Василий Шкляр: Не имеют права потомки пришельцев оскорблять мою Нацию

Общество

Роман Малко

На автограф сессию до Василия Шкляра, нынешнего лауреата Шевченковской премии, который так и не получил награды из рук президента, пришло так много поклонников, что немалое помещение книжного магазина «Є» на Подоле, едва смогло вместить всех желающих. Очередь за автографом растянулась на добрый час с хвостиком. Даже не хватило книг.

Впрочем, такое внимание не должно удивлять. Несмотря на перипетии связанные с отказом Шкляра получать Шевченковскую премию, пока Табачник руководит украинским образованием, и последующей реакцией на него президента, заинтересованность автором, который посмел ставить условия самому Януковичу закономерный.

Прежде, чем раздавать автографы, Василий Шкляр в нескольких словах описал ситуацию со своим демаршем и рассказал, как относится к всех тех сплетен, которые сейчас распространяются «доброжелателями».

Комментировать все глупости он не стал, но озвучил несколько интересных версий появления своего романа. Одна из них касается Анны Герман. Шкляр пошутил, что на самом деле книгу написала именно она, но из-за того, что не могла поставить на романе свою фамилию, потому что ее бы не поняли, сделала мистификацию и попросила известного автора подписаться вместо нее. Еще одна версия указывает на то, что эта рукопись был похищен у одного погибшего петлюровца и Шкляр его только напечатал. И самая интересная легенда, конечно, семейного происхождения. Рукопись романа, мол, написал дед Шкляра, а внук, то есть сам Шкляр, его немного осовременил. Какая из этих трех историй рассказанных автором является более правдоподобной, решать любителям сенсаций.

Впрочем, если серьезно, то, как отметил Василий Шкляр, на самом деле то, что началось вокруг его романа, говорит лишь о его художественных достоинствах. И это правда. Многих литераторов и критиков испугало то, что в этой книге впервые называются вещи своими именами. Здесь нет эвфемизмов и многие поняли, что эту книжку надо, или унизить или сжечь все то, что писалось до того.

«Когда я делал это заявление, о переносе вручения мне премии», — говорит автор, и начал эту борьбу», — мне позвонил брат и сказал, ты так глубоко вошел в образ Черного Ворона, что и до сих пор не можешь из него выйти. Ты все воюешь и воюешь. Я сказал так. Я, как Черный Ворон веду свою личную войну. Моя армия проиграла. Затем она возродилась в УПА. И тоже казалось, что сражение было проиграно. Но, на самом деле, она вышла победителем. Дело украинской армии воплотилась в нашу независимость. Сейчас, в этих условиях, я веду свою личную войну. Как самурай. Но оказалось, что я совсем не одинок, меня поддержали практически все лауреаты шевченковской премии и сказали, что все это будет продолжено. Они готовы стоять со мной до конца. И сегодня они написали письмо президенту, где требуют встречи. Под письмом подписалось всего 70 человек, и первыми стоят фамилии восьми Героев Украины. На встрече с президентом они будут ставить вопрос о том, что с украинской культурной интеллигенцией, с творческой элитой надо считаться. Хватит плевать нам в лицо. Не имеют права потомки пришельцев оскорблять мою Нацию.»

После автограф сессии, пользуясь случаем,«Неделя» задал автору несколько вопросов.

— Когда ваш роман выдвигали на соискание Шевченковской премии вы говорили, что для вас важнейшим является сам факт признания холодноярских повстанцев героями. Задание выполнено? Признание состоялось?

— Конечно. Даже результат превзошел мои ожидания.

— А почему именно Табачник стал вашей мишенью. Почему не кто-то, кто сидит выше?

— Табачник ныне стал символом всего зла, украинофобства. А почему не выше? Ну я не титан, я ставлю себе реальную цель, и я ее достигну.

— Владимир Яворивский на одном из телеканалов высказал мнение, что вашему примеру должны последовать все лауреаты Шевченковской премии. Но никто из них этого не сделал. Сейчас же вы сообщили, что большинство из них подписали письмо президенту с требованием встретиться и обсудить ситуацию в стране. Не поздно?

— Яворивский обращался к тем людям, которые в этом году получили премию. Но это очень тяжелый шаг отказаться от определенной суммы. Я понимаю тех людей постарше и совсем не осуждаю. Им пора подумать не только о лекарствах, но и, извините за цинизм, о Лычаковское кладбище. А кому и о Байковое. Там же для шевченковских лауреатов дают место.

— Как продвигается дело со съемками фильма по мотивам «Залишенця»? Скандальная ситуация вокруг книги по вашему мнению будет полезной для фильма? Уже кто-то позвонил, предложил помощь?

— Конечно, для фильма эта ситуация только на пользу. Очень много людей готовы давать деньги. Люди спрашивают про счет куда можно перечислить пожертвования. Счет есть и можно их перечисление. Кроме того я сейчас регистрирую фонд «Холодноярская республика». К сожалению, это немного длительный процесс, но в результате можно будет упростить организационные моменты и избежать лишних налоговых затрат. Когда все будет готово, мы с настоящего счета перебросим деньги на фонд и процесс пойдет. Думаю, все в итоге будет хорошо. Потому и из России уходят деньги. Вот что меня очень радует. Из России, Израиля. Как бы от этого кое-кому не было обидно, но наш фильм еще и Израиль финансирует.

— А перевести роман на русском вам не предлагали?

— Сами российские издательства не предлагали. Ибо они даже за мои предыдущие произведения платили гонорары, но когда вчитувались в договор и понимали, что не имеют права продажи на территории Украины, книг не издавали. А этот роман, предлагали издать в Украине и забрасывать им Донбасс и Крым. Но я пока не соглашаюсь. Думаю, что кто захочет прочитает и украинском. А дальше — жизнь покажет.

— Режиссера для фильма вы уже нашли. Есть какие-то договоренности?

— Режиссера в Украине очень трудно найти. Оборванная традиция, нет практики. На конкурс нам несут короткометражные и документальные фильмы. Рискованный такой выбор. А мы не имеем права на риск. Ибо собрать с народа деньги и снять что-то посредственное, серое, это будет просто преступление. Я подумал про Гофмана, с которым у меня уже сорвался один проект. Ежи Гофман заинтересовался, когда ему предложили. Правда, сказал, что занят до сентября месяца, а до того времени попросил написать синопсис (краткий сценарий) и тогда будем решать дальше.

— А если пойти на авантюру и предложить, скажем Мелу Гибсону?

— Я когда-то смотрел на это со скептической улыбкой, но сейчас, многие эксперты говорят, что Черный Ворон может Мела Гибсона вывести из депрессии. Поэтому, все возможно.

P. S. Реквизиты расчетного счета на съемки фильма по роману В.Шкляра «Залишенець»: Получатель: Шкляр В.М. Банк: Приватбанк, номер р/с 26202601729257 МФО: 305299 ЕГРПОУ: 14360570 Назначение платежа: благотворительный взнос.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*