Виктор Суворов: “Гитлер опередил Сталина на две недели”

Общество

Известный писатель рассказал “Експресові”, сенсационные факты о Второй мировой войне замалчивают историки

9 мая в Украине снова бушевали страсти. И с красными флагами, громкими митингами, акциями протеста вряд ли кто-то особенно задумывался над самим событием — тем, что на самом деле происходило в 1941-1945 годах…

Более четверти века эту тему исследует авторитетный писатель-историк Виктор Суворов, который живет в Бристоле (Англия) и преподает в одной из военных академий. Ему удалось найти оч-чень интересные факты…

Что было в тайных пакетах?

Господин Суворово, вы не в одной своей книге утверждаете, что Сталин готовил нападение на Германию. И даже называете точную дату…

— Так, это 6 июля 1941 года, на который была запланирована операция “Гроза”. Однако Гитлер опередил Сталина на две недели и нанес удар 22 июня…

Знаете, российские историки настаивают на том, что Красная армия во время Второй мировой войны освободила Европу от коричневой чумы. И те же российские историки со всем красноречием пытаются доказать, что Красная армия не хотела нападать на Гитлера. Получается: “Мы освободили Европу от фашизма, но мы того не хотели. Это произошло случайно”. Представляете, “освободители” поневоле! (Улыбается).

Ну, а Сталин особенно не скрывал своих истинных намерений. Например, 5 мая 1941 года на приеме выпускников военных академий он вышел и сказал, в принципе, открытым текстом, что готовится наступление на Германию. Эта речь много десятилетий была секретной, и, безусловно, ее не публиковали. Как и чрезвычайно секретную директиву от того же числа, где объявляли боевую готовность…

Советский Союз еще в августе 1939 года развернул мобилизацию. Она постепенно набирала силы, и в 1941-м наступила последняя фаза: 13 июня началось крупнейшее в истории перемещения войск. Были тайно развернуты семь армий, они начали свое выдвижение из Забайкалья, Сибири, Поволжья, Северного Кавказа — на западные границы. Причем это был второй стратегический эшелон, а еще существовал первый — 16 армий! В приграничных районах уже сосредоточено огромное количество авиации, а также развернули склады с сотнями тысяч боеприпасов…

Кое-кто скажет: “А что здесь такого? Сталин готовился отразить агрессию Гитлера, вот и подтягивал войска к границе…”

— Знаете, это как в теннисе. Если вы ждете удара от противника, то отступаете как можно дальше. Тогда вы видите, куда летит мяч: направо, налево — и можете вовремя среагировать. А если вы стоите возле самой сетки, то не сможете добежать до мяча и отбить его. Другое дело, когда вы хотите влупить по противнику. Тогда делаете рывок к сетке и наносите удар, который тот не может отбить… Так действуют не только в спорте, но и на войне. Все указывает на то, что Сталин готовил наступление!

А что за секретные пакеты “в случае войны” хранили в сейфах советские командиры?

— Это так называемые “Красные пакеты Букв М”. После войны маршал Василевский приоткрыл тайну, что в них было. Он говорил: “Это неправда, что у нас не было планов. Были! Только их невозможно было использовать в той ситуации, которая сложилась 22 июня 1941 года”.

Подождите, господа, как это так — “невозможно использовать”? То есть мы готовимся к обороне страны, составляем соответствующий план (и делает это не кто, а великий гений — маршал Жуков). Вот немцы напали, а наши планы невозможно использовать? Это же нонсенс!

И действительно…

— Представьте себе, Богдан Владимирович, мы с вами составили план борьбы с пожаром — гениальный план. Только у него есть один недостаток: когда возникнет пожар, этот план невозможно будет использовать. Что это за глупость? (Улыбается) . Значит, в “красных пакетах” лежали не планы отражения противника, а планы нападения!

К слову, в марте 1941 года напечатали топографические карты Германии. У меня они тоже есть — качество очень высокое. Перед войной их вагонами перебросили к западной границе. Однако карты так и не понадобились… Зато карт Советского Союза в нашей артиллерии, наших летчиков, у наших командиров не было! А если и были, то немного и плохого качества. Это также указывает на то, что готовились воевать не на наших просторах, а в Германии.

Как и такой интересный факт: 29 мая 1941 года в Москве вышел Краткий русско-немецкий разговорник, а 5-6 июня его печатали уже в Ленинграде, Киеве, Одессе и тому подобное. Вы думаете, там есть хоть слово об обороне, нет — все о наступление. Вот, например, названия разделов: “Захват железнодорожной станции разъездом или разведывательной партией”, “Захват и предварительный опрос пленного”, “Ориентировка нашего парашютиста”… Неужели эти словарики выдали, чтобы наши солдаты общались с крестьянами на немецком где-то в российской глубинке?!

