы сориентироваться в том, что она сыплется, и чтобы уничтожить следы своей работы и показания против себя. Возьмем, например, Восточную Германию, где все процессы произошли довольно стремительно: там сохранилось сравнительно много документов. Если, скажем, речь идет о Румынии, где падение коммунизма сопровождалось вооруженным противостоянием, то сохранить удалось не так много. Неплохие архивы польши, где передача власти проходила довольно спокойно. Но мирный процесс требовал времени, а это означает, что это время спецслужбы использовали для уничтожения документов.

 

Но вопрос не только в том, что удалось сохранить. Работы с документами даже через много лет после падения тоталитарной системы есть очень и очень много. Не все описано и изучено. Иногда материалы частично уничтожены, и их восстанавливают. Есть очень интересный пример Германии: коммунистические спецслужбы, уничтожая документы, измельчили их специальным прибором. Немцы решили не выбрасывать, а сохранили в специальных мешках. И сейчас благодаря специальной технологии восстанавливают такие документы.

 

— Как Вы как специалист оцениваете процесс открытия архивов в Украине?

 

— Как историк однозначно положительно это оцениваю. Коммунистические архивы уже давно должны были открыть. Во-первых, судьба очень многих людей до сих пор остается невыясненной. Этот период в истории оставил по себе очень много вопросов даже на уровне семейных историй. Единственный шанс все выяснить — идти в архив.

 

Во-вторых, архив — это бомба замедленного действия. Если они под чьим-то контролем, есть соблазн им воспользоваться. Если общественность не имеет возможности до них добраться, это создает нездоровую атмосферу. Единственный путь избавиться от спекуляций — открывать архивы для всех, что сейчас и происходит.

 

В-третьих, мы в Украине имели несколько ненормальную ситуацию, когда архивы были в ведении спецслужб. Спецслужбы следят за внутреннюю безопасность, границы, отслеживают деятельность враждебных государств. Это все априори тайная и закрытая деятельность. Зато информация, которая есть в архивах, должна быть максимально открытой. Многим документам по 40-50 лет, и фигуранты уже пожилые люди или их давно нет среди живых. Вопрос: зачем спецслужбе лишние хлопоты, а обществу лишние риски? И еще один аргумент за открытость архивов — возможность исследователей там работать: верифицировать информацию, делать выводы, опираясь на факты, а не придумывая их.

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*