Вертеп без Мойши: за и против

Общество

…Гутен морген. Я к вам. В лучшее для вас время. Мо’ згендлюю, Мо’ сторгую. Все меняю, все покупаю. А что надо, то продам, ибо я имею хороший товар”.

Наверное, каждый догадается, кому принадлежат эти слова в вертепном действе. Конечно, Ростовщику — сообразительному, экономном, умном, веселом, ну и, чего греха таить, хитренькому.

Можно ли представить современный вертеп без Мойші и его верной жены Суры? “Нет, — ответит не один украинец. — Потому что он добавляет действу такого колорита, такого заряда!”

“Это устаревший образ, архаическая фигура, что может травмировать человеческие души. Не бойтесь расстаться с ним”, — с таким призывом к общественности недавно выступило руководство Украинского католического университета.

Почему режиссеры вертепного действа должны отказаться от образа Жида? Подискутировать на эту тему мы пригласили Мирослава Мариновича, ученого, публициста, проректора Украинского католического университета; Вадима Скуратовского, историка, литературоведа, публициста, доктора искусствоведения, академика Национальной Академии искусств Украины и народного артиста Украины Богдана Бенюка.

Жид — плохой, а мы — “пушистые”

Господин Мирослав, обращение Украинского католического университета, под которым подписались и вы, вызвало бешеную дискуссию в обществе. Почему мы должны отказаться от образа Еврея в современном вертепе?

— Никто не вынужден, — говорит проректор Мирослав Маринович. — Я просто хочу, чтобы в течение десяти лет люди присматривались к этому образу, взвешивали, действительно ли он им настолько необходим. Если окажется, что можно отказаться, то обійдімося. Вот мое предложение. Для кого этот образ ужасно важный — оставьте. И пусть эта мысль работает у вас внутри. И пусть работают аргументы.

Какие?

— Обижает нас, украинцев в России называют “хохлами”, а об Украине говорят “Хохляндия”. Вероятно, что это неприятно. Если мы ожидаем, что в России, Польше или среди евреев будет меняться отношение к нам, то и сами должны менять некоторые символические моменты.

Нет, не говорю, что мы должны любить евреев, подчиняться им. Лишь хочу сказать: давайте думать, заботимся о свой духовный мир.

Но образ Жида в вертепе не является таким уж и плохим! Он умный, сообразительный, скромный, вот только патологически любит деньги. Но кто же их не любит?!

— Могу предположить, что есть вертепы, где этого персонажа подают так, как вы говорите. Но мой опыт свидетельствует: в этом образе прежде всего стремятся показать коварство, хитрость, зло. То зло, которое разлагает христианскую общину. Если бы это был лишь образ сообразительного, умного героя, не было бы такого обращения.

Вертеп — это народный фольклор. Выбросить Жида из него — это все равно, что вычеркнуть строки из народной песни!

— Здесь с вами не соглашусь. Три года назад у нас, в Украинском католическом университете, возник ректоратський вертеп. Понятное дело, там не было образа Жида. Но существовала библейская сцена, все барочные противопоставление добра и зла. В вертепе был Ирод, Смерть, Черт.

Ни один человек, повторяю — ни одна не подошла и не сказала: “Слушайте, и что вы сделали такой несовершенный вертеп. Здесь нет образа Жида. А без него нет ничего, все блеклое”. Кричали только “браво”. Весь университет хохотал, когда наш отец Борис Чертиком бегал залом и имитировал различные комические сцены. Потому что видеть отца-ректора в виде Чертика — это что-то новое, особенное. Все смеялись. Мы ходили вертепом не только в УКУ, но и городом. Ни один человек не заметила, что нет образа Жида.

Вы его кем-то заменили?

— Нет, мы его просто не включили, потому что представляли борьбу добра и зла так, как это понимаем. Разве когда нет Жида в вертепе, то нет библейского сюжета?! Не существует этой зависимости.

Господин Маринович, когда вы предлагаете вместо образа Жида “найти новейший персонифицированный образ ростовщичества, сребролюбия, коррупции, подкупа и коварства”, то что имеете в виду? Представителей нынешней власти?

— Имеется в виду то, о чем сейчас говорят люди, в чем видят причины бед. Во власти, коррупции, несолідарності? Почему в вертепе не показать тех образов, которые нам портят жизнь? Для того его и создавали когда-то, чтобы люди могли увидеть в нем то, что мешало им жить.

Рождество — это обновление, новый дух, это период, когда любовь должно вступать в душу. Итак, через вертепное действо мы должны становиться лучшими, должны понять, в чем наши беды. Все это, как правило, отсутствует. Зато есть образ, который нам говорит: “Нет, это не ты виноват в своих бедах, а Жид виноват. Посмотри, тут коварно сделал, там — коварно, а я что? Я — добрый, потому что я с Христом. А он, чужой, мне портит всю жизнь”. Вот почему такой “дорогой” этот образ для нас. Потому что мы при нем есть очень добрыми и пушистыми.