Кстати, тогда к наступлению на Германию готовилась и пропаганда. Например, однажды я купил советский плакат 1941 года — “Боевой карандаш №1”. Он призывает уничтожить фашизм и т. д. Однако ни слова о том, что немцы на нас напали! И таких плакатов — что надо освободить Европу от коричневой чумы — у меня целая коллекция. То есть наглядную агитацию готовили задолго до нападения немцев. Скажем, знаменитый плакат Ираклия Тоидзе “Родина-мать зовет!” был опубликован в марте 1941 года. Бе-ре-снимают!

Еще же были созданы песни, которые после 22 июня пришлось забыть, ибо они совсем не отражали обстановку, сложившуюся после нападения Гитлера…

Зачем нам миллион парашютистов?

А почему перед войной разрушили так называемую линию Сталина, которая могла остановить наступление немцев?

— Мне также интересно. (Улыбается) . “Линия Сталина” — это 13 укрепленных районов — от Балтики до Черного моря. Каждый имел 100-180 километров по фронту и 30-50 километров вглубь. Здесь были и пулеметно-артиллерийские батальоны, артиллерийский полк и танковый батальон… УРи были сложные подземные железобетонные помещения, где можно было спрятать госпиталь, электростанции, узлы связи и прочее.

Однако перед войной ее разоружают и уничтожают! Мол, будем строить на новой границе так называемую линию Молотова. И зачем было ломать то, что уже создали? Ведь два замки на дверях лучше, чем один, не так ли?! В действительности же “линию Сталина” разрушили, потому что она мешала тайно передвигаться большим массам советских войск к германским границам…

Еще один интересный факт: сначала мосты от западной границы до Днепра специально заминировали, а потом, буквально накануне войны, их вдруг приказали разминировать. А, взорвав мосты, можно же было остановить блицкриг немцев! Кроме того, следует сказать, что в СССР осенью 1939 года неожиданно расформировали партизанские отряды, оружие у них изъяли, а секретные укрытия и хранилища уничтожили.

Какие там партизаны, нам нужны были воздушно-десантные войска! Их готовили для заброски в глубокий тыл противника. В ходе оборонительной войны никого никуда забрасывать не надо (имею в виду — массово), другое дело — во время наступления. Так вот: в Советском Союзе было в 200 раз больше десантников, чем во всех странах мира! Подготовили миллион парашютистов, на что ушли колоссальные деньги. Однако вся эта армия не понадобилась, ибо Советскому Союзу после 22 июня пришлось обороняться.

Вы пишете в одной из книг, что перед войной в СССР, в западном направлении, активно строили железную дорогу. Это тоже, по вашему мнению, свидетельствует о подготовке к наступлению?

— Да. Было аж десять таких направлений и ровно столько же —железнодорожных бригад. Не подумайте, что речь идет о “бригаду шабашников”, бригада — это воинское соединение, которое возглавляет полковник или генерал-майор. Это несколько тысяч человек! И никто не скрывал (у меня огромный архив на эту тему), что они готовились к “перешивки” узкой западной колеи на широкий советский стандарт. Поставлять армии, что ушли далеко вперед (а это всего 200-300 тысяч с танками, артиллерией и т. п), можно же только по колее…

И вот, когда немцы напали на СССР, нам пришлось спешно ломать свою железную дорогу. Напрашивается вопрос: почему этого не сделали перед войной, если готовились к обороне? Вот взяли бы в Западной Украине, скажем, на 300 километров разобрали железную дорогу (оставив одну ветку для соединения с Германией). Этим бы мы себя спасли! И никакого блицкрига, опять же, у немцев после того не могло бы быть.

Зато у нас расформировали Днепровскую военную флотилию…

— Это тоже очень интересный факт: до войны у нас не только были заминированы мосты, а и существовала речная флотилия. Тогда главную водную артерию Украины еще не испортили водохранилищами, поэтому были острова, притоки, рукава… Это очень хорошее место для укрытия кораблей. То есть, если немцы наводят где-то переправу, Днепровская флотилия сразу действует. Там было 120 боевых кораблей и катеров (а еще собственная авиация, береговые и зенитные батареи), которые могли ночью выйти, разгромить вражескую переправу и вернуться назад, снова скрыться. Или просто вывезти морские мины, пустить их по течению (а она тогда была очень сильной), и “рогатый” доплывет до понтонного моста и подорвет его.

Однако флотилию в июне 1940 года расформировали! То есть полностью открыли этот фронт, после чего немцы форсировали Днепр, после чего они захватили Харьков (там, кстати, был самый мощный танковый завод, который производил лучшие в мире танки — Т-34), здесь же у нас — и Донбасс, а дальше — выход на Северный Кавказ и т. д., и т. д.

Все открыли!

— Так, все. Давайте посмотрим, а что стало с той Днепровской флотилией дальше? Ее разделили на две, часть вывели в Дунай. Ну кто будет нападать на Советский Союз через дельту Дуная? Никто! Зато, если эту флотилию, используя в наступательной войне, бросить вверх по реке — 130 километров, то будет возможность перекрыть стратегический мост в районе Черновади, через который румынскую нефть подают немцам. А дальше можно было продвигаться на Вену. Вот что на самом деле готовил Сталин!

Вторую часть Днепровской флотилии вывели к Припяти. Вы спросите — зачем? С 1940-го на 1941-й заключенные вырыли канал — Днепровско-Бугский — через него можно было выйти к Висле, а дальше — в реки Германии. Затем, в 1944 году, это все произошло! И бывшая Днепровская летняя флотилия дошла до Берлина. Есть даже снимки — советский военно-морской флаг у рейхстага… Все это готовили в 1940-ом. И все это обернулось против нас.

Официальные московские историки говорят: количество немцев была значительно большей и приводят цифры — 190 дивизий и 20 бригад. Независимые источники уверяют, что на самом деле немцы и их союзники румыны имели только 146 дивизий. Почему такое расхождение?

— Россияне специально увеличивают количество немецких войск, а Красной армии — преуменьшают. Особенно если речь идет про боевую технику. Иногда ее не просто умаляют, а вообще списывают со счета.

Взять, например, наиболее “устаревшие” танки — Т-26. Финляндия захватила их и использовала на протяжении войны против СССР. Запчастей не было, но финны воевали на Т-26 против Т-34 и КВ. Они и потом держали эту технику на вооружении — в 1946, 1947, 1948, 1950 и 1955 годах. И списали лишь в 1961-м, сдав в музей. Представьте себе: 20 лет после того, как Красная армия оставила в 1941 году Т-26, Финляндия держала эти танки на вооружении!

А для нас они “устаревшие”. Зачем их считать, когда речь идет о количестве войск и техники? Вот такие парадоксы допускают российские историки…

Почему “вождь” молчал две недели?

22 июня, после нападения Германии, обращение к народу сделал почему-то не Сталин, глава государства, а Молотов. Как вы это объясняете?

— Дело в том, что возникла совсем не предсказуемая ситуация. Говорю же, Советский Союз готовился к наступлению, а тут Гитлер наносит удар, которого просто не ждали. Сталину нужно было время, чтобы понять, что же происходит. Иосиф Виссарионович не мог ничего сказать народу, потому что он не имел что сказать. Вот и выставил вперед товарища Молотова: “Скажи хоть что-то”… И только через две недели раздумий, когда ситуация становится более-менее понятной, Сталин наконец обратился к советскому народу!

Это правда, что Иосиф Виссарионович сначала даже не захотел возглавить ставку Главного командования?

— Да. На этот раз он выдвинул Тимошенко, очень мощного полководца, толкового маршала, но… Семен Константинович был фигурой декоративной.

Представьте себе: командующий фронтов докладывал Тимошенко, после чего тот ехал к Сталину. За этими согласованиями марнувалось очень много времени, в течение которого обстановка кардинально менялась. Поэтому мы постоянно опаздывали: принимали одно решение, но оно не соответствовало ситуации, что заново состояла. Принимали следующее решение, а ситуация, пока ездили туда-сюда, снова менялась…

Поэтому Верховным Главнокомандующим с самого начала должен был быть Сталин. (Официально это произошло только 8 августа!). А в первые недели войны он активно уклонялся от выполнения этих обязанностей.

Почти как некоторые мужчины, которые не один год живут в браке…

— Именно так. (Улыбается) . Сталин знал: происходит катастрофа. И за эту катастрофу он не желал отвечать. Потом все и свалили на Тимошенко: “Вот ты не так командовал!” А на самом деле не так командовал Иосиф Виссарионович!

Вы постоянно говорите: “Сталин готовил наступление на Германию, Сталин хотел захватить…” Простите за наивный вопрос: а зачем ему была та Германия?

— Разверните “Краткий курс ВКП(б)”, который вышел в конце 1938 года. Товарищ Сталин пишет: социализм мы построили, индустриализацию провели, коллективизацию и культурную революцию также, а далее (в последнем разделе книги) ставится боевая задача: ликвидировать капиталистическое окружение! И это не просто красивая фраза — это был вопрос выживания СССР, которое нарушал еще Ленин (воздержусь от его многочисленных цитат, посвященных этой теме).

Вторая мировая война — это был этап для распространения коммунизма во всем мире. Однако планы, которые вынашивал Сталин, потерпели крах. Поэтому он, к слову, и не принимал 9 мая 1945 года Парада победы на Красной площади, поручив это Жукову. А для самого Иосифа Виссарионовича это была пиррова победа. И до 1964 года День Победы в СССР на государственном уровне — с парадами, демонстрацией военной техники, вручением медалей — не отмечали. Этот день даже выходным не был… И разве задумываются над этим те, кто сейчас размахивает на митингах красными флагами?

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*