В современных вертепах есть еще и образ Москаля. От него тоже следует отказаться?

— Да. Не надо искать причины своих несчастий в чужинцях. Потому что мы сами виноваты в своих бедах. Кто нам мешает быть в единстве — жид или москаль? А может, каждый украинец должен признаться сам себе: я просто не люблю ближнего своего, ибо он мне подозрительный, выглядит странновато, не могу с ним быть в одной партии. Висміюймо это.

“Я и в этом году буду Жидом”

Богдан Михайлович, роль Жида в вертепе вы выполняете просто великолепно. Имела честь лицезреть вашу игру. Но готовы “распрощаться” с этим образом? — спрашиваем народного артиста Украины Богдана Бенюка.

— Спасибо за комплимент. Ужасно уважаю профессорско-преподавательский состав Украинского католического университета. Но мне кажется, что в чью голову пришла идея изъять образ Еврея, то в этой главе она должна была бы и остаться.

Сторонники изъятия этого персонажа из вертепа говорят, что образ Еврея унижает евреев…

— Вертеп имеет набор определенных персонажей, которые уже веками существуют. Если идти таким образом, как предлагают авторы обращения, тогда нужно всех персонажей менять. Думаю, это не работа ни ученых, ни священников.

Если вам и этого года предложат такую роль в действе, вы согласитесь?

— А я и буду ее выполнять. Когда актер за какую-то роль берется, он должен сделать так, чтобы она была позитивной, интересной и запоминалась. Всем стоит задуматься, почему украинский народ взял в вертеп именно этих персонажей, а не других. Это же неслучайно. Мне кажется, что все образы должны и дальше быть в традиционном украинском вертепе. Потому что если все запрещать, то тогда нужно запретить и колядки.

“Образ еврея из “Гайдамаков” — тоже долой?”

— Изъять персонаж Жида из традиционного украинского вертепа? Что же тогда будем делать с образом еврея в “Гайдамаках” Тараса Шевченко или с образом еврея в “Тарасе Бульбе” Николая Гоголя? — рассуждает Вадим Скуратовский. — Тоже изымать их? Простите, но вертеп — это производная не просто с украинского средневековья, а с украинской досучасної истории. Думаю, эти образы не надо изымать, а только юмористически смягчить.

Что имеете в виду?

— Образ Еврея в вертепах не должен быть агрессивно акцентированным: можно обойтись без гротеска, без излишне длинного еврейского носа, гаркавлення. Надо выдвигать на первый план действительно неплохие черты представителей этого этноса, как умение зарабатывать деньги, экономить. Потому что значит выбрасывать? Это же наивная цензура… нельзя задним числом изменить фольклор.

Я вам объясню, почему в традиционных вертепах имеем негативный образ Еврея. Евреи пришли сюда с польско-литовской государственностью. Наш крестьянин пахал землю, а товарно-денежные отношения были в руках пришельцев. Представителями польских аристократов на местах были “маленькие профессионалы”, жиды. Да и что им оставалось делать? Надо было с чего-то жить. Когда евреи мигрировали на восток из Западной Европы через патологический антисемитизм там, то земли здесь не имели. Поэтому евреи занимались в основном ростовщичеством.

Украинец “ссорится” с польско-литовской государственностью, потом — только с польской, ненавидит ее. И аристократов не видит, а все свои беды связывает с их представителем на местах — евреем. Отсюда фактически и еврейский геноцид времен Хмельнитчины. Инерция тех конфликтов остается. Потому что массовое сознание обязательно ищет кого-то виноватого.

А можно ли заменить образ Жида в вертепе каким-то современным прототипом? Вот, например, представителями власти, которые ежедневно обманывают свой народ?

— Как на меня, это очень опасно. Дело в том, что среди украинских коррупционеров сегодня немало господ с еврейскими фамилиями. И хоть их не будут называть евреями, но все равно натякатимуть на соответствующее корни современного коррупционера.

Согласны ли вы с авторами обращения, высмеивать Жида в вертепах нельзя еще и потому, что вся Святая Семья имела еврейское происхождение?

— Это настолько сложная проблема, что ее смогут понять только со временем. В общем не надо бросать камни в представителей этого этноса. Он очень натерпелся во время Второй мировой войны. Кроме того, Украина должна избавляться от антисемитизма вслед за Западной Европой. Не время ссориться. Смотрите, что делается в России. В глубинах соседней цивилизации очень тяжелые сюжеты “нагреваются”. Собирается баллотироваться в президенты некий господин Миронов. Это — второй Гитлер. Уже раздаются призывы: мол, жаль, что Адольф не довел все до конца. Так что не будем брать пример с российского черносотенства. Ставмося лояльно ко всем этносам.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*